• Колпашево На рынке, у входа в торговый павильон, я посмотрела вверх и увидела необыкновенно голубое, горячее небо, тяжело плывущее над башенкой из рыжего кирпича. И небо, и башенка, и слепящий блеск металлического листа, покрывавшего её крышу, напомнили мне край картины, которая уже могла быть перед моими глазами, когда я обнаружила себя в пустом тёмном кафе с видом на площадь.

    У прилавка с овощами и фруктами никого не было. На вбитых в доски гвоздях висели пакет и сумка продавщицы и рядом с ними – одинокая крошечная фигурка Санта-Клауса, повёрнутого ко мне спиной.

    Я купила лимон. Покидая рынок, я застала интересное представление. Крепкий загорелый мужчина, по пояс голый, с красивым улыбчивым лицом, развозил коробки и тюки с одеждой, не купленной в течение дня. Он остановился перед женщиной, долго и неловко отсчитывавшей из раскрытого кошелька двадцать или тридцать рублей, и стал забавными жестами и кивками выражать свою благодарность. Получив оплату за перевозку, он весело и естественно прижал нос к кошельку и быстро, по-собачьи, обнюхал его, словно в поисках затерявшихся денег, чем вызвал радостный смех и у женщины, и у девочек, сидевших на скамейке неподалёку. Мужчина и сам заулыбался своей шуточке и, довольный, счастливый, покатил заставленную коробками тележку дальше. Он ничего не говорил, на приветствия и обращения к себе кивал и по-детски улыбался. Какое-то время, чуть ли не до самого выхода с территории рынка, он толкал свою железную телегу впереди меня, так что я смогла разглядеть у него на спине тонкий коричневый шрам, царапиной спускавшийся за резинку синих спортивных штанов.

    Уже за рынком, на пыльной окраине дороги, я нашла побуревшую монету в двадцать рублей. На ней был указан 1992 год. С удивлением повертев монету на ладони, я бросила её обратно на землю. Возможно, до меня кто-то поступил точно так же.

Replies (0)