• Колпашево однажды Опускавшееся солнце поливало двор приятной, ровной желтизной; от метаний холодного, почти осеннего ветра вздувалась и шуршала потемневшая газетная бумага, прикрывавшая изнутри разбитое оконное стекло в моей комнате на втором этаже. С беспорядочно-навязчивым жужжанием летала муха. У меня разыгралось воображение, и я обнаружила себя неизвестно где. Опомнившись, я вернулась за письменный стол и ощутила странную грусть, которая прошла в одно мгновение, оставив после себя неясный осадок – воспоминание или томление о чём-то. Я ещё раз удивилась тому, как быстро всё меняется. Потом я поняла, что оставшийся неясный осадок – это душа неведомого стремления, побуждения к жизни, к чувствованию и порядку, к движению и покою. И я увидела сон наяву.

    Город, маленький и чистый, похожий на музей; цветные крыши, над которыми медленно проплывает тёмно-голубое, в редких облаках небо; мирно развевающиеся флаги; дороги из гладкого булыжника. Я сижу в кафе и смотрю сквозь стеклянную стену на серую каменную площадь, окаймлённую невысокими домами. В центре площади бьёт вверх единственная струя городского фонтана, очертания которого радуют простотой и точностью линий. Часть площади, между фонтаном и кафе, покрыта широкой тенью, другая часть площади, за фонтаном, залита бледным, но живым солнечным светом. На площади, как и внутри кафе, никого нет. Время остановилось между обедом и ранними вечерними часами. Я сижу за круглым, с отблесками лака, деревянным столиком, край которого почти касается стеклянной стены, и с унылой праздностью рассматриваю площадь, испытывая при этом самые разные чувства, за исключением беспокойства и гнева. На столике лежит городская газета, мало меня интересующая, но придающая, как мне кажется, особое настроение или даже вид писательского раздумья моему беспечному сидению. Возможно, для того же на столике стоит изящная белая чашка с нетронутым кофе. Я сижу в этом кафе достаточно давно…

    И вдруг я оказалась в комнате за письменный стол, с удивлением отметив, что жужжащая муха бесследно исчезла. Я попыталась удержать впечатление от пронёсшегося перед внутренним взором, но не сумела. Площадь, кафе – всё смазалось, утратив чёткость и плотность.

    За окном всё так же опускавшееся солнце поливало двор ровной желтизной. С улицы доносились громкие и грубые слова женщины, которую я почти не слышала и совсем не видела.
    ♡ recommended by @kran, @i-do

Replies (0)