← All posts tagged майса

sominski

В армии я несколько дней проработал на базе, обслуживавшей автокраны. Друзья, желая облегчить мне жизнь, вписали меня на блатную должность оформителя в функционировавшую на базе оформительскую бригаду.

В основном бригада состояла из одного худенького небольшого роста человечка. (Забыл, как его звали. Пускай Костя). Костя занимался созданием наглядной агитации, объявлений, нанесением номеров, обозначений и предупредительных знаков на краны и строения и другими важными вещами. Помимо этого он халтурил. Скажем, за умеренную плату раствором секретного состава выводил с прав гаишные пометки. Но основным занятием Кости было другое. — Он пил.

Разгон начинался с утра. В тот день, когда я поучаствовал в процессе, это были 2-3 бутылки вонючей фиолетовой жидкости египетского (это я точно запомнил) происхождения. (Я тут не при чем, поэтому рассказ о том, как друзья, заслоняя телами, донесли меня до части и спрятали в шкаф для музыкальных инструментов, — в другой раз). В том же направлении события развивались до вечера. Вечером Костя, как мог, уходил домой.

Я понял, что Костя святой, но узнать его близко не успел. В основном, общался с ним Серега, мой друг, постоянно работавший на базе, который меня туда и вписал. Он и рассказал историю, потрясающую меня по сей день.

История на две строки. — Вступление получилось длиннее:

Однажды, в конце рабочего дня, когда Костя с Серегой шли к проходной, чтобы разойтись по домам, у Кости начались галлюцинации. Автокран представился ему Змеем-Горынычем, и Костя вступил с ним в неравный бой. — Подпрыгнул, чтобы вмочить ему как следует ногой, неудачно рухнул на асфальт и сломал руку.

Понимаете? Галлюцинации у него — Змей Горыныч. И, вот, он не дает ему спуску! — Вступает в бой! Вот этот Костя, утонувший в грязи разлива 84 года, — у него внутри мир — сказочный! А сам он настоящий герой! (Я, вероятно, не смогу толком объяснить, что меня тут так воодушевляет).

sominski

Однажды я на мивцоим тфиллин надевал (не поперхнитесь) на распятие. Настоящее. С гимнастом, всей традиционной символикой и необходимой атрибутикой. Распятие было виртуозно татуировано на гигантском бицепсе еврея-качка (еле ремешка тфиллин хватило на его ручищу) — туриста из какой-то из стран соцлагеря. Польши, Югославии? — Не запомнил точно.

sominski

В конце прошлого века была у нас история. Приехал сейфер что-то такое проверять. Это тогда было еще более редким явлением, чем сейчас. Приехал и остался на Шабос, что ли. И на фарбренгене у него состоялся концептуальный спор с кем-то из общины.

Пели песню про "Пил я в понидилок..." Дошли до "Пил я во Субботу. Пропил я пропил..." — и тут выяснилось, что среди поющих есть, как это часто бывает, вариации по поводу дальнейшего текста. Кто-то из присутствующих считал, что пропита в этой песне была капота. Сейфер же считал, что петь следует: "Пропил я пропил свою работу", именно.

Спор был бесконечным совершенно:

— Ну при чем тут работа?!

— Ребе поет "работу".

— Не, ну ты скажи, как можно работу — пропить?!

— Ребе поет "работу".

— Чего ты мне: "Ребе, ребе"! Ты головой думай! Ну как можно работу пропить?!

— Ребе поет "работу".

— ...


Вы как, кстати, поете, "Мы поедем на..." — куда? "На харчовку"? "На ночевку?" Надо петь: "на корчомку", от слова корчма.

sominski

У Баси начался цикл психиатрии. Чувствую, в ближайшие месяцы у меня будет что порассказать. Сегодня, например, проректор кафедры поведал чрезвычайно милую историю.

Принимал он некогда больного. По скорой. С делирием. Но не буйного, вроде. Собственно, отклонения его поведения от нормального сводились к тому, что он совершал полукруглые, ласковые такие движения чуть выше своей головы. — Гладил лошадь.

И вот (тогда еще будущий?) проректор, убедившись в том, что больной опасности не представляет, вызывает сестричку и передает больного ей, дабы она его помыла и расположила в надлежащей палате. Передал больного и забыл.

Но — ненадолго. Через короткое время он слышит из коридора отделения дикий крик, скандал и все такое. Выходит разбираться.

Выяснилось, что в решительный момент больной заявил, что в палату пойдет только с лошадью. Сестра этого, разумеется, потерпеть не могла никак, и разразилась криком:

— Ишь чего захотел! Он еще лошадь с собой в палату потащит!!

sominski

В ешиве обитает совершенно замечательный человек — реб Шмуэл (дер алтер). Замечателен он не только сам по себе, но и потому, что его жизнь сопровождают обыденные, на первый взгляд, но совершенно необычайные события.

Так, например, р.Шмуэл в течение многих лет носит одну и ту же, застиранную до дыр кипу. Думаете случайно? — Если бы! Дело в том, что при попытке сменить эту кипу, р.Шмуэл, обычно болеющий достаточно редко, тут же заболевает. По его словам, это повторялось уже десятки раз. "Здесь уже не скажешь: не вследствии, но после".

Последний раз я наблюдал это загадочное явление, когда р.Шмуэл зашел к нам домой на вечернюю субботнюю трапезу. Тогда я обратил внимание, что на нем, помимо шляпы, зачем-то красуется две кипы — старая и новая. Но, не будучи в курсе, подумал, что это, вероятно, какой-нибудь суровый но справедливый идур, о котором р.Шмуэл узнал от кого-нибудь из бохрим. Оказалось нет. — Это р.Зуша попытался подарить ему новую кипу взамен старой.

— Я сразу заболею, р.Зуша, — предупредил р.Шмуэл. И действительно, уже на утренней молитве он не появился, и не появлялся в ешиве несколько дней, болел.

Реб Шмуэл в кипе: lnk.uz
Крупнее: buk.me

sominski

В Субботу заходит в синагогу. Там встречает знакомого. Знакомый недавно приобщился. Кое что соблюдает. Весь в некотором трепете по поводу Иудаизма, но до конца разобрался еще не во всем. Суетится, хочет показать еврейскую религию с лучшей стороны:

— Раздевайся! Раздевайся скорей! Сейчас Шабос! ПОТЕТЬ НЕЛЬЗЯ!!

— O_o!!!