uuwaan
мж Пригласил вчера девушку встретиться в Москве. Она с радостью согласилась, но потом постепенно выяснилось, что:
— я должен заехать за ней на Планерную;
— у нее будет часа полтора между двумя деловыми встречами;
— с ней будет ее старшая сестра;
— меня, возможно, будут уговаривать участвовать с ними в <какая-то сетевая пирамида>.

Лучше бы она просто сказала: "Нет".
uuwaan
сны Дело было бы вроде в Одессе, хотя ни одного Одесского пейзажа я не видел толком. Вечернее время, солнце уже клонится к закату, а мы идем вдоль побережья, чтобы найти для себя место на песке, как назло плотно засиженном другими отдыхающими. Проходит довольно много времени, миновали порт, за которым цивилизация вовсе выключилась: это уже не город, а какое-то поле с травой по пояс, в котором мы внезапно находим еще один пляж, на этот раз полупустой. И расположен он не у моря — это какой-то водоем, о котором тем не менее известно, что он каналом сообщается с морем. Мы неторопливо раскладываем вещи на траве, попутно обсуждая, что не мешало бы придать ухоженности этому месту: покосить траву, оформить пляж, подвезя песочку... Тем временем солнце уже почти скрывается за горизонтом, и по каналу из моря приходит волна: „Прилив“ — слышу я за спиной. Следующая волна еще больше, она как небольшое цунами и приносит с собой гигантскую желтую рыбину, чем-то похожую еще и она моржа. Она, не теряя времени, пытается поужинать одним из плавающих в водоеме, но тому удается спастись. Я подбегаю к воде, чтобы получше рассмотреть происходящее, слыша за спиной фразы о том, как необходимо тут все обустроить, чтобы „такие вот“ не заплывали, и что „уже выехали“. Рыба почти выбралась на берег, когда человек шесть с баграми и веревками поймали ее. Рыба раззявила пасть и почему-то стало очень здорово видно внутренности ее пищеварительного тракта: из нижней части желудка у нее торчало человеческое туловище. Старый морщинистый мужик, с синими небритыми щеками, в белой фуражке и тельняшке, обагренной снизу, где он срастался с желудком рыбы. Он открыл глаза и с жалобным надрывом завел какой-то романс, слов которого я не запомнил совсем. Пока рыбина трепыхалась, его болтало во все стороны, било головой о стенки, но он не останавливался в своей песне...