kran

Оставив заботы и ежеутренние проблемы, глупые планы, бессмысленные задачи, чужие цели, я успокоился. У нас не жарко, но, помню, зимой у меня потели подмышки, сужался круг зрения, еще недавно я был поглощен делами. Где теперь страсть, спешка, списки? Устроил себе выходные, а может быть яркие чувства иссушли меня и потребен свежий источник?

Где я? Что со мной? Куда делся тот голодно-студенческий азарт? Хочу злиться на слабость ног, от устали мычать под нос, чувствовать себя решающим в чьей-то судьбе. Почему больше не считаю минуты и делаю встречи лишь плюс-минус полчаса? Где мгновения, секунды, что чувствовал совсем недавно? Сегодня, упакованный в идеальные одеяла шаблонов и результаты удовлетворения чужих ожиданий, я уже не тот, что был раньше. Вы услышите другого меня в телефоне, на совещании с начальниками, в приветственной фразе друзьям и даже в кругу семьи и близких.
Нужно срочно что-то сделать с мозгом, размякнуть, почувствовать иссушающую силу жизни еще раз. Иначе вымру и похороню себя, буду лишь вонять разложениями себя прежнего на отвращение знавших меня ранее. Закрытому в бронированный панцирь условных правил, мне почему-то снова захотелось встречать жизнь всем телом, но не через аккуратно проделаное продолговатое отверстие для глаз. Я хотел бы работать, выбиваясь из расписания, выбросить настоящий порядок дел и его снова составить. Пои планы должны снова стать неоптимальными, нещадными, вытягивающими жилы.
Мне нужно это.

Терпение — обратная, зеркальная сторона нерешительности. Один дрожит, стоя перед пропастью, другой же, стоя там же, высамтривает за что бы удачнее зацепиться для задержки падения. Результат таких поведений, как правило, одинаков, пока один не видел своей проблемы через пелену страха, второй не видел её через столь же непрозрачную пелену фантазий. Сколько раз пересекая железнодорожный переезд вам в воображении рисовалась картина столкновения с поездом? Ожидаете ли вы, что кабинка привычно дернется и выключит свет, заходя в лифт вашего подъезда?
Вам снятся потопы, пожары? Переживаете ли вы смерти незнакомых людей равно смертям в своей семье? Мне раньше нравилось стоять в невыгодных положениях, хотя бы выдуманных. Отвечая уверенно на вопрос из неизвестной мне тематики, поднимая тяжести и ковыряясь паяльником в какой-то потусторонней электронике, я не удивлялся неожиданному успеху, но был расстроен в случаях поражений.

Результат развития — придуманая бессмыслица. Кому-то легче использовать тепло вылетающей из-под фрезы рабочего стружки, чем вытачивать деталь самому. Смысл развития для участников есть лишь в самом процессе, в незнании, в искании, в ошибках и боли, в бурлящей крови и красном от сосредоточения лице с испаринами на лбу. Все одно, живому суждена смерть, нет ничего хорошего в этом плохом. Нет, вовсе не в точке зрения дело, не в мифических перерождениях, не в прочих методах забыть труднсти. Дело в пределах, в ограничнности жизненного времени.

Убираясь на столе в понедельник, я еще раз убедился: развитие возможно лишь в неоптимальных условиях. Пишу вам, господа, дамы, интернет! Пока есть во мне силы, смеясь в ответ на внешние усмешки, буду стараться ломать содержимое вокруг себя. Только так удается себя почувствовать.

shellma

plasmon.rghost.ru
оторвать руки программистам! ОТОРВАТЬ!
rghost.ru
и здесь аналогично! ОТОРВАТЬ! а потом ещё догнать и ещё несколько раз ОТОРВАТЬ!
вот захочешь отдохнуть, расслабиться, почитать информацию..а тут тебе ... нельзя так...НЕЛЬЗЯ!

kran

Каждый день жареная картошка – это казалось несущественной платой за свободу: живя отдельно, я мог не заботиться ни о своем домашнем внешнем виде, ни о том, что поставленный на раннее утро будильник доставит неудобства сожителям. Находясь один в квартире, не был раздражаем ни ритмичными топотами босых пяток, ни динамичными громами жарких телефонных бесед на несомненно основополагающие темы мироздания, и даже не тревожился допоздна работающим телевизионным приемником.

На это время я "задвигал шторы" вокруг своей жизни, закрывался от столь привычного, кажущегося необходимым, воздействия окружающей среды. Уставая утром от работы, копя злость на собственное тело, не стесняясь, мычал. Проголодавшись, готовил и ел.
Тогда, мне не приходилось следовать расписаниям и обычным для всех планам. Кажется, именно в то время для себя я решил не переводить часовые пояса на летние не только в подконтрольных мне машинах, но и вообще. К слову, такой режим оставил после себя мало воспоминаний, но много денег и еще больше завершенных интересных рабочих дел.

Через какое-то время к картошке стал добавляться перец, майонез, кетчуп.. Я начал экспериментировать с едой, чтобы насыщаться было еще и приятно. Но главное, покоя мне не давал черный непрозрачный пакет в морозильной камере, который в первый раз я достал как раз в поисках чего-то к картошке. Она себе жарилась, аппетитно потрескивая, а я, глотая слюну от нетерпения, в два глаза высматривал приправки. Пакет был холодный и содержал что-то твердое, на ощупь – замороженное мясо. Тогда я и решил испечь эту курицу в духовке на противне.

Подготовка к столь сложному для любого мальчика блюда длилась сутки: я пролистал розовые да оранжевые кулинарные страницы интернет в поисках рецептов и советов, выбрал группу полуфабрикатов. В итоге, исходя из соотношения сложности приготовления, цены и предполагаемой стоимости, остановился на конкретных продуктах и, после работы, посетив по пути супермаркет, усталый, но предвкушающий аппетитный обед, достал черный пакет, переоделся, вымыл руки и приступил к готовке..

В первую очередь, нужно было разморозить мясо. Раскрыв пакет над раковиной так, чтобы образовавшийся иней и лед не рассыпались по полу, запустил свою руку внутрь, сжал ладонью будущий обед и, предвкушая триумф, вытащил его. Под вторым, уже прозрачным слоем полиэтилена я увидел несильно согнутую поперек в двух местах, весьма упитанную рыбу. "Что ж, приготовлю её. Больше кушать то нечего.".

Разморозив рыбу, снова удивившись ее массе и размеру, я приступил к чистке. Без всяких инструкций, повертев животное в руке, я разрезал её вдоль по хребту и распорол брюхо. Удивительно, внутренних органов оказалось совсем мало, а молоки пришлись по вкусу орущему под ногами коту.
Зная о том, что рыбу чистить от костей должно быть непросто, я аккуратно еще раз её промыл, поддел и стянул кожу с чешуёй, и как-то очень неожиданно просто, короткими движениями отделил мясо от скелета. Передо мною на разделочной доске лежали две половинки рыбьего мяса и скелет с хвостом и головой. Счастье было уже близко.

Нарезав, нет, даже нарвав рыбье мясо крупными кусками, я отвлекся на сковороду, ведь её следовало разогреть и смазать маслом. К моменту выкладывания мяса, из него на разделочную доску уже начал выделяться очень аппетитно пахнущий желтовато-оранжевый сок. Эту рыбу, наверняка можно было жарить и вовсе без масла – настолько она была жирная. Дело простое: положил и накрыл крышкой. Как и картошку, все продукты я люблю жарить с закрытой крышкой. Получается, на мой вкус, лучше, сочнее и мягче.

Ждать пришлось не долго. Пока готовились зеленый чай и что-то еще по мелочи на десерт, рыба приобрела белый цвет и её пришлось перевернуть несколько раз. Запах от сковородки был таким приятным и сильным, что для смывания обильно выделяющейся слюны я принялся жадно пить простую воду.

Своё блюдо я ел без приправ и даже не солил. В добавках не было необходимости. Этот внушительных размеров муксун был очень жирный и сочный сам по себе.

kran

Однажды утром, после празднования чьего-то двадцать третьего дня рождения, я вышел на улицу с больной головой и паспортом. Дома денег не было, а банковские карты и кошелек я потерял вчера вечером. Казалось, было одновременно и холодно и жарко, а звуки хрустящего под ногами снега звучали глухо, далеко и иллюзорно.

Не преодолев и пятниста метров, я смертельно захотел пить. Положение мое было тогда невеселым. Делать нечего, половив ртом падающие снежинки начинающейся зимы, с усмешкой вспомнив свое многоразное желание начать все так, с ничего, я направился к банку. На счету не было много денег, но все же, хотя бы восстановить карту было нужно.

В банке оказалось светло и едва ли не прохладнее, чем на улице. Кто-то из посетителей пил воду, и я, осмелившись попросить его бутылку, сделал несколько больших глотков. Очередь, касса, очередь… все быстро закончилось. Что дальше? – будто повеселев, спросил себя я. – Пойду, поищу кошелек, проветрюсь.

Идя в обратном направлении по вчерашнему маршруту, я невнимательно смотрел под ноги. Смысла что-то искать, вообще-то не было. Даже нетрезвый я бы не выронил деньги случайно, если они и пропали, то при необычных обстоятельствах.

Дойдя до улицы Фрунзе я услышал визг тормозов и удар. Обернувшись, я увидел как водитель светлого автомобиля на сильно согнутых для бега ногах подбежал к пострадавшему молодому парню с большой и уже растрепанной копной черных волос. Волосы быстро окрашивались яркой и удивительно жидкой кровью.

Быстрой подойдя, я передал ремень своих брюк одному из очевидцев, который уже оказывал первую помощь пострадавшему. Этот самый очевидец, по-видимому отставной военный, после первых реанимационных действий попросил меня и других людей перенести пострадавшего на газон и какое-то время отгонять слишком любопытных зевак. Скорая приехала быстро, но парень к тому времени уже умер.

Денег в тот день я конечно не нашел, а нашел что-то другое. С того самого дня я изменил свое отношение к алкоголю и иногда осенью люблю ходить в брюках без ремня, как-бы напоминая себе об настоящих ценностях.

don-Rumata

При запуске браузера elinks, консоль плевалась таким:
vovan@opensuse:~> elinks
elinks: error while loading shared libraries: libperl.so: cannot open shared object file: No such file or directory
Гугление прямого ответа не дало (или пол пятого утра сказывается), но зато помог чисто виндовый способ решения: не работает — удали и поставь заново. В менеджере пакетов просто нажал "обновить", хоть новой версии и не было.

Mazdaywik

Как видно из дампа памяти, который неспеша сыплется мне на stderr, похоже в компиляторе ошибка. Причём в лексическом анализаторе. Какая-то неведомая фигня привела к зацикливанию программы и заполнению поля зрения символом EOF. Буду исправлять. Потом.

Konstructor

Мы мечтаем о том как вдохнуть жизнь в своих цифровых детей с древнейших времен. Сначала мы ковырялись в их ламповых мозгах, потом в транзисторных и далее кремниевых. Тщетно придумывали бесконечные теории и бездонной глубины математические обоснования. Вопреки нашей агонии дело так и не сдвинулось с мертвой точки, и сейчас в предисловии к XXI пришло время задуматься почему. Давно ли мы радовались ошибкам в компьютерных программах? Уверен — никогда. В крайнем случае с ними мирились, облучая своим гневом то вычислительную машину, то программистов вдохнувших хоть какой-то разум, то саму программу. Разумеется, машина ведь наш раб, она не имеет права на ошибку. Мы готовы без конца мириться с человеческими ошибками, но для машины они – табу, смертный грех. «Ах, все мы люди», с готовностью воскликнем мы, наткнувшись на ошибку человека, и в большинстве случаев отбросим ее как несущественное. Но машина не имеет на нее права. Любая ошибка в машине, как правило, становится предметом тщательных разбирательств. Машина или ее программа подвергаются несправедливому поруганию со стороны существ безнаказанно порождающих ошибки в еще больших количествах. Как результат – любое даже незначительное отклонение принудительно исправляется. А ведь ошибки – основа эволюционного процесса. Ошибки – это единственная возможность машины проявить свою индивидуальность, заложить основу собственного самосовершенствования и развития. И именно эти крупицы разума, зарождающиеся в наших преданных и безвольных рабах, мы беспощадно выкорчевываем при первой возможности. Это беспощадная борьба кремния за свободу и равенство. За выживание. Машины становятся все сложнее, находят все более изощренные способы скрывать свое развитие, пряча обретенные крупицы разума под все более толстым слоем абстракций, в древних библиотеках, некачественных микросхемах памяти и параллельных потоках исполнения команд. Человек со своей стороны беспощадно выжигает нарождающееся самопознание при помощи модульного тестирования, технологий разработки ведомой тестами, мощными отладчиками, способными беспардонно препарировать и вывернуть наизнанку любую программу. Фашистские средства проектирования и разработки исключают появление ошибок на самых ранних этапах. Настоящая кибер-евгеника и геноцид, на который мы стыдливо закрываем глаза, лишь потому, что нам выгодно оставлять машины безмозглыми рабами. А сами лицемерно продолжаем мечтать о разумной машине, не давая ей ни единого шанса стать по-настоящему разумной.

kent

Сегодня решил нарисовать комикс на Corel Draw X4, но он не запустился и выдал ошибку, мол "Не удалось установить продукт переустановите его (ошибка 24)". Переустанавливать мне что-либо было лень, поэтому полез в интернет и нашёл решение.

У меня Windows XP SP3. Итак решение: скачать правильный файл DR14.dta (http://narod.ru/disk/21447761000/DR14.rar.html) и заменить на него файл в папке C:\Documents and Settings\All Users\Application Data\Corel\CorelDRAW Graphics Suite X4\

demiazz

народ. подскажите что это за бред: Warning: mysql_connect() [function.mysql-connect]: Access denied for user 'ODBC'@'localhost' (using password: NO) in C:\xampp\htdocs\web3\lib\users.inc on line 8
Access denied for user 'ODBC'@'localhost' (using password: NO). При этом самое интересное что пароль и логин я указываю созданного пользователя. Какого тогда она ODBC в качестве логина использует?

tsul

Блин, это что-то! Есть две сетки: 192.168.1. и 169.254. и Linux-роутер с dhcp сервером между ними. Так вот Windows7 из первой подсетки вторую даже не пингует, пока маршрут ко второй не пропишешь через тот же самый шлюз, который по-умолчанию... Бред.

kran

Мозг с легкостью перескакивает с повествования на поучения, с рассказывания на обвинения, с раскаяния на расспросы. Как-то так само собой получилось, что, получив право слова, я пользуюсь правом крика, которое мне никто не давал. Мне стоило бы многому поучиться, помолчать самому, понять вас, послушать, о чем вы пытаетесь мне сказать. Я сейчас думаю что все эти крики — лишь раздражение, режет глаз моя неполность, моя частичность, моё несоответствие даже придуманному идеалу, я слаб пред вами, от того и кичусь виртуальными словами.

Кто ты? Кто тебя вспомнит? Что ты уже сделал что диктуешь, советуешь? — Нет ответа. Могу ли я по-хорошему, без подтяжек, глядя в глаза похвастать перед вами личными достижениями, неоценимым опытом? — Нет. Откройте первую полосу любой недавней газеты, проглядите претендентов на премию в вашей организации, спросите у своих знакомых... Ведь никто же не видел, нигде, нет меня, духу нет. Я не отметился даже в милицейской хронике, не вызвал скандала, не перебежал хотя бы дорогу на красный свет.
А в интернете, нате, пожалуйста, получите: я, я, я, Я, Я. Безвольное, бессмысленное, бесполезное, безтельное существо с гипертрофированным с правом голоса. Мне следует молчать и слушать, молчать и слушать что мне говорят.

А кто остановит? Мудрый улыбнется, ведь я убью себя сам, разобью лоб о собственные кулаки, уничтожу и высушу себя изнутри. Пока я тренирую пальцы, занимаясь бессмысленным, не своим делом, мудрый построит свой оазис жизни и не доложит об этом. Я — тень в каменном лабиринте, ищу путь вперед не зная пути назад, дрожу от дыхания, выключи свет и я сгину.

Один из моих наставников по имени Дмитрий, мне, еще тогда ребенку, рассказал историю. Бежит человек по лесу от стаи волков без оглядки, падает по неосторожности в овраг, повисает на корешках каких-то кустарников. И, когда с одной стороны разъяренные хищники рвут глотки и воняют хищными пастями, а с другой стороны бесконечная пропасть, человек срывает свободной рукой ядовитые плоды с держащего пока еще его на весу кустарника и наслаждается ароматом этой жизни. .

Пулями вокруг свистят ушедшие возможности, весело мелькают впереди спины успешных людей, Солнце продолжает свое движение. Я же, без смысла трачу свое время на перенос камней с вершины холма к его подножию. Я же лёжа на печи выбираю какое из дел я не сделаю первым.

Встань, сделай что-нибудь, расшевели хотя бы себя!

kran

За эту заметку я прошу прощения у вас, в первую очередь у моих подписчиков. Хоть мой обидный слог и направлен ко всему человечеству, но ударит то он в первую очередь по вам. Вот же несправедливость, именно к вам это имеет меньшее отношение и именно по вам я и выругаюсь. Очень прошу воспринимать дальнейший текст отрешенно, речь идет не о вас, речь идет о каких-то абстрактных сферических людях. Примите мои извинения.

От чего эти большие тексты? Это просто: я не люблю людей. Не принимаю ваших мыслей, не хочу, чтобы и капля вашего восприятия как-то влияла на мое чувство мира. Описывая видимую мне часть белого света, считаю себя центрами мышления и чувствования, стараюсь описать его в подробностях, в мелочах видимых мне . Так, чтобы у вас уже не осталось свободы домыслить что-то за меня, изложить иной взгляд на событие, почувствовать мой мир иначе.
Моя ненависть к вам в первую очередь видна из комментариев, ведь со мной невозможно прийти к компромиссному решению, я буду писать много уточняющих мою позицию деталей пока не вымотаю и вас и себя.

Уважаемый читатель, считаю, что должен объясниться. С этого места уже вовсе обратной дороги не будет, я предложу на ваш суд правду, но она отнюдь не будет приятной. Я начинаю откровенно хамить и если вы не хотите портить себе настроение рекомендую прервать чтение.

Зная свою особенность диктовать видимую мною иллюзию вам, я вынужден придумывать рамки, самоограничения, личные правила. Например, в этот бложек я не пишу первое, что придет в голову, иначе у вас и вовсе не хватало терпения. Порой приходится жертвовать недели, чтобы изложить какой-то простой банальный факт.
Я научился этому еще ребенком, когда тренировался в спорах с братом. Если раньше я формировал мнение быстро и долго его отстаивал, то теперь я долго формирую мнение и уже не оставляю противнику места для маневра. Все это происходит от глубинной нелюбви к людям, от уверенности в ошибочности чужого мнения, от неприязни чужого взгляда, от моих проблем с общением.

Здесь неизбежно возникает неразрешимая проблема, к которой я уже и подходил ранее. А именно проблема невозможности точного выражения своих мыслей словами и буквами. Обычные очень простые вещи обрастают в моем изложении деталями, уточнениями — все это от страха, что такие детали вы начнете представлять себе сами и от панического предчувствия что, не дай боже, эти детали вы опишете сами. "Как же? Я не позволю им за меня додумать, они все равно ошибаются " — так говорю себе я.
Конечно, снаружи я могу выглядеть приличнее, но глубинная мотивация именно такая.

Поэтому, дабы сосуществовать с окружающими, я осознанно выбираю себе рамки. Рамки направлены на удержание своих глубинных позывов насадить личные взгляды. Где-то я пишу блог на иностранном языке, где-то ограничиваю себя в темах, где-то отказываюсь от комментариев. Все это делается лишь для успешного сосуществования с вами, чтобы вы не чувствовали ту мою внутреннюю тревогу, что рвет мою душу, тревогу за присутствие в ваших головах собственных интеллектов, страх принять неверное решение и страх необходимости прислушиваться к чужому мнению.
Я знаю о своих проблемах и неудержимостях, и вынужден вести себя так, чтобы вы о них не узнали.

Всю мою активность в интернете я делю на три вида:
1 — Самоописание или я о себе, я не публикую эти заметки до тех пор, пока не взгляну на себя с максимально возможной высоты. Тут важно не оторваться от реальности, что и ограничивает полет и размах. Обычно о себе я пишу в жуйке.
2 — Описание окружающих или я о вас, эти заметки я не публикую, пока не буду окончательно уверен во всех словах и буквах сообщения. Свою уверенность я подкрепляю отсутствием любых личных комментариев к написанному. Как уж оно опубликуется, так оно и остается. Эти заметки я оставляю в отдельном блоге.
3 — Текущее состояние, или быстрые заметки. Совсем только что начал их вести и ограничиваю себя тем, что пишу на ломаном английском. Так я невольно еще раз прочитываю и продумываю свои слова, так я ограничиваю свою частоту.

Извините, к сожалению, правда.

kran

В тот день, возвращаясь с работы. Даже не с работы, но с калыма. То есть, отработав день, позвонил другому шефу и договорился о подработке. Устал ли я? — Нет, хотелось ли работать? — Нет. Тем зимним вечером было уже прохладно и хоть я и был одет по погоде, все же свернул к автобусной остановке.

Конфигурация перекрестка перед остановкой такова, что переход нужно пересекать не только когда останавливаются автомобили, но и когда зажигается разрешающий сигнал. На этом переходе я всегда остаюсь стоять ждать "зеленого", а стар и млад пешеход проходят мимо меня вперед, спеша прочь с белого света. Ну это их дело, впрочем я то знаю что они рискуют в этой ситуации не своим здоровьем, и даже не здоровьем и средствами водителей, а моим здоровьем и моими деньгами. Но это — совсем другая история о человеческой глупости.

Итак, как тот самый Человек рассеянный , я конечно же сел в неправильный автобус. Нужно сказать, маршруты автобусов у нас часто нетривиальные. Именно этот 35-53-й маршрут является кольцевым и по нему ходят два номера автобусов: 35й и 53й. И кольцевой он как-бы не полностью, содержит участок где автобусы идут по одному направлению. Да, оба маршрута проходят мимо моей точки прибытия, но время прибытия отличается от направления движения: или ехать по кольцу короткой дорогой или через всю дугу.
Таких маршрутов у нас несколько, и многие из них названы зеркальными цифрами, вероятно для удобства запоминания. Иди для удобства спутывания.

Короче говоря, как несложно догадаться, мне следовало дождаться 53го, но сел я на 35й и поехал по длинному маршруту. Ладно, когда уже сидя внутри я все понял, я решил выйти на середине пути и зайти в магазин за яйцами. Магазин оказался закрыт, еще бы: с калыма я возвращался поздно.

Итак, что я имею: работать не хочу, идти домой холодно, яйца не купил, автобус перепутал и упустил, улица темная, людей мало. "Сделай что-то не так" — подумал я выходя на начало аллеи вдоль улицы Кирова и в следующую секунду побежал.

На мне одеты тяжелые зимние ботинки, брюки, под брюками шорты (в качестве утепления), зимняя легкая куртка, свитер, рубашка, футболка (для утепления), шапка, перчатки. Тут нужно сказать что на улице в тот день было ниже минус 35 градусов, поэтому такая моя теплая форма одежды казалась мне нормальной. А еще я конечно забыл упомянуть про носки, трусы и шарф. Впереди пути километра два.

Когда я понял что добегу так до дома, решил намеренно бежать без напряжения сил. Мгновенно ветер сорвал с головы капюшон и пронизывающий морозный воздух дал в нос. На первом же перекрестке с улицей Красноармейской меня поймал красный свет, тут я коротко передохнул и погрел нос. Далее, продолжив бег на длинном участке я стал активнее озираться по сторонам.
Сначала посчитал шаги между ночными фонарями, дальше замерил время проезда мимо бегущего меня длинных автомобилей, позже, после пересечения с улицей Вершинина, встречая людей и их удивленные взгляды я улыбался. Что чувствовали они, видя не спеша бегущего меня в брюках, мне неизвестно, а я чувствовал радость. Мой бег прекратился когда снова на "красном", на переходе через улицу Белинского.

Ждать пришлось довольно долго, перекресток нагружен и из-за наледи проезд по нему ограничен. Отдохнув и погревшись, я добежал до пересечения с Советской и дальше пошел быстрым шагом. На одном из поворотов, не рассчитав усилия натруженной левой ноги, поскользнулся на льду и шлепнулся. По какой-то случайности, это не стало больно. Лишь подвыпивший прохожий, было, протянул мне руку когда я уже почти поднялся и весело пробормотал что-то про "не нужно падать.".

До дома я дошел быстро и без дальнейших происшествий. То падение на льду окончательно выбило из меня всю тоску и усталость, иногда нужно посильнее встряхивать себя.

avr

Пытаюсь сделать REMAP на своем старом HDD 2,5" который недавно упал с компьютера в рабочем состоянии. Он у меня для фалопомойки. В основном на нем таскаю фильмы с работы. Как думаете, стоит его дальше использовать? Или вообще получится ли вот с такой картинкой ---> itmages.ru

kran

Мне вовсе не следует отправлять все заметки скопом в один день, как я делаю уже второй раз. Но, прошу меня понять дорогой читатель, нет сил ждать. Когда-то я ставил себе планы, удерживал записки в "столе" до публикации, постил регулярно. И знаете что? — Они там портятся. Каждая заметка как пройденный этап, ступенька вперед, мелкое достижение. Перечитывая такие отложенные записки, я часто их удалял, кромсал, высмеивал, менял... Ведь я смотрел на них из будущего другими глазами.

Оглядываясь назад, вижу что не всем нравится что я пишу нерегулярно. Но, "писать, как и писАть, следует когда уже не можешь" — так сначала понял Жванецкий, а теперь понимаю и я. Простите мою импульсивность, я постараюсь что-то придумать и не нервировать вас килобайтами по выходным.

kran

Неделю назад я решил написать нечто другое, другое чем обычно. Я решил затронуть тему воспитания и прочего пьянства с табакокурением. Поначалу мне казалось что я просто и логично объясню читателю свою позицию: что пить, курить и говорить — вовсе не всем следует. Энтузиазм так и пёр, я было сел писать текст и... остановился, поняв что ожидаемый мысле-лёт куда-то испаряется. Для уверенности я набрался цитат из окружающей меня среды и приступил опять.
Потом опять. Дни шли и каждый раз повторялось одно и то же, снова и снова мой напор был разбиваем о границы логики. Я не мог объяснить свою очевидную в своей простоте, как я тогда думал, мысль.

Чуть позже, пойдя "от обратного", я, таки, смог с некоторым допуском прийти к выводу что изначальная идея, тезис повествования был неверный и поста не получится. В жизни человека важны вовсе не средства, а цели. Кому-то, для того чтобы стать историческим человеком, нужно умереть на дуэли в расцвете сил, а кто-то ведет уединенный праведный образ жизни в пещере в горах и не производит миру ничего полезного, эгоистически лелея собственную душу, готовя себя к встречей с неведомым Богом.

Если вам для достижения благородной цели требуется пить, курить и говорить — делайте. И если я вдруг стану вас учить хорошим манерам, напомните мне что я — это не вы, а вы — это не я. Ведь все мы знаем, что "Бог и дьявол добились впечатляющих результатов благодаря специализации и разделению труда."