terine

Так кролик выглядит сейчас. Снимок сделан в Красноярске, на обратном пути от столбов. Там же, в Красноярске, наконец пристало имя — Грязнухин, поскольку, как выяснилось, кролик любит пачкаться. Быть может, я ошибалась и уличная жизнь во Владивостоке была выбрана им осознанно, а не по воле случая.

terine

Вчера получила из Владивостока посылочку с брошенкой внутри. Упакованный в чёрный пакет кролик оказался живым (на это я и надеялась). Неожиданностью же стало то, что кролик, несмотря на грязь, оторванное ухо и все те беды, что он пережил, – всё ещё приятный на ощупь и в целом довольно милый. Вчера вечером, после мытья и чистки, я отправила его сохнуть на батарею. Теперь осталось заштопать, хорошенько вычистить и постирать с порошком. И нужно дать кролику имя. Имя «Хан Ги» (буквально: одно ухо) не привязалось, как не привязались и другие корейские имена. Всё потому, что у этого кролика, худенького, жалкого, робкого, должно быть несуразное и вместе с тем ласковое имя. Корейские же имена звучат слишком торжественно. Трупик? Жухлик? Пылинка? Сахарок?

terine

Время от времени получаю из Владивостока фотографии оставленных на улице мягких игрушек. К последней полученной фотографии было прикреплено сообщение: «Очередной брошенка. Он с одним ухом. Тоже милый, но сильно грязный». Я ответила: «О, я такого недавно встречала в одном видео. <…> Там зайца звали Майкл. По-корейски – Маикыль» – и отправила ссылку на видео.

Набрав в поисковой строке «plush rabbit korea», я наткнулась на brand story этой игрушки. Перескажу от третьего лица, в вольном переводе, своими словами, поскольку оригинальная история, как мне показалось, да и до сих пор кажется, вовсе не для того написана, чтобы ей делиться: слишком уж она артхаусная.

Итак, жил-был кролик по имени Сахарок. Он был белого цвета, и это ему нравилось. Несмотря на одиночество, он не грустил и всегда находил, чем себя занять: читал, пел, играл на пианино, пил фруктовый чай. Одно омрачало его жизнь – размышления о том, что у него слишком маленькие и близорукие глаза.
(«Маленькие – то есть узкие?» – подумала я и напряглась.)
Однажды Сахарок полюбил медведицу. Что за медведица? Почему медведица? Откуда она взялась? Об этом история умалчивает. Известно лишь, что у неё были необыкновенные чёрные глаза. И хотя в истории глаза медведицы описаны более чем подробно, я ограничусь этими двумя словами – необыкновенные и чёрные.
(«Да почему этот кролик так зациклен на глазах? Что с ним не так?»)
Сахарок признаётся медведице в любви. Она ему не верит. Тогда он говорит, что вырвет для неё своё сердце и так докажет свою любовь.
(«Ладно, допустим».)
Медведица с любопытством наблюдает за тем, как Сахарок обеими лапками роется у себя в груди. А он боится, что умрёт прежде, чем успеет вынуть и показать своё сердце.
(«Чудесная история!»)
И тут вдруг Сахарок понимает, что он ненастоящий, что он сделан из сахара и что сердца у него нет. Он протягивает лапки к медведице. Она видит в них горстку сахара. Поскольку это не сердце, а значит, и не обещанное доказательство любви, она поворачивается к кролику спиной и уходит.
Сахарок начинает рыдать и утирать глаза лапками. Слёзы и сахар перемешиваются, попадают на язык, и кролик думает: «Я сладкий на вкус, но внутри меня – горечь!»
Обрушивается дождь. Сахарок мокнет и тает, мечтая о том, что у него будет и другая жизнь, где он – обыкновенный кролик с сердцем и где медведица его любит. Умирая, он видит своё ухо, лежащее в стороне на земле, и думает о том, что не узнал у медведицы, как её зовут…
История заканчивается словами о том, что Сахарок в виде плюшевой игрушки будет не только прекрасным подарком для влюблённых, но и постоянным напоминанием о том, что не нужно доводить до слёз тех, кто имел неосторожность полюбить вас.

Что касается брошенки, чей труп запечатлён на фотографии из Владивостока, то можно предположить следующее. Вдохновившись историей о Сахарке, этот безвестный кролик принялся искать свою медведицу – ту самую, единственную, с необыкновенными чёрными глазами. Он думал: «Уж у меня-то всё получится! Уж я-то добьюсь взаимности!» Так, поиски занесли его в Россию. Куда же ещё? И пусть этот кролик был сделан из плюша, а не из сахара, его история закончилась не менее трагично. На его могиле могла бы быть надпись: «Медведь на ухо наступил». Разумеется, на корейском, потому как понимать её следует буквально.

facebook.com

terine

Сегодня утром я шла дворами между студенческими общежитиями. Я шла к бабушке. Напротив стены с изображением Александра Блока, на тропинке, лежала флешка. Я подняла её, отряхнула от снега и спрятала в карман. На флешке была надпись: «Инновационная Радиоэлектроника», и я решила, что её потерял студент ТУСУРа. Пока мы с бабушкой были в кухне (я пила чай, бабушка занималась цветами), я рассказала о своей находке и предложила посмотреть, что на неё записано. На флешке оказалось много файлов: фотографии, презентации, отчёт о преддипломной практике, сканы документов и прочее. Поскольку бабушка работает в ТУСУРе, мне показалось забавным, что она могла бы лично передать эту флешку тому, кто её потерял. Во всех документах, в шапке, был указан ТГУ. Бабушка уже собралась кому-то звонить, как вдруг мне в голову пришла идея: поискать Александра (так зовут студента) в социальных сетях и, если найду, написать ему. Вернувшись домой, я так и сделала. Александр тут же ответил. Мы договорились, что он подъедет к моему дому. Через 2 часа произошёл обмен флешки на шоколадку. На прощанье я сказала: «С праздником!» Вот такая милая история приключилась со мной сегодня, в Татьянин день. И это уже третий человек, которого я отыскиваю в соцсетях, чтобы отдать то, что нашла на улице. Но шоколадка – первая.

terine

Как вы уже знаете, я разместила у себя на рабочем месте пару фотографий; хочется верить, эти фотографии помогают мне сохранять должный настрой и внутреннее равновесие. Сегодня случилось неизбежное: образ с фотографий воплотился в реальности. Это меня не удивило и не испугало, моё спокойствие, как ни странно, осталось неизменным. Я переводила взгляд с фотографии на человека, с человека на фотографию, думая при этом примерно так: "Какую бы ещё фотографию разместить у себя на рабочем месте, чтобы она не только ожила, но и стала частью моей жизни?" Ещё я подумала о том, что волшебство, действительное, а не вымученное, берёт своё начало в незатейливой и казалось бы бессмысленной игре чувств и воображения, в нежности, любви, дурачестве.

terine

Скопления людей вызывают у меня недоумение: человеческая внешность, поступки, слова и пристрастия кажутся сном, прорвавшимся в реальность; в присутствии людей я чувствую заторможенность и неловкость. Вместе с тем, в тихой компании и наедине с кем-либо я ощущаю себя уютно и тепло, я люблю тех, кто рядом со мной, я испытываю к ним сострадание и нежность. Эти качели — от недоумения к нежности — очень неприятны, как неприятна всякая неопределённость. Может быть, помимо макарон, мяса и шоколада стоит есть что-то ещё (или пить что-то ещё, кроме воды и кофе), чтобы не чувствовать себя в присутствие других ни пустой, ни отягощённой.

terine

Для сохранения спокойствия, или душевного равновесия, а только это и имеет ценность, необходимо говорить как можно меньше, кратко и по делу, просто и ясно. Сегодня я следовала этому нехитрому правилу в течение всего рабочего дня, за исключением последнего часа, оставшись удовлетворённой и собой, и тем, как прошёл день.

terine

Новый рюкзак заказан, но ещё не получен, а использовать старый — значит, рисковать что-нибудь потерять. Сегодня утром я распределила все необходимые вещи по карманам спортивной куртки: телефон, ключи, зелёное яблоко, платки, сто рублей и резинку для волос, оставив дома кошелёк и термос, в котором обычно перевожу свой обед. Я вышла налегке и направилась в сторону гаража. Всё как всегда, но вместе с тем чувствовалось что-то новое, чарующее. Отсутствие тяжёлого рюкзака за спиной создавало ощущение, будто я просто прогуливаюсь, просто иду к гаражу, чтобы просто покататься в своё удовольствие. После работы, ступив одной ногой на педаль, а другой толкаясь об асфальт, я ещё раз почувствовала непривычную лёгкость. Гнать велосипед было по-новому весело и приятно. Когда я возвращалась пешком домой, мне казалось, будто я всего-навсего выходила купить хлеб, и это тоже было необычно и приятно. Вчера вечером, перед сном, я прочла рассказ Чехова "Страх"; настроение этого рассказа созвучно с моим теперешним состоянием: помимо лёгкости, я нахожу в себе необратимый страх перед обыденностью. Почему всё устроено именно так, а не иначе? Этот вопрос вызывает ужас и, как ни странно, тоску. Завтра я опять буду без рюкзака, распределю по карманам те же вещи, к которым добавлю паспорт, флешку и повестку в суд.

terine

Есть правило: не жалуйся. Никто не соблюдает этого правила, и потому никто не знает доподлинно, ценно это правило или нет, является ли оно указанием свыше или же носит в себе отпечаток нашей ограниченности и веры в психологию. Я всегда жалуюсь. Не припомню ни дня, когда бы я не жаловалась вслух; всякий раз я утешаю себя мыслью о том, что это моя последняя эмоциональная жалоба (нытьё, так это называется у понимающих) или что я имею право жаловаться, поскольку тем самым обличаю несправедливость и глупость. Вот и сейчас мне захотелось пожаловаться. На что? На свой характер. На работу. На плохое настроение. На ненужные мысли в голове. На идиотов вокруг. Я уже приготовилась описать свой сегодняшний день во всех мрачных красках, как вдруг решила... почитать, что пишут другие. Чтение оказалось не без последствий. Выяснилось, что избранная мною тема занята и раскрыта, в связи с этим мне и вспомнилось чудесное правило "не жалуйся" — правило, которое никто никогда не соблюдает. И ещё: у всякой бессюжетной заметки в блог (и у этой тоже) есть прекрасное свойство — она приводит в порядок мысли и рождает желание улыбаться своим недавним душевным терзаниям, которые, в сущности, сотканы из пустоты.

terine

Случаются такие дни, когда, проснувшись и уже осознавая, что времени не так много, чтобы успеть выполнить все утренние церемонии, чувствуешь непобедимое нежелание завтракать. Любая мысль об еде, даже о чашке кофе, вызывает отвращение и почти тошноту.

Года три или четыре я испытываю нечто подобное по отношению к чтению. Я беру в руки книгу, листаю страницы, пытаюсь читать и нахожу внутри себя только раздражение и досаду. Я потеряла вкус к чтению. Около месяца назад я всё же одолела, с перерывами и не без физических усилий, "Колесо времени" Куприна — книгу, некогда казавшуюся мне дивной, волшебной и вдохновляющей. От этих впечатлений не осталось и следа, разве что сожаление и недоумение. Чтение любых других книг оборачивалось ещё большим мучением: мне не переставало казаться, что я спотыкаюсь в своих мыслях, что я не могу да и не хочу уловить сути, что я бьюсь лбом о кирпичную стену. Даже чтение Чехова, так любимого мною и теперь, рождало неприятные чувства досады, ошеломляющего равнодушия и тоски.

Как-то утром, имея двадцать минут свободного времени, я вынула из ящика письменного стола позабытый учебник философии, зачем-то раскрыла его и стала читать. Двадцать минут пролетели стремительно; мне было жаль прерывать чтение до вечера; нежелание расставаться с книгой удивило меня — удивило и обрадовало.

Книги на фотографии — это то, что я собираюсь читать в ближайшее время. Мне снова по-настоящему хочется читать, и я снова чувствую пронзительную нежность при виде незнакомых мне книг.