• сон На уроках по изобразительному искусству, открывавших и завершавших учебный день, преподавательница, приятная молодая женщина, просила присутствующих нарисовать какую-нибудь страну в замаскированном виде, чтобы после устроить небольшой конкурс на угадывание. Из рисунков, принявших участие в этом конкурсе, мне запомнился только один. На нём была изображена группа молодых людей, с которыми я когда-то училась. За их спинами виднелись прозрачные морские волны и лёгкая небесная голубизна. Их ноги крепко стояли на прибрежном песке. Рисунок был выполнен талантливой рукой. Точность деталей и неожиданное сочетание красок вызывали восхищение. Судя по общему настроению изображённых молодых людей, на чистых, открытых лицах которых читались спокойствие, тоска, невысказанная боль и гордость, можно было предположить, что художник нарисовал Россию. Я подняла руку и произнесла: «Это Россия». Преподавательница отрицательно покачала головой. «Это Аурелия», – сказала она. «Аурелия? – подумала я. – Что это такое? Разве есть такая страна?» И без объяснений я вдруг поняла, что это островная страна, находящаяся где-то посреди океана, такая же таинственная, как Атлантида. Я попросила у преподавательницы разрешения перекрасить рисунок, и она позволила.

    Когда наступил вечер и в классной комнате не осталось ни одного учащегося, я стала наносить поверх рисунка свежий слой красок. Моё занятие казалось мне бессмысленным и отчасти кощунственным, однако обмакивание кисти в баночку с краской и мягкое, неспешное вождение по бумаге, оставлявшее цветной след, имели почти терапевтический эффект. Перекрашивая рисунок, я словно совершала магическое действие, которое должно было привести к чему-то чудесному…

Replies (2)