vid
В случае с точными и естественными науками каждому ясно, что для овладения ими нужно много лет учиться, потом еще много лет работать и только после можно будет в них что-нибудь понять. А для того чтобы популяризировать эти науки, нужно еще обладать способностью доходчиво объяснять. С гуманитарными науками все не так очевидно. Многим кажется, что они легко могут понять литературоведение или, скажем, историю. Более того, многие необоснованно считают, что они в этих вопросах прекрасно разбираются.

Та же лингвистика, которую, кстати, только условно можно назвать гуманитарной наукой, привлекает такое количество безумцев, которое по определению не может привлечь, скажем, физика. Потому что, если некто выступает с какими-то глупостями про физику, то немедленно набегают десятки физиков или инженеров и, фигурально выражаясь, забивают его ногами. А если кто-то выступает с лингвистическими глупостями, то на двух лингвистов, которые приходят и говорят, что это полная чушь, находится тысяча человек из группы поддержки, которые говорят: “Да, да, наконец-то вы открыли нам истину, а академические ученые ее от нас скрывают и не рассказывают про истинные корни русского народа или про то, что все слова произошли от одного и того же слова”, или еще про что-то.

Лженаучные теории вроде креационизма, разумеется, возникают и в естественных науках, но даже в общественном сознании они воспринимаются скорее как маргинальные явления. С гуманитарными науками далеко не всегда так, и у публики теории Анатолия Фоменко или лингвистические выдумки Михаила Задорнова гораздо больше на слуху, чем опровержения, с которыми выступает академик Андрей Анатольевич Зализняк, даже несмотря на то, что они делаются на совершенно доступном и популярном уровне.