За завтраком Туло был необыкновенно задумчив. Ел ученик, как всегда, бойко, но взгляд его был направлен куда-то вглубь себя.
— О чём задумался? — поинтересовался Гебердур, намазывая хлеб маслом.
— Что? — отвлекся Туло и посмотрел на учителя , — А... Я подумал о том, что бытовая магия практически не развивается. В то время когда боевая магия и защитная являются приоритетным направлением, когда создаются сложнейшие заклинания для уничтожения целых городов и защиты оных, когда ради разрушения поднимаются силы до конца не изученные, просты люди продолжают по старинке засевать поля, собирать урожай, выращивать скотину и кормить огромное количество воинов и магов.
(продолжение в комментах)

— Господин маг, нам нужна ваша помощь!
Гебердур лишь сонно заворчал и перевернулся на другой бок.
— Откройте! — в дверь принялись стучать ногами.
Гебердур с трудом приоткрыл глаза и, слабо махнув рукой, послал проклятье. Однако в дверь продолжали стучать, лишь послышалось как в гостиной упала люстра.
-"Фесский хрусталь" — рассеяно подумал маг, с трудом переворачиваясь на другой бок. Голова болела невыносимо, желудок подкатил к горлу и Гебердур шумно сглотнул, с хрипом втягивая воздух. Маг болел с похмелья.
После нового года, народ продолжал праздновать и праздновал уже неделю. Гебердур не отставал от общего веселья.
— Господин маг, — голос раздался рядом с кроватью.
Гебердур обвел мутным взором посетителя, попытался встать, но рука предательски подогнулась и он рухнул обратно.
— Значит не судьба, — пробормотал маг намереваясь снова заснуть.
— Господин маг, — в этот раз его грубо потрепали за плечо.
— Ну что! — взорвался Гебердур, рывком вскакивая с кровати. Пол тут же предательски поплыл, но маг успел щелкнуть пальцами, творя заклинание от похмелья. Колдовство удалось лишь на половину — уже не тошнило, координация восстановилась, но жить всё ещё не хотелось.
Гебердур сурово посмотрел на посетителя, недобрыми, красными глазами из-под насупленных бровей и наткнулся на точно такой же взгляд. Это был начальник стражи Вольцих. Огромный, мускулистый, украшенный шрамами и от этого еще более страшный. Поговаривали, что однажды в лесу он один на один вышел против медведя и животное в ужасе сбежало, услышав грозный рык воина. Сейчас же мужчина выглядел настолько потрепанным, словно несколько дней провалялся в сточной канаве, но лицо было полно холодной решимости.
— У нас проблема, — прохрипел Вольцих.
— Я вижу, — ответил Гебердур, покосившись на входную дверь, которую начальник стражи держал в руке. Видимо он вырвал её с косяком, не дождавшись пока маг соблаговолит открыть.
(продолжение в комментах)

"Про ёлку"
-Любезный, а заверните-ка мне вон ту ёлочку, — Гебердур ткнул пальцем в зеленую красавицу, распушившую свои мягкие зеленые лапы.
— Да с радостью, — ответил торговец, быстро обвязывая дерево старой бечевкой, — а то никто брать не соглашается. Только цену услышать так сразу орать начинают, да меня по матери вспоминать.
— Я не из таких, — маг ласково улыбнулся, — сразу видно ёлочка хорошая, иголка к иголочке. За такую не жалко и лишнюю монету приплатить.
— А я о чём и толкую, — согласился торговец, — с вас пять золотых.
— Сколько? — борода Гебердура гневно встопорщилась, — да я за такие деньги кусок леса куплю! Совсем охамел, торгаш треклятый?
(продолжение в комментах)

Телега (многобукаф)
— Почему мы просто не могли открыть портал? — Туло остановился и вопросительно посмотрел на Гебердура.
— Во-первых, выйди из лужи, — ответил маг.
Туло посмотрел себе под ноги и с удивлением заметил, что стоит по колено в воде.
Дорогу размыло и они с Гебердуром, уже который час, пробирались по липкой грязи, постоянно скользя и падая. Поэтому вполне ожидаемо, что Туло перестал обращать внимание на такие мелочи, как мокрые ноги.
Ученик медленно вышел из лужи, попытался отряхнуть мантию и еще сильнее размазал по ней глину, окончательно приобретя сходство с веселым поросенком, которого с брызгами уронили в придорожную канаву.
Гебердур невежливо хихикнул.
Туло посмотрел на мага полным скорби взглядом.
— А во-вторых, — вздохнул Гебердур, — мы должны быть ближе к народу, чтобы острее чувствовать их проблемы, знать горести и радости...
— Это пусть придворные будут ближе к народу, — пробурчал Туло, — а я простой маг и не обязан вникать в особенности жизни, обычного люда, которого и так защищаю от всяких напастей.
— И понимать всю ценность их денег, — продолжил Гебердур, не обращая внимания на ворчание ученика, — не думаю, что после того, как мы останавливались у той доброй вдовушки, ты захочешь брать лишнюю медь с крестьянина. А вот с придворного... Ты слишком привык к деньгам, чтобы не замечать их истинную ценность. Для тебя стало обыденным, что сильные мира сего платят по десять золотых за сведение бородавки или заклятье от мышей, которое ты можешь наложить за пару минут. Ты привык, что короли готовы отвалить мешок золота за убийство виверны, с которой придется повозится, но это будет того стоить. Однако, совершенно забываешь про обычных крестьян, которые не могут дать и пары серебренных монет, за спасение от дикого вепря, который уничтожает их посевы. Вепрь опаснее виверны, и ты, наверняка, потребуешь два мешка золота, которых у них нет. А между прочим, на этих людях и держится наш мир. Не на королях, придворных, рыцарях и вельможах, а вот на этих беднягах, — маг обвел рукой вокруг, — которые копаются в земле. И если не станет королей, они как-нибудь проживут. А вот если не станет крестьян, тогда всем придется туго...
Туло насупленно фыркнул — он не любил, когда Гебердур рассказывал очевидные вещи. Зачем повторять то, что и так понятно? Но толика стыда всё равно проснулась в юноше. Нет, он не собирался обдирать крестьян, но подленькая мыслишка, что за свои услуги в других местах можно получить больше, грызла его не раз.
— Мы светлые маги, — продолжил Гебердур, — и должны помогать людям, а не зарабатывать на них деньги.
— А придворные? — хитро спросил Туло.
— Я же про людей говорил, — усмехнулся маг.
— Но разве простые светлые маги не могут позволить себе путешествовать с комфортом? — Туло попытался зайти к вопросу портала с другой стороны.
— Могут, но мы не просто бредем по дороге, а патрулируем территорию. Есть много мест, не обозначенных на карте и туда так просто не телепортируешься.
— Однако — это не означает, что я должен идти пешком.
Маг улыбнулся: хорошо, если заработаешь денег, можешь купить нам (он особенно подчеркнул "нам") средство передвижения.
Туло радостно кивнул.
(продолжение в комментах)

Фокусник (многабукф)
— Дамы и господа, меня зовут — Великолепный Марчиани! Позвольте показать вам то, чему я научился за долгие годы странствий! Кто-то называет это фокусами, кто-то магией, а я называю искусством, — заезжий гость, эффектно сбросил свой плащ и принялся распаковывать оборудование. Симпатичная помощница в это время соблазнительно гнулась перед зрителями, концентрируя все внимание на себе.
Гебердур лениво отхлебнул вина и скучающим взором окинул королевский прием — напомаженные придворные, дамы в пышных нарядах, их, не блистающие умом, кавалеры — все они вызывали тоску. Он перевел взгляд на стол с яствами, отодвинутый в сторону, чтобы не мешать представлению, и ему слегка подурнело. За столом остались лишь голодающие бароны, с неистовством поглощающие все до чего могли дотянуться.
Гебердур посмотрел на Туло. Для юношу это был первый королевский прием и его глаза светились от радости. Казалось, ученик постоянно сдерживает себя, чтобы ежесекундно не хватать мага за рукав, указывая на особо удивительные вещи.
(остальное в комментах)

— Добро пожаловать на презентацию новой волшебной палочки! — приветствовал все весьма представительный мужчина в строгой серой мантии, с вышитой на ней звездами. Звезды имели весьма своеобразный и в чем-то даже ущербный вид.
Туло, совершенно не вежливым образом толкнул Гебердура в бок, чтобы тот отвлекся от бесплатного пива, но маг лишь недовольно заворчал, словно обиженная собака.
— Вы зачем сюда пришли? — шикнул на учителя Туло, — вам разве не интересно?
— Халявная жратва и выпивка, — Гебердур ткнул ученику под нос кружку, — угощайся!
— Новая палочка отличается продвинутым дизайном, — продолжал вещать мужчина с трибуны, — для удобства пользования уменьшена вес, толщина изменена в меньшую сторону, вместо привычных материалов — дуба и ясеня, использована более долговечная лиственница.
— А как удалось достигнуть меньшего веса? — раздался голос из зала.
— С помощью специального отверстия, — пояснил докладчик и продемонстрировал сквозную дыру внутри палочки.
Первые ряды зашушукались, что-то обсуждая, слышались слова "уменьшение прочности", "компенсируется плотностью дерева", "изменение привычной фактуры".
— Но лиственница тонет в воде.
— Зато она не гниет, — докладчик обезоруживающе улыбнулся.
Гебердур в это время справился в десятиведерным бочонком пива и прикончил остатки бесплатной закуски, после чего икнул и уселся рядом с Туло.
— Ну что, жертва коммерции, что тут наговорили?
— Представляете, — затараторил ученик, краем глаза поглядывая на докладчика, который представлял графики сравнения палочки с предыдущими версиями, — там есть голосовое управление, набор настраиваемых спецэффектов сопровождающих заклинание, встроенный корректор внешнего облика и специальная функция определения местоположения на карте. Правда карту придется покупать отдельно и платить несколько золотых абонентской платы.
— А теперь необходимые подробности, — докладчик повысил голос, — во избежание досадных недоразумений палочку рекомендуется хранить в специальной подставке, которую вы можете приобрести за весьма символическую плату. Так же необходимо помнить, что палочка обладает пожизненной гарантией и её нельзя передавать третьим лицам. Лак, покрывающий палочку, сделан из высокотехнологичных высокопрочных компонентов, защищающий изделие в любых условиях эксплуатации, поэтому для протирки от грязи и пыли мы разработали специальную ткань...
— А что это за книжка, которая идет в комплекте с палочкой? — вновь раздался голос из зала.
— Это список заклинаний, совместимых с работой палочки. Каждое заклинание тестировалось в лабораторных условиях и имеет 100% гарантию срабатывания. Остальные заклинания использовать нельзя в связи с возможной порчей палочки.
На эти словах Гебердур молча встал и покинул зал.
Спустя несколько часов, когда закончилась презентация, Туло вернулся домой и застал Гебердура, расхаживающего со своим боевым посохом по лаборатории и задумчиво превращающего кролика то в кактус, то в чайник.
Кролик смотрел на мага с презрением, но стоически терпел.
— Учитель, неужели вам не понравилось? — осторожно спросил Туло.
— Пиво понравилось, — уклончиво ответил маг.
— А мне понравилось, — упокоился ученик, только я немного не понял, что означает пожизненная гарантия?
— Она означает, — Гебердур недобро посмотрел на юношу, — что когда ты сломаешь палочку, тебя придется убить...

-Ghbdtn, — сказал Гебердур, проходя мимо комнаты Туло.
— Что? — ученик от удивления помотал головой.
— Ghbdtn ujdjh., — нахмурился маг.
Туло прочистил ухо мизинцем и переспросил: Ась?
— Lf; `; ndj. ;tim! — воскликнул Гебердур, щелкнул пальцами и добавил — привет, еще раз!
— Теперь понятно, — улыбнулся Туло, — на вас наложили заклятье?
— Нет, — поморщился маг, — раскладку забыл переключить.

— Туло, пойдем-ка!
Туло споро отложил книгу.
— Ох, — лишь сумел вымолвить он, войдя в лабораторию вслед за магом. В углу, переливаясь всеми лучами радуги, в шкафу из красного дерева, под тройным слоем бронестекла стоял и манил к себе взгляды новехонький магический посох.
— И так, — Гебердур уселся на край стола, — представим, что на тебя нападает орк, непонятно как появившийся в этой лаборатории. Твои действия?
— А? — глупо спросил Туло сглотнув и с трудом отрывая взгляд от шкафа, — э, взял бы посох и ударил им!
— Неправильно! — отрезал маг.
— Но почему?
— Рядом с посохом лежит дубина — простой инструмент, не требующий подготовки, надежное оружие, а посох защищен тройным заклятьем, снабжен двумя предохранителями, может извергать молнии до сотни мегаватт, которые определенно спалят тебя вместе с орком, лабораторией и частью города. Также в комплект входит огненный разрядник, с возможностью самонаведения. А если бы ты прочитал инструкцию в трех томах, прилагающуюся к посоху то понял, что...
— Стоп! — Туло поднял руку, — в чем цель урока?
— Да так, — Гебердур смутился, — похвастаться захотелось...

"Сундук"
— Где лежит рубанок? — сходу спросил Туло, без стука влетев в кабинет Гебердура.
— В шкафу, — не отрываясь от книги ответил маг.
Туло что-то буркнул в знак благодарности и стремительно исчез.
Спустя пять минут в кабинете снова хлопнула дверь.
— А где лежит стамеска?
— В шкафу, — так же невозмутимо ответил Гебердур.
Туло опять исчез. Из подвала раздался грохот, словно кто-то споткнулся о штабель досок.
Маг даже бровью не повел, впрочем он не проявил интерес, даже когда Туло попросил молоток, коловорот, бинт и что-нибудь для дезинфекции. По всем этим вопросам ученик так же был отправлен в шкаф.
Когда книга закончилась Гебердур со вздохом отложил её в сторону и спустился в подвал — посмотреть, что же делает Туло. Маг особо не беспокоился, он придерживался мнения, что ученикам нужно давать определенную свободу воли — это помогает расширять кругозор. И уж тем более, он ничего не запрещал, кроме откровенно опасных экспериментов, но и в этом случае он подробно объяснял последствия, вместо того, чтобы просто сказать "нет". Хотя... иногда, Гебердур мог что-то запретить или "забыть" предупредить, просто так, из вредности...
— Работаем? — маг заглянул в подвал — кругом валялись обрезки дерева и стружка вперемешку с опилками. Туло лишь кивнул, делая какие-то пометки на гладко струганных досках. Рядом с ним лежали чертежи и книги по практической магии.
Гебердур осторожно закрыл дверь, решив не мешать ученику.
(продолжение в комментах)

Продолжение #1810831 и #566588
Туло лишь тихо ойкнул.
— Привыкай, — бросил через плечо маг, — они тут на каждом шагу.
Ученик, поудобней перехватил топор.
— Надеюсь, ты тщательно прочитал как правильно делать посох? — спросил Гебердур.
— Конечно, — обиделся Туло и принялся перечислять, — основы посохостроения, посохи для начинающих, взаимодействие посохов с магическими средами, посох — это просто.
— А "Искусство обработки магической древесины" профессора Кнутха? — поинтересовался маг.
— Она какая-то старая, — поморщился Туло, — написана скучно и там три гигантских тома.
— Основы нужно знать! — нахмурился Гебердур и тут же сменил гнев на милость, — ладно, с чего мы начнем?
— Срубим подходящее дерево и будем обрабатывать пока не получится посох!
— Эх, молодо-зелено, вам бы сразу рубить, — протянул маг, — сразу видно, книжки читал глупые, а в умные не вчитывался. Сначала, что нужно сделать? Топор!
— Так вот же топор, — изумился Туло.
— Он железный, к тому же изготавливал его кузнец, человек к магии близкий, но недостаточно.
— А как я сделаю топор? — юноша огляделся в поисках подручных материалов, — тут кругом деревья.
— Из дерева, — усмехнулся Гебердур, — вот как раз пришли.
Они вышли на небольшую полянку. Туло огляделся, до этого он как-то не обращал внимания, но лес вокруг воистину был странным — в нем причудливо переплетались ветвями различные деревья. Вот ель стоит в обнимку с кленом, а вот орех огибает могучий дуб. Это было необычно, но в тоже время чувствовалась определенная гармония и порядок.
— Чтобы топор получился, его нужно сделать из железного дерева. Вон как раз одно стоит, — наставлял Гебердур, — руби аккуратно, оно очень твердое.
Но Туло уже ударил по дереву и топор отскочив, чуть не попал ему в голову. На дереве не осталось даже вмятины.
— Руби под углом, — советовал маг, — ты что в первый раз топор в руках держишь?
Под руководством Гебердура дело пошло лучше, и вот, через полчаса, Туло держал деревяшку смутно похожую на топор.
— Неплохо, подравняй здесь и здесь.
Туло покорно подправил, окончательно зазубрив нормальный топор.
— Великолепно, — Гебердур радостно потер руки, — теперь у тебя есть подходящий инструмент. Для наших целей подойдет дуб, рябина и лиственница. Вот они растут.
— Рубить их этим? — ученик с сомнение посмотрел на деревяшку в своих руках.
— Конечно!
Туло вздохнул и пошел рубить. На его удивление деревья легко поддались натиску самодельного топора. Казалось, что он мягко проходит, сквозь древесину, отрезая лишние куски. В скором времени около Туло валялось несколько разномастных кусков.
— Подойдет, — оценил их Гебердур, — теперь их нужно обработать и составить в нужном порядке, внимательно притирая каждую деталь к другой.
— А просто взять одну деревяшку и сделать посох из неё? — устало спросил Туло, вытирая пот со лба.
— Можно, но потом все равно придется допиливать, — усмехнулся Гебердур, — и поверь результат тебя не обрадует.
Туло молча принялся за работу.
Продолжение в комментах

— Учитель! — прокричал Туло вбежав в кабинет, — у меня появились первые волосы на подбородке! Теперь вы научите меня делать посохи?
— Ну-ка, посмотрим, — Гебердур склонился над Туло и внимательно осмотрел подбородок.
Туло тут же гордо задрал голову.
— Трах-тибидох-тибидох, — выкрикнул Гебердур, резко выдернув волос у Туло и в кабинете возник кролик.
Юноша скривился от боли.
— Покатит, — улыбнулся Гебердур, — пошли в заколдованный лес.
— Прямо сейчас? — ученик потер подбородок и скосился на кролика, который быстро забился под стол.
— А чего время тянуть? — Гебердур открыл шкаф и принялся выбирать шляпу.
— Но мне казалось, что нужно выбрать определенное время — промямлил Туло, — когда звезды выстроятся особым образом, благоприятствуя потокам магической энергии...
— Нормальный день, — перебил его Гебердур и раздернул шторы, — посмотри, что тебя не устраивает?
Туло лишь грустно вздохнул.
— Что нам нужно, чтобы сделать посох? — спросил Гебердур, когда они с Туло отошли на порядочное расстояние от дома?
— Дерево?
— Дерево тоже понадобится. Но потом, — маг хитро посмотрел на ученика, — в первую очередь нужен мозг!
— Мозг, — записал Туло в блокнотик, — а чей мозг?
— Желательно человечий.
— И зачем именно он нужен? — ученик снова сделал пометку в своем блокнотике.
— Чтобы проанализировать ситуацию, — начал вещать Гебердур лекторским тоном, — перед нами поставлена задача — сделать посох. Источники утверждают, что большинство посохов делаются и дерева. Поэтому мы решили пойти в заколдованный лес, который является источником магической древесины. Чтобы древесина сохранила свои свойства, её необходимо обрабатывать немагическими инструментами. Как ты думаешь какой инструмент нам бы подошел?
— Топор, — не задумываясь ответил Туло.
— Молодец, — сказал Гебердур и замолчал, продолжая идти вперед.
Туло по инерции прошел пару шагов за ним и остановился.
— Но у нас же нет с собой топора.
Гебердур выразительно посмотрел на ученика.
Юноша сник и побежал обратно к дому.
— И так, что нам нужно еще? — продолжил Гебердур, когда запыхавшийся Туло нагнал его с топором подмышкой?
Ученик внутренне напрягся — на всякий случай он захватил с собой нож и стамеску, предполагая, что маг может сгонять его домой еще пару раз.
— Нам нужно морально подготовится, достичь определенной чистоты духа и мысли, которая появляется после двухнедельной медитации...
Туло снова остановился.
— Но я же не медитировал!
— А пока и не делаем посох способный размазать ровным слоем половину населения королевства.
— Тогда какой мы делаем?
— Нормальный ученический посох, чтобы отработать основные навыки, не причинив вреда окружающим, и, что весьма немаловажно, себе, — Гебердур подозрительно посмотрел на ученика, словно пытаясь понять собирается ли он причинить себе вред, — кстати сейчас мы войдем в заколдованный лес. Магия тут не действует или действует не так как обычно. А еще тут живут различные злобные твари.
— А вот помните, я приносил волшебную палочку... — начал Туло, испуганно озираясь по сторонам
— Помню, — отрезал маг, — ты хочешь узнать почему мы их не используем, хотя они меньше, удобнее и, возможно, практичнее?
Ученик кивнул.
— Это зависит от многих факторов – во-первых палочки могут накапливать меньше магической энергии, а во-вторых, — Гебердур нагнулся и поднял огромный сук, — ими нельзя сделать так, — и резко развернувшись маг с размаху огрел огромного монстра тихо подкравшегося к Туло.

Рабочий день длился бесконечно долго. Гебердур с отупением перекладывал бумаги мысленно делая заметки: "Сто тридцать пять, сто тридцать шесть. Когда же это все кончится? Сто тридцать семь..."
От бесконечного числа бумаг рябило в глазах. Хотелось лечь и уснуть, но нужно было работать.
— Эх, пивка бы, — подумал Гебердур, — но ничего, завтра пятница, вот тогда, вечерком...
Рабочий день длился бесконечно долго. Гебердур редактировал бумаги, щедро перечеркивая их красным карандашом. Усталость валила с ног, в глаза словно насыпали песка, но нужно было работать.
— Эх, пивка бы, — подумал Гебердур, — но ничего, завтра пятница, вот тогда, вечерком...
Рабочий день длился бесконечно долго. Гебердур редактировал бумаги... Но что-то не давало ему покоя. Он посмотрел на календарь. Был четверг.
— Странно, — подумал Гебердур, — что-то тут не то.
Он переложил пару бумаг.
— Вроде вчера был четверг, — он переложил еще пару бумаг, — и позавчера был четверг, — он переложил еще одну бумажку, — и поза-позавчера... ТУЛО!!!
Крик Гебердура казалось проникает сквозь перегородки. Туло материализовался почти мгновенно рядом со столом.
— Что случилось? — спросил он, задыхаясь.
— Ты что натворил? — Гебердур ткнул в календарь.
— Убрал пятницу, — Туло довольно улыбнулся.
— Зачем? — от холодного тона мага в комнате выпал иней.
— Ну вы сами говорили, что нужно быстрее сделать работу, а я подумал, что скоро пятница, а вы не любите... потом суббота и... — начал мямлить Туло.
— Ты убрал пятницу?!! — взревел Геберудр, — чтобы я больше работал?!! Святотатство! Убрать понедельник, среду, воскресенье в конце концов. Но пятницу?!
— Но ведь сработало, — оправдывался Туло.
— Сработало, — согласился маг, — вот только в наказание, у тебя будет вечный понедельник!

— Так, еще немного, — сдавленным голосом проговорил Туло, делая пассы руками. Заклинания материализации с промежуточной трансформацией все еще давались ему с трудом. Раздалось легкое "чпок" и на столе появился немыслимой красоты букет. Причем, немыслимость была буквальной — Туло напряг все свое воображение, фантазию, познание во флористике, чтобы создать нечто необычное и прекрасное.
— Занимаешься? — Гебердур возник за спиной как всегда не вовремя.
Туло испуганно дернулся и попытался прикрыть букет спиной.
— Открытку добавь, — посоветовал маг, не обратив внимания переживания ученика, — и коробку конфет не забудь, девушки это любят.
Гебердур развернулся, чтобы уйти.
— Подождите, — окликнул его Туло, — а вы как проведете день Влюбленных?
— Поверь мне, — усмехнулся Гебердур, — я уже вышел из того возраста, когда свидания привязывают к определенной дате. Это вам, молодым, нужен лишний повод, чтобы выразить свои чувства, словно других дней не бывает. Или можно постараться найти пару. В такие моменты, девушки эмоционально беззащитны и готовы обратить внимание на любого, кто подарит цветы. Я же помню откуда пошел этот праздник и поверь мне, ничего романтического в этом не было.
— А что было? — заинтересовался Туло.
— А был один не очень умный правитель и один не в меру рьяный деятель. Правитель считал, что неженатые мужчины лучше сражаются и запретил женится. Лично мне это решение кажется спорным — человек, который защищает семью, более свиреп, чем тот, которому нечего терять. Мужчины же, сначала, приняли данное постановление на ура, поскольку женится никто не спешил, но женщины были против. Они всегда надеются. А строгие нравы помогали им добиваться заветного. И вот появился один человек, который решил их проблемы, а именно начал женить, причем тайком. И тут правитель оплошал, вместо того, чтобы просто аннулировать браки, он казнил того кто совершал обряд, тем самым сделав его мучеником, вписав сей день в историю, и дав лишний день, чтобы женщина могла почувствовать себя желанной.
— Так вам не нравится это день? — изумился Туло.
— Ну почему же? Хороший день, приятный. Вот только, я столько раз устраивал дамам "романтический ужин", который им так нравится, но еще ни одна в этот день не сводила меня на собачьи бои.

Ветер за окном завывал словно голодный пес. Снежные вихри крутились в яростном танце, бессильно разбиваясь о стекло с леденящим сердце скрежетом. Город заметало второй день. Снег на улице доходил уже до пояса. Честной люд, каждое утро расчищающий проход от дома, уже накидал снега около дверей аж до второго этажа. А конца метели все не виделось.
Туло зябко поежился от случайного сквозняка, чуть не задувшего свечу. В доме было холодно не смотря на раскаленную докрасна печь. Он подкинул еще дровишек и протянул озябшие руки к огню. По телу начало растекаться блаженное тепло, но стоило чуток отодвинуться и мороз, тысячей ледяных иголок вонзался в тело.
— До чего ж холодно, — прошептал Туло, и прислушавшись к тому, как Гебердур напевает в своем кабинете, добавил — а этому все нипочем.
Согреться не представлялось никакой возможности. Печь не в силах была справится с таким холодом. На улице стоял такой мороз, что редкие птицы застывали прямо в полете. А магия? Магия, к сожалению, в таких условиях помогала плохо.
Туло подышал на озябшие руки, из рта вырвалось облачко пара.
Юноша вскочил, несколько раз взмахнул руками, разгоняя кровь, пару раз присел и не выдержав, побежал в кабинет к Гебердуру.
— Учитель, — осипшим от холода голосом проговорил Туло.
— Да? — Гебердур отвлекся от своих дел и вопросительно посмотрел на ученика.
Туло поежился — в кабинете мага было еще холоднее.
— Почему вы не мерзнете, — наконец собравшись с силами вымолвил он.
— Туло, Туло, — улыбнулся маг, — когда человек увлечен любимым делом, когда дух его стремится к знаниям, то сердце, словно пламенный костер, не дает замерзнуть его телу. Отбрось тоску и возрадуйся новому дню, забудь о горестях и будь открыт всему новому, светлому, тогда заметишь, что тебе не страшны любые неприятности.
— И именно вера не дает вам замерзнуть? — наивно хлопая ресницами спросил Туло.
— Конечно! — воскликнул Гебердур, — а еще теплые вещи, связанные бабушкой.

Гебердур, напевая веселую мелодию, уже подходил к дому, когда раздался взрыв. В небо взметнулись испуганные птицы, где-то завыла собака.
— Неплохо шарахнуло, — радостно заметил Гебердур, разглядывая свое жилище, — в какой-то момент, мне даже показалось, что крышу подбросило.
Из окон дома валил густой дым. Маг поднялся на крыльцо, распахнул дверь, с опаской заглянул внутрь, но все таки зашел.
— Туло, — крикнул Гебердур, — тщетно пытаясь хоть что-нибудь разглядеть.
— Я фдесь! — раздалось откуда-то сверху.
Маг начал медленно подниматься по лестнице и неосторожно оперся на стену, вляпавшись в что-склизкое.
Он поднес руку к лицу и рассмотрел, что это склизкое в которое он вляпался, в добавок было мерзким и зеленым.
— Туло! — взревел Гебердур.
— Хы-фпук-хррр... — раздалось из комнаты ученика.
Маг не медля не секунды вломился в дверь и увидел как Туло зажимает в углу гигантская тварь.
— Держись, — Гебердур неторопливо закатал рукава и вдруг резко выбросил руки вперед атакуя монстра. Магический импульс сорвался с ладоней сверкающей волной ударяясь в противника и рассыпался сонмом искр.
Монстр развернулся и принялся надвигаться на мага.
— А вот это уже серьезней, — прорычал Гебердур и снова атаковал. Воздух загудел от напряжения. Несколько молний ударили разом, затем ударил огненный шквал и как финал снежный вихрь. Монстр застыл.
— Однако, какой сильный демон, — Гебердур утер пот со лба.
— Это не демон, это нафморк, — просипел Туло с трудом поднимаясь из угла.
— Насморк? — удивленно воскликнул маг и снова посмотрел на монстра. Тот уже начал шевелится, с трудом разрушая ледяную корку.
— Угу, — хлюпнул носом Туло.
Гебердур обреченно вздохнул и щелкнул пальцами. Монстр исчез, а Туло полегчало.
— Сколько раз я тебе говорил, — не запускай болезни, — наставительно сказал Гебердур своему ученику, — лечи сразу! А еще лучше навесь заклинание которое делает это за тебя.
— Я не специально, — Туло потупился, — вроде с вечера было нормально, а утром встаю, горло болит, нос заложен, произношу заклинание, а тут...
— А тут дикция нужна, — усмехнулся маг, — и хорошо, что у тебя диареи в добавок не было...

Был теплый осенний день. Листва с легким шелестом опадала с деревьев, ложась на землю пестрым ковром. В лужах, словно в старых потускневших зеркалах, отражалось голубое небо с редкими пушистыми островками облаков.
Шурх-шурх-шурх — шуршали листья под ногами Гебердура. И точно такой же шелест стоял в его голове — воспоминания, отголоски забытых эмоций, необъяснимое томление, легкая апатия.
— Природа увядает, — еле слышно проговорил маг.
Туло, шагавший рядом, не замечал увядания. Для него осень была буйством красок, периодом песен и плясок в тавернах, где крестьяне отмечали праздник урожая. Веселые молочницы, весело вскидывающие ноги в танце, и глядишь у какой-нибудь особо бойкой, нет, да и покажется белая полоска нижней юбки, во время безумного па.
И этот невообразимо вкусный октябрьский эль. Густой, насыщенный, с легкой горчинкой и ароматом, наполненным свежестью осеннего леса. И скворчащая на вертеле свинина, заставляющая заполнятся рот слюной и сходить с ума от одного лишь запаха.
— Я встретил её осенью, — вдруг сказал Гебердур.
— Кого? — Туло посмотрел на мага, но он не обратил на него внимания.
— Небо было затянуто тяжелыми тучами и все вокруг казалось серым — земля, деревья, люди. Я стоял на улице, недалеко от таверны и множество мыслей лезло мне в голову. Мне предстояло решить множество проблем. И тут подходит она. Закутанная в темный плащ, с непонятной шапочкой на голове, вид был слегка потрепанный. Но глаза, её глаза были с легким оттенком грусти, как у человека познавшего этот мир, но в то же время слегка напуганные. И она смотрела на меня этими невероятными глазами, а губы, словно шептали что-то. Я слегка кивнул, она подошла ко мне. Я ожидал чего угодно: просьбы показать дорогу, предложения купить курицу, или банального попрошайничества. Но она тихо предложила познакомится. Девушка, молодая девушка лет четырнадцати предложила мне познакомится с ней. Я сразу вспомнил свой возраст, в голове промелькнули все женщины которых я знал. Я сопоставил себя и её, представил нас вместе, подумал о том как сложно было подойти к незнакомому человеку. Но все это было после, а в тот момент я растерялся и лишь отрицательно покачал головой.
Она ушла...
С тех пор я о ней иногда думаю. Как мой отказ повлиял на её судьбу? Что стало потом?
— И вы её больше никогда не видели? — поникшим голосом спросил Туло
— Как-то раз, спустя несколько лет, прогуливаясь по лесу, я мельком увидел девушку, промчавшуюся на единороге... Возможно это была она.
Туло слегка улыбнулся, единорог всегда ассоциировался у него с чем-то светлым, радостным. В легендах говорилась, что лишь невинное создание может приручить единорога и тот унесет его в страну о которой все могут только мечтать...
— Это же хорошо, — радостно воскликнул ученик.
— Возможно, — тихо ответил маг, а про себя добавил, — только единорог был черным...

— Предположим у тебя есть одно яблоко, — Гебердур ловко достал яблоко из кармана и поставил его на стол перед Туло, — что ты сделаешь, чтобы их стало два?
— Воспользуюсь магией, — ответил Туло и тут же скопировал яблоко.
— А если ты не можешь воспользоваться магией? — спросил Гебердур, убирая одно яблоко, и щелкнул пальцами, — вот, сейчас ты магически бессилен.
Туло сделал пару пробных пассов, убедился, что не может сотворить даже простейшее заклинание и задумчиво уставился на яблоко. Мысли носились в его голове с бешенной скоростью, но решение не приходило.
— Сдаюсь, — признался Туло, спустя пару минут, — я не знаю как из этого яблока сделать два целых.
Он особо подчеркнул слово — целых.
— А ведь это просто, — усмехнулся Гебердур, — берем яблоко, разрезаем его...
Он ловко разрезал яблоко, достал из него косточки и посадил в стоявший на подоконнике горшок. Раньше в этом горшке рос кактус, но из-за отсутствия внимания он давно умер.
— Теперь нам осталось немножко подождать, — Гебрдур довольно потер руки. Правда, гениальное решение?
— И сколько нам ждать? — скептически заметил Туло.
— Немного! — маг взмахнул рукой и из горшка быстро полезло деревце.
— А вот и нет! — Туло сделал останавливающий жест, — вы забыли, что нам недоступна магия.
Гебердур растерялся, в это время деревце слегка пожухло.
— Ну тогда, подождем, пока яблоня вырастет сама, — слегка потухшим голосом сказал Гебердур.
— Это лет десять? — в голосе Туло явно звучали нотки сарказма, — вам что заняться больше нечем?
— Ну вообще-то да, — маг смутился, словно ребенок, которого поймали на воровстве конфет, и быстро ретировался из комнаты.

Сказочка на ночь :)
Телега
Ожидание выматывает. От работы устаешь, от учебы пухнет голова, а ожидание заставляет напрягаться, переживать, думать, предполагать и в конечном итоге выводит из себя. Туло ждал уже второй час. Гебердур куда-то исчез. На столе лежал читанный-перечитанный учебник по практической магии. Юноша сидел в своей комнате и лениво перелистывал его с конца в начало, задерживаясь в наиболее интересных моментах. Можно было заняться своими делами, но Туло послушно ждал.
Наконец хлопнула входная дверь, Туло радостно встрепенулся, изобразив на лице довольную улыбку. Мимо комнаты, с грохотом роняя какие-то предметы, пролетел Гебердур, даже не взглянув на своего ученика. Туло поскучнел. Через пару минут маг пробежал обратно и принялся, что-то искать в коридоре, ворча себе под нос. В скором времени он снова побежал обратно, но на ходу затормозил и заглянул в комнату к ученику.
— Что ты сидишь? Занятий сегодня не будет, — выпалил Гебердур, — и да, займись чем-нибудь.
— Чем? – спросил Туло.
— Чем-нибудь полезным, — отрезал маг, — вон на дворе второй год стоит телега. Придумай что с ней сделать и про магию не забывай. Приду, проверю!
Туло спустился во двор и скептически осмотрел телегу. Телега была старая. Кузов рассохся, колеса, оббитые давно заржавевшим железом, казалось, на веки застыли в одном положении, задняя ось треснула, передняя была готова рассыпаться от малейшего дуновения ветерка.
Юноша грустно вздохнул, и тут же опасливо прикрыл рот рукой, боясь нанести дополнительные повреждения.
Для начала Туло наложил укрепляющее заклинание. Затем аккуратно восстановил все деревянные части, смазал оси и снял ржавчину с металлических поверхностей. Что делать дальше он не знал, но был уверен, что проделанной работы для Гебердура не достаточно.
— Что еще придумать? – задумался Туло и осторожно присел на телегу, и та тихонько покатилась.
— Точно! – вскричал Туло, вскакивая – я заставлю тебя ездить самой!
Он оглядел колеса телеги и принялся составлять многокомпонентное заклинание.
— Тут главное точный расчет, — говорил он себе, — ставим крутящий момент на все четыре колеса, добавляем зависимость, чтобы они равномерно крутились в любом случае, обеспечивая плавность хода. Управлять буду с помощью оглоблей. Куда поверну, туда и поедет, вот только тяжко их ворочать.
Он подумал и просто усилил степень воздействия на оглобли с помощью магии.
— Вроде, готово, — сказал Туло и с гордостью посмотрел на свое творение. Телега практически не изменилась, только выглядела свежее.
Не откладывая дела в долгий ящик, Туло уселся на телегу и щелкнул пальцами. Телега послушно рванула вперед. И только сейчас, глядя на стремительно приближающуюся стену дома, Туло вспомнил, что не позаботился об одной мелочи – как останавливать эту штуку!
— Мама! – крикнул ученик не своим голосом, экстренно катапультируясь с телеги, за мгновение до удара.
Раздался громкий треск. Стена выдержала. Телега частично. Она завалилась на бок, растопырив поломанные оглобли, при этом колеса продолжали вращаться.
Туло с трудом поднялся и щелкнул пальцами, прекращая бег колес.
Нужно было что-то исправить. И он исправил.
Спустя несколько часов телега была готова. Оглобли исчезли за ненадобностью, а вместо них появилось хитрое устройство, напоминающее рычаг. Довольный Туло снова уселся в телегу, готовясь к испытанию.
Продолжения в коммментах...

Та-да-ам! Озвучил весеннюю сказку уважаемого @gudez-z-z про мага Гебердура и его ученика Туло под названием "Не всяк грек мудрец" (@gudez-z-z уж извини, но название пришлось придумывать мне). Оригинал juick.com
Скачать с dropbox db.tt в mp3
i.juick.com

Коротенькая сказочка.
Двуглавая Сью нежно прижала Туло к своей груди. Провела рукой по волосам, ласково приговаривая: «Туло, зайчик мой…»
Раздался негромкий хлопок.
— Чёрт! Все время забываю, что я ведьма, — выругалась Сью и столкнула зайчонка на пол…

— Учитель, магия позволяет управлять примитивными животными? – спросил Туло, о чем-то задумавшись.
— Конечно, — Гебердур сделал неуловимое движение бровью.
— А не помыть ли мне посуду? — неожиданно заявил Туло и пошел на кухню.

— Учитель, магия позволяет управлять примитивными животными? – спросил Туло, о чем-то задумавшись.
— Конечно, — Гебердур сделал неуловимое движение бровью, и муха, сосредоточенно стучавшаяся в оконное стекло, залетела в рот Туло, — а что?
— Да ничего, — ответил Туло, яростно отплевываясь, — просто хотел муху в форточку отправить.

— Запретные развлечения для мужчин! Только у нас, именно то, что вы так давно хотели сделать, но боялись! Строго конфиденциально, никто не узнает, что вы у нас были… — Туло, заслышав шорох за спиной, сунул листовку в карман, но было уже поздно.
— Что это у тебя? – строго спросил Гебердур.
— Да так, иду я по улице, — Туло невинно потупил глазки, — кругом бегают карманники. Я автоматически наложил заклятье от воровства и иду себе дальше. Вдруг чувствую, в кармане что-то мешается. Сую руку, а там это, — он протянул листовку, — если бы пытались что-нибудь украсть, я бы сразу заметил! А так... Можно сказать, подкинули на ровном месте.
— Ну-ну, — пробормотал маг и пристально посмотрел на своего ученика, — надеюсь, ты не собираешься туда идти?
— Нет конечно, — деланно возмутился Туло.
— Вот и хорошо, приличным юношам там нечего делать, особенно когда они могут стать магами. Бывает, ползешь себе по карьерной лестнице, и вдруг бах, всплывает неприятная история из прошлого. И вроде бы мелочь, но общественность раздувает такие истории до невообразимых пределов. Что-то приукрашивают, что-то замалчивают и вот ты уже не светлый маг, а пособник орков и серийный убийца, — Гебердур гадливо поморщился, — так что не советую туда ходить. Тем более смотреть там нечего…
Туло согласно кивнул и поспешно выкинул листовку, однако маг увидел в его глазах подозрительный блеск.
Ровно в полночь, когда Гебердур уже битый час притворялся спящим, входная дверь тихонько скрипнула.
— «Все-таки пошел» — подумал про себя маг и хитро улыбнулся.
Туло осторожно пробирался к указанному в листовке дому. Он чувствовал себя невообразимо глупо, но любопытство толкало вперед. Или не любопытство, а жажда вкусить запретный плод? Причем, запрещенный не только обществом, но и грозным учителем. Кто знает? Но вот и нужная дверь.
Туло нерешительно замер, протянув руку к шнурку звонка. Что ждет его внутри? Он шумно сглотнул и почувствовал, как вспотели ладони.
— Ну давай же, смелей, — прошептал он сам себе. Ноги предательски дрожали, но он все же дернул. Дверь неслышно открылась. Туло сделал шаг и замер. Он ожидал увидеть, что угодно, но такое…
— Ну как, сходил? – Гебердур встретил своего ученика на пороге с ехидной ухмылкой.
— Сходил, — ответил Туло, все еще находясь в прострации. Его круглые от удивления глаза, смотрели как бы сквозь предметы.
— И что там было? – маг наслаждался растерянностью юноши.
— Вы не поверите, — прошептал Туло, — курсы кройки и шитья…

— Приветик, — чем-то довольный Гебердур забежал в кухню и замер в растерянности.
Туло, спокойно коловший грецкие орехи, насторожился. Маг обычно так не замирал, особенно в растерянности, и уж особенно с открытым ртом.
— Что случилось? – спросил юноша, закинув очищенный орех в рот.
— Стой! – крикнул Гебердур и замахал руками.
— Я и так не двигаюсь, — проговорил Туло, растерянно жуя.
— Выплюнь!
Ошарашенный юноша, не раздумывая, плюнул перед собой.
— Ты что вытворяешь? – Гебердур грозно посмотрел на своего ученика. Его взгляд не предвещал ничего доброго. Туло мог поклясться, что маг разгневан не на шутку.
— Ничего, — юноша старательно утерся рукавом и посмотрел на заплеванный стол.
— А кто орехи лопал?
— Ну, я, — сознался Туло, по-прежнему не понимая, что происходит, — но их все едят.
— Все? Все?! Ты хоть раз видел мага, поедающего грецкие орехи? – вскипел Гебердур.
— Нет, — испугался ученик, — а они, — он понизил голос, — влияют на магические способности?
— Хуже, — сухо ответил Гебердур, — посмотри.
Маг взял расколотый орех и осторожно отряхнув остатки скорлупы поднес к лицу Туло.
— Посмотри. Ничего не напоминает?
— Нет.
— Смотри внимательнее, — Гебердур поднес орех к самым глазам юноши.
Туло до предела напряг зрение, разглядев мельчайшие прожилки, но не увидел ничего особенного, что могло бы напугать мага.
— Не вижу, — раздосадовано прошептал ученик.
— Мозг!
— Что мозг?
— Он похож на мозг! – Гебердур искренне разочаровался в интеллектуальных способностях своего ученика.
И верно, Туло снова пригляделся — орех походил на уменьшенную копию человеческого мозга. Изгибы, прожилки, извилины. Он с испугом посмотрел на мага.
— Да, — ответил Гебердур на немой вопрос, — они разумные. Возможно не так как мы, но при определенных условиях…
— Но, как же…
— Не все знают, — маг понизил голос до трагического шепота, — торговцы орехами тщательно скрывают эту тайну, получая немыслимые барыши. Они бы и человечину продавали в мясных лавках, будь на нее спрос. А тут практические безмолвные, да еще и сорванные в юности. Они даже не считаю это за убийство. Так, небольшое прореживание. И всем наплевать, что величайший мыслитель мира был грецким орехом.
— Сократ Безмолвный был грецким орехом?! — в ужасе воскликнул Туло.
— Тихо, — Гебердур прикрыл ученику рот, — не так громко. Об этом не принято говорить вслух. Все считают, что Сократ Безмолвный был человек, но избранные знают, что тот, чье лицо мы видели на картинах, всего лишь переводчик. Весьма посредственный маг, но к своему счастью умел общаться с растениями. И если ты внимательно присмотришься к известному полотну, то увидишь, что около его правого уха свисает ветка грецкого ореха.
Туло замер в восхищении, казалось, что весь его мир в одночасье перевернулся. Он бросил взгляд на стол, покрытый скорлупками грецких орехов и задохнулся от ужаса. Сколько невинных жертв! Сколько боли и страдания. Он упал на колени, с трудом сдерживая слезы.
— Я убийца, — с трудом прохрипел Туло.
— Скорее всего, нет, — спокойно ответил Гебердур, и, подойдя к столу, взял парочку грецких орехов.
— Почему? – ученик с надеждой посмотрел на мага.
— Потому что сегодня первое апреля, — Гебердур с хрустом расколол орехи в руке.
— И значит они не разумные? – Туло почувствовал, как у него падает камень с души.
— Кто знает… — Гебердур посмотрел на орех, и задумчиво добавил, — кто знает…

Весна приближается незаметно. Сначала солнце начинает припекать сильнее. Потом слегка опадают сугробы, стихают ветра, небо наполняется синевой. И вот уже в воздухе пахнет весной. Неуловимый запах, неопределенный, но такой волнующий.
Выглянул в открытое окно и глубоко вздохнул. Ветер легонько трепал его волосы. Хотелось сделать что-то безумное, например выпрыгнуть в окно, или издать дикий вопль, будоражащий кровь. Он открыл было рот, но заметил смутно знакомую фигуру, приближаю к дому.
— Лореит! — крик получился скорее восторженным, чем диким.
— Туло! — крикнула в ответ Лореит, открывая входную дверь.
Туло стремглав бросился вниз, чуть не оборвав дверь своей комнаты. Те времена, когда он побаивался волшебницу, давно прошли. Теперь он восхищался красотой и мудростью Лореит, уважая её не только как волшебницу, но и как женщину.
Скатившись по ступенькам в холл, Туло оказался в теплых и приятных объятьях.
— Что за шум? — сварливый голос Гебердура испортил всю красоту момента.
— Гебердурчик! — Лореит выпустила Туло, который тут же обиженно насупился, и кинулась обниматься к магу.
— Какими судьбами? — спросил Гебердур, расплываясь в блаженной улыбке.
— Надоело сидеть дома, — ответила Лореит, к большому удовольствию Туло, отстраняясь от мага, — воздух спертый, все как-то не так. Поэтому решила развеяться и заглянуть к вам гости.
— Ну заходи, — Гебердур сделал приглашающий жест и открыл дверь в гостиную.
— Что это? — Лореит в изумлении замерла на пороге.
— Гостиная, — ответил Гебердур, искренне не понимая причины изумления.
— Правда? — ехидно осведомилась волшебница, — а я думала, что свинарник?
Гебердур сердито засопел
— Кошмар! — не унималась Лореит, — как можно жить в такой грязи? Кругом пыль, грязь, хлам какой-то валяется.
— Это не хлам, а рабочий инвентарь, — начал оправдываться Гебердур, — и не валяется, а лежит в строго определенных местах.
— Да ну? — волшебница скептически приподняла бровь, —
а где у тебя лежит "Справочник редких растений для магов-практиков"?
— На стуле, вон в том углу, под грязной мантией, — не задумываясь ответил Гебердур.
Лореит, осторожно прошла в указанный угол, старательно обходя нагромождение вещей, и брезгливо, двумя пальчиками, приподняла мантию. Под ней, как и говорил маг, оказалась книга, заложенная носком на нужной странице.
— Это просто невообразимо, — Лореит отбросила в сторону мантию, — двое взрослых мужчин не могут навести порядок!
Туло и Гебердур непонимающе переглянулись.
(продолжение в комментах)

Сказочка на злобу дня

— Гебердур – дурак, — раздалось под окном.
Туло побледнел. Бросил быстрый взгляд на мага. Гебердур развалился в кресле и читал какой-то фолиант.
— Гебердур – дурак! – еще громче крикнули за окном.
Маг спокойно перелистнул страничку и снова углубился в чтение.
Туло осторожно выглянул в окно. Около дома стоял какой-то паренек. Невысокий, в мятой одежде и с каким-то простовато-глупым выражением на лице.
— Гебердур – дурак!!! – заорал паренек что есть мочи и затопал ногами.
Маг спокойно читал в своем кресле.
— Учитель, — не выдержал Туло, — почему вы так спокойно это слушаете?
— Что это? – Гебердур, наконец, отвлекся от книги.
— Вот это, — Туло указал на окно, и с улицы раздалось уже истеричное: «Гебердур – дурак, дурак, ДУРАК!!!»
— Так это ж местный дурачок, — маг непонимающе посмотрел на Туло.
— И что? Он оскорбил вас! Неужели вы не накажите его?
— Зачем?
— Как — зачем? – опешил Туло. Вас ругают, а вы просто будете сидеть и слушать? Его надо проучить!
— Ну, во-первых, я не слушаю, — усмехнулся Гебердур, — а во-вторых, магии не хватит наказывать всех дураков на свете.
— Но это же не абстрактный дурак. Он здесь и сейчас. И вопит!
— Мне от него ни горячо, ни холодно. Человек хочет выделиться, побыть в центре внимания. Кто я такой, чтобы портить людям удовольствие? А вот если бы кто-нибудь более разумный высказал свое негативное мнение обо мне, да еще и обоснованное... Например, ты – Гебердур грозно посмотрел на Туло, — тогда пришлось бы его испепелить…

Курорт
— Я несу огромные убытки! – посетитель встал и начал нервно расхаживать по комнате, не прекращая болтать, и постоянно на что-то натыкаясь. Сначала он зацепился за стоящую на столе пробирку с непонятной субстанцией зеленого цвета, затем споткнулся о стул. Гебердур молча наблюдал за его перемещениями. Суть проблемы была ясна, но клиенту следовало выговориться. И он выговорился, после того как опрокинул полку со свитками.
— Хорошо, я помогу вам, — сказал Гебердур, поднимаясь со своего кресла.
Посетитель посмотрел на него изумленными, но полными надежды глазами.
— Вы точно справитесь? – неуверенно произнес он, забыв о том, что в магах лучше не сомневаться.
— Определенно, — заверил его Гебердур, — не беспокойтесь.
А беспокоиться было о чем. Клиент был владельцем самой популярной грязелечебницы. Посетители стекались к нему со всех концов света, не жалея денег ни на лечение, ни на отдых. Цены постоянно росли, но основной поток посетителей составляли люди из высшего общества. Это и стало причиной бед. Никто уже не знает, что не поделили два сноба, но они оказались выходцами враждующих родов. А дальше по нарастающей — сначала на подмогу приехали братья, потом дяди с вассалами, зятья, внучатые племянники и прочие близкие и не близкие родственники, превратив уютную грязелечебницу в место боевых действий.
Утро начиналось с дуэли, запланированной с вечера. Затем приходило время завтрака, после которого происходило несколько дуэлей между любителями поспать. Обед на время останавливал выяснение отношений — негоже драться во время еды. А так же на несколько часов после, поскольку приехали лечиться грязью, а не махать оружием. Но перед ужином все же случалась еще парочка дуэлей. После чего все мирились. Однако, за ужином, отмечая долгожданное перемирие, все упивались и начинали поносить противника, провоцируя множество новых дуэлей. И все бы ничего, но во время этих мероприятий громилось огромное количество посуды, разбивалось все, что можно разбить и поджигалось все, что может гореть. Не говоря уж о том, что ежедневные баталии с последующей пьяной гульбой отпугивали новых посетителей. Владелец получал гигантские суммы денег, но они тут же уходили на ремонт мебели, закупку посуды и вина.
Клиент рассыпался в благодарностях, но Гебердур уверенно и быстро вытеснил его за дверь. Дело необходимо было обдумать. Вернее, одна хитрая мыслишка уже зародилась в мозгу мага, оставалось только уточнить детали.
К утру не выспавшийся, но довольный маг разослал гонцов по всем уголкам империи. Отправив последнего, он хитро улыбнулся, а уже через пару дней в его двери уже стучался озлобленный клиент.
— Это переходит все рамки дозволенного! – вопил хозяин грязелечебницы, — вы осквернили последнее, что у меня осталось – хорошую репутацию!
— Зато вы получили деньги, — улыбнулся маг.
— Но какой ценой! – клиент раздраженно бросил на стол свиток с надписью:
«Спешите видеть, только сегодня и только у нас. Хит сезона – Бои аристократов. Неприкрытая ярость голубой крови, неистовство стали, пыл победы и горечь поражения. Кто победит? Делайте ваши ставки, господа. Количество билетов ограничено»

Есть еще второй вариант концовки. Могу выложить его в комментах.

Замок выглядел угнетающе – острые шпили башен напоминали наконечники копий, небольшие окна, забранные коваными решетками, зияли черными провалами в каменных стенах, местами побитых тяжелыми осадными орудиями. Обдуваемая всеми ветрами крепостная стена своим неприступным видом дарила чувство безнадежности, граничащее с обреченностью. На фоне чистого голубого неба он казался чем-то чужеродным, неправильным. Однако, не смотря на отталкивающий вид, к воротам замка, находящимся за широким рвом с водой, вела прекрасная дорога из брусчатки. Через ров был перекинут подвесной деревянный мост, на котором скучали два стражника.
Туло прикинул высоту самой большой башни и судорожно сглотнул. Его неуемная фантазия сыграла с ним дурную шутку — он тут же представил, как падает с такой высоты. Вот только почему-то в этих фантазиях он не умел левитировать, а так же не знал смягчающих заклинаний, забыл, как уплотнять воздух и не задумывался о том, что ему совершенно нечего делать на верхушке башни.
— Впечатляет? – спросил Гебердур.
— Немного, — возможно из скоромности, может, опасаясь насмешек учителя, но Туло решил не показывать, как поразил его замок.
— Триста лет стоит, — гордо сказал Гебердур, словно сам строил, — теперь таких не делают, развитие магообороны позволяет экономить на материалах, защитных приспособлениях, стражниках. Вот только не всегда они помогают, особенно если маг профан в своем деле. Вот помню однажды был случай – дипломированы маг, множество званий, почетный член и прочее, ставил защиту на замок. Заплатили ему по тем временам совершенно немыслимую сумму. И он, конечно, расстарался – ловушки на подступах, выдвижные шипы, скользкие стены, поле, отражающее камни, тараны и прочую ерунду. Защита от нападений с воздуха была на уровне, не то что дракон, вороны заживо жарились на подлете, что, кстати, весьма не нравилось слугам, которые ежедневно убирали двор от обугленных тушек. Ну и прочие веселости, такие как полная самодостаточность, оживающие статуи и проваливающийся пол. Все на уровне. Вот только замок через пару лет с легкостью захватили.
Гебердур злорадно расхохотался.
— Но как? – Туло сгорал от любопытства.
— Подкоп сделали, — отрезал Гебердур. Он заметил какую-то табличку за воротами замка и направился к ней, даже не удостоив стражников взглядом. Стражники ответили тем же.
Туло поник, он хотел дослушать историю.
— Вот ведь не разберешь, где кто сидит, вечно какие-то перемены. Скачут как блохи с места на место, — бормотал маг себе под нос, внимательно читая надписи, — идем, нам в восточное крыло третий этаж, первый кабинет слева.
И они вошли в магическую академию.
Кругом, создавая невообразимый шум, сновали юные маги всех возрастов, одетые в однотипные мантии. После уединенный обстановки дома, этот шум показался Туло ужасающим.
— Ну как тебе? – прокричал Гебердур.
— Шумно!
— Что?
— ШУМНО! – что есть мочи крикнул Туло, в этот момент гомон утих, и его голос эхом прокатился по внезапно опустевшему длинному коридору, освещенному редкими факелами.
— Так перемена, — Гебердур улыбнулся, — была.
— А почему вы не отправили меня учиться в магическую академию? – спросил юноша, пытаясь замять неловкий момент.
— Отправлю, когда придет время доказать, что ты настоящий маг. Вот это будет потеха, — ухмыльнулся маг, — но это нужно лишь для того, чтобы тебе выдали лицензию. Учеба же в этом заведении не даст тебе ничего, кроме напыщенной самоуверенности. «Шесть лет магоакадеми» — будешь говорить ты, с таким видом словно прошел третью столетнюю войну. И клиенты будут восхищенно заглядывать тебе в рот. Вот только после того, как ты опростоволосишься, придут скромные труженики магического фронта и сделают твою работу, как надо.
Продолжение в комментах...

Дела, заботы, проблемы – все это имеет свойство копиться. А еще имеет свойство наваливаться одновременно, со всех сторон. И вроде бы еще вчера свободный человек, становится резко занятым, и непонятно, когда это все кончится, потому что края этим проблемам не видно.
Гебердур с тоской оглядел заваленный свитками стол и обреченно вздохнул. Дел хватило бы на год вперед. Он осторожно поднял ближайший свиток. Пробежался глазами по первым строчкам и неудержимо зевнул, чуть не вывихнув челюсть. Описанная проблема была невыносимо скучной банальщиной. Однако решить ее требовалось в кратчайшие сроки.
Скрипя зубами маг сотворил заклинание бодрости и с головой погрузился в нудную работу.
— Учитель, — звонкий голос Туло выбил Гебердура из рабочего ритма.
— Чего тебе? — сварливо ответил маг, пытаясь найти строчку, на которой остановился.
— Вы хотели провести урок по созданию магических вещей.
Гебердур посмотрел на юношу с тоской и страданием. Открыл было рот, собираясь поведать о своих проблемах в весьма озлобленной форме, но тут же замолчал. Зачем перекладывать всю тяжесть забот на чужие плечи? Туло горит желанием учиться. Он еще не успел разочароваться в этом мире, где самая интересная работа может стать проклятьем. И уже тем более не стоит срываться на своем ученике.
— Иди и попробуй разобраться сам, я посмотрю, как освобожусь, — ответил Гебердур, поражаясь своей сдержанности.
Туло лишь кивнул и тут же выскочил за дверь.
Далеко за полночь Гебердур с отвращением отложил бумаги. Работы оставалось еще много, но делать ее не было никаких сил. Хотелось слегка отвлечься и завалится спать. Сонно позевывая, маг побрел в свою спальню, размышляя о том, какую книгу почитать на ночь. Проходя мимо комнаты Туло, он заметил, что там горит свет.
— Не спим? – Гебердур распахнул дверь, заставив подскочить спящего за столом ученика.
— Нет, — отрицательно помотал головой Туло, хотя заспанные глаза говорили об обратном.
— Ну, показывай, чему ты научился, — улыбнулся Гебердур.
Туло радостно забегал по комнате, собирая свитки и рассказывая на ходу: Я проштудировал множество материалов, и выяснил, что качество наложения заклинаний зависит от материала вещи. Поэтому выбрал наиболее податливый. Суть заключается в том, чтобы переплести сущность объекта с сущностью заклинания. Так называемый эффект магической диффузии, когда структуры взаимопроникают друг в друга под магическим воздействием.
Гебердур одобрительно кивнул.
— Однако, существуют определенные проблемы, — продолжал Туло, копаясь под столом, — если материал, из которого изготовлен объект, недостаточно упруг, как в магическом, так и в физическом плане, есть вероятность его расколоть. Поверхностное же наложение заклинания дает временный эффект. С учетом этих тонкостей надо найти тонкую границу между разрушением и проникновением, обеспечивающую наилучшую взаимосвязь. Поскольку я хотел понять сам принцип, то взял наиболее простой объект и наложил на весьма своеобразное заклинание. Возможно, не слишком изысканное, но обеспечивающее максимальное влияние на внутреннюю структуру, а так же дающее наиболее плотную вязь. Где же он?
— Кто? – спросил Гебердур.
— Объект.
— Не знаю, — ответил маг, делая шаг, чтобы помочь в поисках, и тут же споткнулся, обо что-то твердое.
Это было чугунное ядро.
— Чтоб тебя! – взревел Гебердур, ударяя молнией по ядру. Тот лишь слегка покачнулось.
— Вот он, — закричал Туло, с натугой поднимая ядро.
— Что это? – подозрительно спросил Гебердур, потирая ушибленную ногу.
— Мой объект, на который я наложил заклятье, — радостно ответил ученик, любовно потирая чугуны шар.
— И что за заклятье?
— Заклятье неуничтожимости, — гордо ответил Туло.
— На чугунное ядро? – уточнил Гебердур.
— Да, — подтвердил Туло.
— Молодец, — обреченно выдохнул маг и вышел из комнаты, прихрамывая на одну ногу.

— Справа заходи! – крикнул Гебердур, с трудом переводя дух.
Туло ловко юркнул, за сосну, уворачиваясь от ядовитого плевка, и тут же бросился в ближайшие кусты, выпустив на ходу парочку молний.
Шаман орков отвлекся, усиливая защиту, чем и воспользовался Гебердур.
— Получай, — прохрипел он и обрушил на орка шквал огня.
Шаман мерзко захохотал, оборачиваясь. Пламя обошло его, не причинив вреда. Лишь одежда, сшитая из людской кожи, слегка обуглилась.
— Ты слишком слаб, чтобы тягаться со мной! – голос орка был низок, но гнусав, — готовься к смерти!
— К твоей? Давно готов! — проворчал Гебердур и отскочил в сторону.
Тут же раздался громкий треск, и шамана накрыло огромным деревом, удачно заваленным Туло.
Гебердур осторожно подошел к телу орка, придавленному деревом, пару раз пнул ногой, затем наклонился, пытаясь услышать дыхание, и лишь после этого устало опустился на землю.
Туло с опаской выглянул из кустов, готовый в любую секунду спрятаться обратно. Гебердур призывно махнул ему рукой.
— Все? – поинтересовался Туло.
— Все, — устало ответил маг, вытирая пот со лба, — сильный оказался.
Гебердур поднялся и принялся обыскивать тело шамана.
— А вот и амулеты, — проговорил он, снимая с шеи орка ожерелье из ушей, какие-то корешки на веревочке, непонятные кусочки металла и камней, — сразу видно, передавалось по наследству. Вот это, похоже, еще со времен Ыгрху.
Маг ткнул под нос Туло, какой-то невзрачный уголек.
— А кто такой Ыгрху? – тут же спросил юноша.
— Историю учить надо, — Гебердур смерил юношу взглядом полным презрения, — Ыгрху один из первых вождей орков. Говорят, он первый догадался бросать особую траву в костер и разговаривать с духами. За это духи и наградили его невиданной силой, которая должна была возвысить весь род оркский над остальными существами. Вот только он сплоховал, сам возвысился, а про собратьев забыл. За что и поплатился. А амулет остался.
Гебердур задумчиво повертел уголек в руках.
— Занятная вещица. Каждый следующий обладатель вкладывал в нее часть своей силы, увеличивая мощь. Но иногда все же брали. Как сейчас…
— А это что? – Туло вынул из кармана шамана какой-то свиток, — по виду старый.
Гебердур внимательно осмотрел находку. Свиток пожелтел от времени, буквы на нем выцвели, но нижняя часть была вполне читаемой.
— Похоже на древнеоркский, — маг пробежался глазами по строчкам, — сложно разобрать, но возможно.
Гебердур протянул свиток Туло: возьми, переведешь на досуге.
Туло согласно кивнул.
— Ну как идут дела? – спросил Гебердур у Туло, уже третий день безвылазно сидящего в своей комнате.
— Почти готово, — Туло потер усталые глаза и откинулся на спинку стула, — верхнюю часть разобрать не удалось, но там, по-видимому, было название зелья, а вот нижнюю часть я перевел.
Он встал и громко зачитал:
Оно не только друг — оно мудрец:
С ним разногласьям, ересям — конец!
оно — алхимик: превращает разом
В пыль золотую жизненный свинец.*

Гебердур изумленно поднял бровь.
— Тут, видимо говорится, о зелье – продолжил Туло, — а дальше идут ингредиенты и порядок смешивания. Осталось только сварить и узнать, что именно оно делает.
— Хорошо, — Гебердур посмотрел на перевод свитка и загадочно усмехнулся, — позови как сделаешь.
Через пару часов Туло позвал мага.
— Вот! – он гордо протянул склянку с прозрачной жидкостью.
Гебердур молча забрал, выдохнул и сделал большой глоток.
— Что вы делаете? Это же непроверенное зелье! – вскричал Туло.
Гебердур, так же молча, занюхал рукавом. Глаза его увлажнились
— А что, — проговорил он через пару мгновений, — неплохая самогонка вышла. Сделай-ка мне еще пару бутылей к пятнице!

*(с) Омар Хайям (вместо «оно» следует читать «вино»)

Инертность мироздания

— Сегодня мы поговорим о мироздании, — Гебердур замолчал и мечтательно закатил глаза.
Туло быстро глянул на потолок, потом, на всякий случай, осмотрел пол лаборатории. Отметил, что давно пора помыть пол и снова перевел взгляд на учителя.
— Мироздание — штука сложная и загадочная, — продолжил Гебердур через пару мгновений, — и полностью разрешить его загадки не удастся. Но вот приблизиться к решению…
Маг пристально посмотрел на Туло.
Юноша смутился и принялся нервно ерзать на стуле. Поведение учителя настораживало. Обычно Гебердур читал лекции четко, ясно, с примерами и не замирал на полуслове, словно потеряв мысль.
— Сегодня понадобится все твое воображение, чтобы охватить мыслью и понять лишь малую толику законов окружающего пространства. А теперь расслабься.
Туло послушно закрыл глаза и откинулся на спинку стула, ему определенно нравилось задание, при котором нужно было ничего не делать.
— Материального мира вокруг тебя не существует. То, что ты сидишь за столом — лишь иллюзия, — мягким голосом шептал Гебердур, — нет ни тебя, ни меня. Ничего нет. Есть только огромное, необъятно ничто.
Туло слегка кивнул, соглашаясь с голосом, его мысли улетали куда-то в неизведанное, оторвавшись от ненужного тела. Перед внутренним взором расцветали яркие россыпи звезд…
— Налюбовался? – холодный тон Гебердура отвлек юношу от сладких грез, — а теперь разберемся с парадоксами. Бывало у тебя такое, что куда-нибудь торопишься, и все равно опаздываешь?
Туло согласно кивнул.
— Или наоборот, идешь не торопясь, но приходишь раньше времени. Тоже бывало? Все это происки мироздания. Время и пространство колеблются в определенных пределах и мы, в какой-то мере, можем им управлять. Один мудрец сказал: «Когда сидишь на раскаленной печи одну минуту, кажется, что прошел целый час, а когда у тебя сидит на коленях красавица целый час, то кажется, что прошла одна минута». В определенном смысле он прав – человек подсознательно, не ведая того, пытается воздействовать на мироздание и оно сопротивляется. Ты торопишь время, ускоряешь свой внутренний ритм, но сталкиваешься с инерцией, которая еще больше замедляет ход часов. Ты бежишь, мысленно сокращаешь путь, и приходишь больше расстояния.
— Но что же делать? – спросил Туло, слегка напуганный открывающимися перспективами.
— Делать наоборот, — усмехнулся Гебердур, — Думаю, у тебя это легко получится. Торопишься? Не суетись. Иди уверенно, размеренным шагом, не думая о времени. Хочешь приостановиться? Представь, что ты опаздываешь. Рецепт прост, но не очевиден. И запомни, кто понял мир – тот не спешит.
— И все? – голос ученика был слегка разочарованным.
— И все, — подтвердил маг, — можешь попробовать. Для начала замедли время.
— Хорошо, — неуверенно проговорил Туло.
Он закрыл глаза и принялся шептать себе под нос: Я опаздываю, мне срочно нужно успеть. Я тор-о-п-лю-сь…
Голос Туло начал звучать медленно, протяжно. Появились паузы.
— Стой! Не увлекайся!- запоздало крикнул Гебердур.
Но Туло уже не слышал, его движения стали прерывистыми, словно он начал двигаться назад.
— Переусердствовал, — огорченно произнес маг, — Слишком старательный. Впал в режим реверса…

Туло раздраженно поправил страницу и вновь попытался сосредоточиться на тексте.
«Следует учесть, что моделирование симметрии конструкций и граничных условий для задачи собственных значений отличается от случая статического анализа», — прочитал про себя. Затем еще раз, но уже вслух. Смысл фразы ускальзывал от него.
— Вроде бы понятные слова, — пробормотал Туло, — но что это значит?
Он устало потер виски. Свеча, стоявшая на заваленном книгами столе, бросала неровные тени. За окном темнела ночь. Натруженный мозг отказывался понимать написанное. И еще этот шум…
Туло осторожно вышел из комнаты, спустился вниз и заглянул в кабинет Гебердура.
Маг расхаживал по кабинету, громогласно распевая:
Леса блестят, подлесок свеж,
Широк и длинен лист,
И весело бродить в лесу
И слушать птичий свист.
Гебердур на мгновение замолк, набрал побольше воздуха и весьма своеобразно изобразил, как свистят птицы. Туло поморщился – звуки, издаваемые магом, напоминали шипение закипающего чайника.
Хорошо, что здесь нет пернатых, — подумал юноша, заглядывая в кабинет через щелку двери, — наверняка на птичьем языке так звучат самые грязные ругательства.
Гебердур резко развернулся, взмахнув длинными рукавами темной мантии, и крикнул: «Заходи, коли не учится».
Туло вздохнул — еще никогда ему не удавалась подкрасться к магу незамеченным.
— Что грустим? – у Гебердура было хорошее настроение, и он снова принялся напевать себе под нос.
— Никак не могу вникнуть в смысл прочитанного, — признался Туло, раздумывая как тактичнее будет попросить не петь.
— Все приходит с практикой, — усмехнулся Гебердур, — тут главное не отвлекаться и полностью сосредоточится на тексте.
— Вот я о том и толкую, — осторожно начал юноша, — есть определенные обстоятельства…
— Мысли гнетут? – перебил маг и ласково похлопал Туло по плечу, — так гони их! Спой, что-нибудь. Вот как я!
И Гебердур затянул новый куплет.
Туло скис, он все еще не мог найти в себе силы перечить своему учителю. Поэтому просто развернулся и пошел в свою комнату.
— Кстати, — крикнул вдогонку маг, — тебе мое пение не мешает?
Туло воссиял.
— Ну не то, чтобы очень, — начал он, — однако…
— Ну и хорошо, — перебил его Гебердур, — тогда я подыграю себе на волынке!