Strephil
язык Твиттер слова рус Некоторые спорят, как правильно говорить: ма́ркетинг или маркéтинг. Как по мне, гармоничная версия всегда проверяется простой лексической редупликацией.
Попробуйте произнести вслух: хуяркéтинг. Звучит абсолютно слабо, другое дело мощное и емкое хуя́ркетинг. Хорошо!
Strephil
язык гомосятина Русский язык давно уже гей-френдли.
Обращаясь к незнакомому человеку, принято говорить «вы» и множественное число. Гендерно-нейтральная форма позволяет не ошибиться с самоидентификацией собеседника.
Strephil
стихи язык слова Пушкин-то всё правильно написал:

Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.

Но Тургенев уехал в Париж, и всё перемешалось, могучими стали не владыки, а сам язык:
ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!
cerceo
язык лингвистика 5. Подведу итог. В лингвистике есть противопоставление дескриптивистики и нормативистики: одни предпочитают описывать язык таким, какой он есть, и следить за его естественным развитием, которое абсолютно всегда детерминировано социальными событиями и настроениями, а другие напирают на некие существующие нормы языка, которые, как мы знаем, очень непостоянны. И если вы в какой-то момент восклицали: «О боже, почему в английском так много исключений!», попробуйте проследить изменение в существительных 2 склонения во множественном числе по падежам. Почему это «(нет) карандашей», но «(нет) мальчиков), «(нет) шаров», «(нет) дней». Какая здесь система? А она есть, но ооочень сложная В данный момент русский язык находится в очень активной стадии языкотворения, где одновременно присутствует очень много, зачастую противоречащих системе явлений. Язык, как и всякая любая система, стремится, с одной стороны, к стандартизации, а с другой стороны, как социальное явление — к наиболее четкому отражению существующей вокруг нас реальности. Эти два процесса так или иначе уравновешивают друг друга и выливаются в непрерывное изменение языка. Любые отсылки к словарям, созданным сотню лет назад, хоть и ненадолго задерживают процесс, но не остановят его. Бывает и такое, что некоторые диалектизмы входят сначала в узус, а потом в словарный состав, как это сегодня происходит с родом «кофе». Но это немного другая тема другого поста, и там будет про феминизмы.
6. Так или иначе, некоторые из нас бывали за границей или имеют деловых партнеров, которые, не будучи из англоязычных стран, говорят на языке, а вы – как мои коллеги – стесняетесь говорить, потому что боитесь допустить ошибку. А я справляюсь с их ошибками и ничего! Существует мнение, что в народах, где есть такая централизация единого кодифицированного (нормативного) языка, существует такой «стыд» за неправильно произнесенное слово. В других же (индусы, французы, но не китайцы!) такой стыд отсутствует, потому что у них есть привычка, что их так или иначе поймут, а главное (!) коммуникация состоится. Лично я (и тут некоторые скажут, что я опять слишком свободно переношу свой опыт на других) очень много переводила с английского языка, когда у носителей был другой первый язык. Так вот: пусть чуть сложнее, но эти люди доносили свою мысль, поэтому сегодня тот же английский существует в таких вариациях, которые, не будучи закреплены в литературных источниках, позволяют коммуникацию, и тем самым служат первой функции языка – доносить свою мысль до говорящего. В этом пункте я хотела сказать, что ваши ошибки в английском не столь важны, сколько ваш страх не говорить вообще. На русском то же самое: лучше сказать и быть услышанным, а мы – лингвисты – будем с радостью отмечать новые тенденции, потому что язык живой, и вон меняется вместе с обществом. Хотите говорите кофе в среднем роде – да ради бога)
7. И это я не говорила еще про Беларусь, Украину и Кыргызстан!
cerceo
язык лингвистика 4. Я вернусь к диалектическому разнообразию и стартовому посту (спасибо @alex0b за вопрос и любопытство!). Мы уже поняли, что различия есть везде, и они необязательно являются признаком неграмотности, а просто следствием сложившейся ситуации, когда у нас есть ГОСТы на все, в том числе на язык, хотя это не обязательно так. Почему не обязательно? Потому что это следы разных языковых процессов, происходящих одновременно в некоторых областях одновременно, при этом волей случая только один получил политический статус «нормативного». Если посмотреть на карту диалектов России (вот хорошая upload.wikimedia.org то мы увидим условное деление на северные и южные диалекты, где, кстати, мы замечаем, что Москва стоит в сфере влияния и северного, и южного диалектов. Основными особенностями северного диалекта являются твердое г, оканье даже в безударной позиции, замена ч на ц и наоборот (реже), отсутствие смягченных окончаний в инфинитивах и т.д. (очень много всего, при том от области к области отличаются) а также некоторые морфологические и лексические явления, которые мы обыкновенно без подготовки не слышим. В южном диалекте преобладают аканье (редукция, яканье), смягченная фрикативная г’, лабиализированная в (приближается к |w|), цэканье в 3 л.ед.ч, твердые взрывные губные м, б, п, в без смягчения перед переднеязычными гласными (это всего лишь малая часть всего этого), исчезают некоторые привычные нам чередования в корне. Если вы посмотрите на карту, то вы увидите, как соседние области влияли на говор ваших предков. Мои предки вышли из Тамбовской и Курской области и бабушки г’экали, но акали, при этом одна бабушка говорила «кочет» (про петуха), другая нет. «Робить» — это диалектизм, означающий «возделывать». Обыкновенно носители не осознают таких различий, иногда могут сказать, что «как-то вы смешно говорите». Жители северного Урала по сей день отличаются слегка уловимым интонацонным разнообразием – их речь более певучая, в конце утверждения интонация идет вверх, а не вниз, как нам привычно. Надо сказать, отучиться очень сложно – и нет очевидных причин зачем! Помните сериал «Крутые пацаны»? Я просто была в Березняках, откуда основные актеры, и была поражена, что это не художественное преувеличение с целью показать их провинциальность, но я была тогда малышкой и ничего не понимала, и теперь мне стыдно за свое незнание. Мои родственники из Свердловской области посмеиваются над моим «московским акцентом», хотя я вообще-то не из Москвы родом. При этом надо заметить, что из-за того, что политическим центром является Москва, то и «нормативным» вариантом является аканье и твердая г — чисто смешение двух граничащих говоров. Знаете, к чему это ведет? Дело в том, что у нас учебники созданы для «акающих», и в классах для первоклашек висят эти плакаты с подбором однокоренных, при этом само это правило для носителей северного диалекта является бессмысленным! В сознании привыкших к аканью жители Вологды, например, должны, по ожиданию, везде окать – и это иногда безграмотно отражается в различных культурных произведениях, а на деле они окают только там, где написано о, то есть этот звук не редуцируется – это нам с вами нужны эти правила, а для них избыточны. А учебники по всей стране одинаковые, между прочим. Надо понимать, что большинство и не собираются (и не будут) уезжать из своего региона – так зачем все так усложнять? Попробуйте на секунду сместить центр привычного. А может, кто-то из вас с Севера! Мое увожение.
cerceo
язык лингвистика 3. А в других языках что? А многие европейские языки были кодифицированы несравнимо раньше из-за других социальных явлений и событий. Поэтому мы воем в голос, когда учимся читать на английском –, он был кодифицирован в 14 веке, и привычка писать именно так, а не иначе с тех пор не изменилась, потому что первые литературные источники – Чосер, Шекспир – появились именно тогда. Знающие французский язык меня сейчас понимают. Этот язык «застыл» в письменном виде еще раньше, при этом темп и направление изменения языков всегда разные и приводят к тому, что through, tough, though, thought читаются разными 4 способами. Про французский язык могу сказать, что ver, vers, vert, verre произносятся абсолютно одинаково, при этом означают «червяк», «к», «зеленый», «стекло», и вот хоть расшибись тут. За всем этим стоят фонетические законы, о которых другая немного речь. Но в том же английском языке мы сталкиваемся с тем, что различия в произношении не только не нивелировались со временем, но продолжают усиливаться. На ничтожно малом по сравнению с Россией клочке земли диалекты не только продолжают существовать, но процветать и множиться, а носители с гордостью говорят о своем происхождении. Подобное происходит и в Германии, и во Франции, где нет недостатка в национальной гордости или грамотности. Просто подход к грамотности другой. Как я и упоминала ранее – дело во внутренних общественных процессах, а эта штука сложно управляемая. У нас же сложилась ситуация, что маркировка «диалектизм» и «разговорный вариант» привела к тому, что эти варианты воспринимаются как варианты сниженного стилистического применения. Это ни плохо, ни хорошо (с научной, лингвистической точки зрения) – просто ситуация по-другому сложилась. Телевидение в Лотарингии говорит на местном французском с локальным прононсом, и это никого сильно не смущает, а главное – не вызывает насмешек.
cerceo
язык лингвистика Иногда лингвистическую службу Жуйца спрашивают, а мы отвечаем. В #2947306 внезапно поднялся вопрос о диалектизмах и чисто эмпирически привел к неизбежному единому родству источников. Почему это неизбежно и вовсе не обязательно является «неграмотностью» я попробую рассказать.
1. В исходнике пользователи вспоминают, что их бабушки и дедушки используют забавные формы, которые для современного носителя языка являются непривычными, но при непродолжительном исследовании мы замечаем, что такие употребления вовсе не являются единичными, а скорее составляют систему, с которой мы не знакомы, например, отсутствие чередования о/е в корне некоторых глаголов 1 спряжения (кстати, которые составляют для носителей общепринятой нормы исключения!), перенос ударения с последнего слога на корень, а также употребления некоторых лексических единиц, которые не закреплены в узусе (языковой привычке) большинства носителей. Если коротко, то причиной этому является кодифицированность языка, т.е. наличие признанных за норму письменных источников, на основе которых построены справочники и грамматики, по которым мы учимся в школах. Далее я расскажу, что это политическое явление.
2. Во всех языках есть так называемые диалекты и варианты языка, которые имеют привязанность к определенному региону их использования. В русском языке принято делить на северный («окающий») и московский («акающий») диалекты. При этом акающий является литературной нормой, но это вышло совершенно случайно. Наверное, ни для кого не секрет, что как только Москва стала политическим и экономическим центром страны, то это лидерство распространилось со временем и на языковые нормы. Дело в том, что в языке как таковом не заложено никаких вечных строгих норм, которые бы диктовали своим носителям то или иное языковое поведение. Но именно из-за сложившейся в социуме ситуации, используемый в столице говор стал некой негласной нормой.
Я уже неоднократно говорила о произвольности языкового знака, в связи с чем нет никакой разницы, почему слово произносится или пишется так или иначе, а это отметает множество ненаучных теорий, между прочим. Русский язык окончательно закодифицировался в начале 20 века, когда произошла знаменитая реформа письменного языка и были отменены некоторые буквы алфавита, чтобы приблизить речевую норму к письменной, потому что накопившиеся правила уже давно не отражали существующую в народе привычку (в узусе) говорить. Тот же «ять» на письме мог обозначать и о и ’э, и это был некий консенсус говорящего литературно образованного сообщества. Почему я говорю «литературно образованного»? Да потому что за основу этих словарей и справочников лег статистический анализ крупных литературных произведений основных авторов 19-го века. Понимаете? Была узаконена языковая привычка очень узкого круга литераторов, которые, кстати, пользовались русским как вторым языком: Пушкин, Толстой, Достоевский – все они сталкивались с проблемой перевода знакомых им французских выражений и зачастую писали как бог на душу положит, а мы после этого расхлебывай. Кстати, наши анло-русские словари привычные точно также созданы на статистическом анализе произведений Моэма, Дикенса (а большей части) и Голсуорси. Именно на них некоторые значения слов приняты как «основные», хотя сегодня мы можем заметить некоторые расхождения.
SolderStain
язык Забавно слышать идиотскую кальку "ляляля от такого-то". Если раньше это было типа как арго модельеров и существовало только в смысле "от кутюр", то теперь это суются куда ни попадя. Nginx от Сысоева.

Ещё одна идиотская калька — вызовы. "Нам нужно ответить на вызовы". Отвечайте блять, вдруг не перезвонят.

Ну и "дорожная карта". Тоже калька, но у неё все шансы заместить казённое "план-график".
Cothurnatus
Украина язык Беларусь Живу уже без малого 40 лет и до сих пор не могу понять культурного шока некоторых по поводу того, что, оказывается, украинцы могут владеть украинским, а беларусы беларуским. А хотите еще больше шокирую? Украинец может говорить с беларусом на украинском, а беларус может отвечать ему на беларуском и мы будем понимать друг друга без переводчика и русского языка.
Strephil
язык наука сало lingua хохлосрач Очень интересное исследование, объединяющее анатомию, антропологию и лингвистику:
elementy.ru

Начиная с неолита люди всё чаще едят мягкую пищу. Это влияет на их прикус — верхние резцы оказываются перед нижними. Это помогает произносить губно-зубные согласные В и Ф. Когда их произносишь, верхние зубы касаются нижней губы. Исследование показало, что В и Ф в языке связано с пищей, охотники, которые едят мясо и имеют правильный прикус, избегают этих звуков. В ходе развития губно-губные заменяются на губно-зубные. Латинское pater превращается в английское father. Губно-губной P в губно-зубной F.

А от себя я приведу другой пример — не развития, а деградации. Украинцы придумали вместо Филипп говорить Пилип. Вместо губно-зубного Ф губно-губной П. Это потому что сала слишком много едят, не иначе.
glupovat
люди язык Покеты у нас полны мани, так что отпадает наш обычный эмьюзмент трахнуть по хэду или подрезать какого-нибудь папика и уотч, как он будет свимать в луже собственной блад и юрин, пока мы чистим его карманы.
Это не хипстеры за смузи разговаривают — это цитата из русского перевода "Заводного апельсина". Почти 60 лет назад надсат придуман, а выглядит современно.
Pogo
язык Доволи или довольно? Первый вариант украинский, но вроде бы так и на русском говорят? В последнее время довольно часто заглядываю в переводчик.
Strephil
язык орфография Очень интересно про реформу орфографии и, в частности, про «лубочную орфографию».
Это интересно, если крестьянина учить грамоте прежде всего для чтения на церковнославянском языке, то ему будет понятнее архаизированный, но в то же время и упрощённый язык лубка.
kommersant.ru
Strephil
язык история Сирия В Википедии говорится, что в персидском государстве Сасанидов сирийский язык занимал виднейшее место в качестве письменного.
Сасаниды, персы, у них же свой язык должен быть, персидский, индо-европейский, зачем им сирийский язык вооще из другой языковой семьи?
Вообще, не знаю этой истории, персы, парфяне, вот это всё.

Википедия же говорит, что «молитва Ефрема Сирина» была написана сразу на греческом уже после его смерти.
Strephil
язык «Звóнит» тоже отвечает законам языка. Просто, на свою беду, оно попало в очень короткий список «невыносимо отвратительных слов» и не принимается большинством образованных людей. Это ударение не становится нормативным только потому, что не является социально одобряемым. Если к нему когда-нибудь перестанут относиться как к воплощению зла, «звóнит» станет допустимым. Это непросто понять и принять, но это так: для самого языка ударение «звóнит» ничем не хуже ударения «звони́т». И ничем не лучше. И многие спокойнее относились бы к этим переменам, если бы знали, что когда-то говорили не «у́чит», а «учи́т», не «ка́тит», а «кати́т», не «пла́тит», а «плати́т», не «дру́жит», а «дружи́т», не «гру́зит», а «грузи́т», не «це́нит», а «цени́т»... я могу продолжать этот список до конца колонки. Тот же вопрос: стал ли язык хуже из-за этих изменений?snob.ru
infidel
язык фигасе Вчера попался мне видос про ошибки нейтивов в английском.
youtu.be
Есть глагол "лежать", это to lie. Есть глагол "положить", это to lay. Если верить видео, нейтивы их путают: говорят, например, Let's lay on the floor, что неправильно, а правильно Let's lie on the floor или Let's lay a book on the table.
И оно все понятно и ровно, знакомая русским ситуация с одел-надел, пока речь не начинает идти про прошедшее время. Формы глагола to lie — lay — lain. То есть фраза "I lay on the bed" все же может быть корректна, но всмысле прошедшего времени, "я ЛЕЖАЛ на кровати", глагол to lie во второй форме.
И вот это у меня взорвало мозг. А добавило туда еще то, что есть глагол to lie в смысле "врать".
Огромный простор для запутаться...
Strephil
язык коммунизм мат рус Хотя матерные корни довольно древние, были в русском языке всегда, именно в XX веке при коммунизме от матерных корней появились все их многочисленные образные метафорические производные.
Русский мат XX века описывает модель коммунистического мира.
Легко представить себе мир, описываемый лексикой (мата)…: мир, в котором крадут и обманывают, бьют и боятся, в котором «все расхищено, предано, продано», в котором… падают, но не поднимаются, берут, но не дают, в котором либо работают до изнеможения, либо халтурят — но в любом случае относятся к работе, как и ко всему окружающему и всем окружающим, с отвращением либо с глубоким безразличием, — и все кончается тем, что приходит полный пиздец.Когда-нибудь декоммунизация настанет и в языке.
Strephil
язык Как в древнерусском языке произносились звуки Ъ и Ь?
Ъ как первый гласный в современном слове «потолок»,
Ь как первый гласный в современном слове «человек».
max630
язык Кстати, в связи с #2862800 — что такое или кто такое обдор? Гугль говорит что что на языке Коми Салехард, значит "место на Оби" — очевидно не то. Какие ещё варианты?
OCTAGRAM
Украина язык Беларусь РусскийМир Небольшое разъяснение по отношению представителей Русского Мира к украинскому, белорусскому и русинским языкам:
Исторически сложившийся русский язык — это осколок более древнего общего языка, и от этой утерянной полноты возникают фантомные боли. Мы любим эти языки. Так, названия месяцев в исторически сложившемся русском языке — заимствованные, а через белорусский язык можно прикоснуться к своим корням. Хорошо передаёт смысл слово «перемога», лучше, чем «победа». Жаль, что в связи с последними событиями это слово среди прочих было заимствовано с оттенком головотяпства. Разберитесь с европейской шизофренией, наведите порядок сами, без Европы, установите с Европой нормальные, неколониальные отношения, — и отношение к заимствованным словам будет другое.
Но если в этих языках мы начинаем встречать то «хеликоптэры», то «адукацию» ВКонтакте, то «мапы» в Яндексе, встаёт резонный вопрос, а зачем нам ради такого языка напрягаться? Такой язык не оставляет возможность прикоснуться к корням, восстановить утраченную полноту, и всё больше приближается к состоянии кальки с английского. Если понадобится выучить английский, мы можем обойтись и без этих посредников.