← All posts tagged сказка

sl1
сказка ПРО БОГОВ И ДЕМОНОВ (из "Шатапатха-брахманы")

Боги и демоны братья, как день и ночь.
Праджапати родил их и дал им речь.
В речи была правда, и в речи была ложь.
В ней было поровну правды и лжи.
В речи демонов была половина правды.
В речи богов была половина лжи.
Демоны не любили правду, но любили ложь.
Боги не любили ложь, но любили правду.
Правда, которая была у демонов, сказала:
"Зачем мне быть там, где меня не любят?
Не уйти ли туда, где меня любят?".
И вся правда демонов перешла к богам.
И от правды демонов боги стали слабее.
Ложь, которая была у богов, сказала:
"Зачем мне быть там, где меня не любят?
Не уйти ли туда, где меня любят?"
И вся ложь богов перешла к демонам.
И от лжи богов демоны стали сильнее.
И демоны стали говорить только ложь.
Они не говорили ничего кроме лжи.
И демоны стали сильными и побеждали во всех битвах.
И богатства их росли как солёные земли.
А боги стали говорить только правду.
Они не говорили ничего кроме правды.
И боги стали слабыми и проигрывали все битвы.
И богатства их не росли как солёные земли.
Ибо ложь — это сила, богатство и победы.
Ибо правда — это слабость, бедность и поражения.
Знающий это знает всю правду жизни.
Знающий только это не знает истины.
Боги молили Праджапати об истине.
Боги приносили в жертву животное.
Демоны пришли и пожрали их жертву.
Боги молили Праджапати об истине.
Боги приносили в жертву второе животное.
Демоны пришли и пожрали их жертву.
Боги молили Праджапати об истине.
Боги приносили в жертву третье животное.
Демоны пришли, но боги спрятали жертву.
Боги притворились, что заняты другими делами.
Демоны поверили и ушли на свою сторону океана.
Тогда боги завершили жертвоприношение.
И Праджапати даровал им истину.
Боги познали истину и стали непобедимы.
Боги победили своих братьев-демонов в последней битве.
Ибо ложь побеждает во всех битвах, кроме последней.
Ибо правда проигрывает все битвы, кроме последней.
Знающий это знает истину.
Знающий это побеждает своих братьев в последней битве.
sl1
цитата Как ограничительные Теории метаматематики, так и теория вычислений говорят, что, как только возможность представлять собственную структуру достигает некоей критической точки, то пиши пропало — это гарантия того, что вы никогда не сможете представить себя полностью. Теорема Гёделя о неполноте, Теорема Черча о неразрешимости, Теорема остановки Тюринга, Теорема Тарского об истине — все они чем-то напоминают старинные сказки, предупреждающие читателя о том, что «поиск самопознания — это путешествие, которое… обречено быть неполным, не может быть изображено ни на каких картах, никогда не остановится и не сможет быть описано.»
Но имеют ли эти ограничительные теоремы какое-нибудь отношение к людям? Об этом можно рассуждать так. Либо я непротиворечив, либо я противоречив. (Последнее гораздо вероятнее, но, для полноты картины, я рассмотрю обе возможности.) Если я непротиворечив, этому могут быть два объяснения. (1) Я подобен патефону «низкого качества»: мое понимание самого себя находится ниже некоего критического порога. В данном случае, я неполон по определению. (2) Я подобен патефону «высокого качества», мое понимание себя самого достигло критического порога, за которым становится приложима метафорическая аналогия ограничительных Теорем; таким образом, мое самопознание саморазрушается Гёделевым способом, и поэтому я неполон. Случаи (1) и (2) основаны на предположении, что я стопроцентно непротиворечив — маловероятное положение дел. Скорее всего, я противоречив, — но это еще хуже, поскольку означает, что во мне есть противоречия; как я смогу когда-либо это понять?
sl1
стихи 1.
Ира сидит на ванной и смотрит в зеркало, смотрит в свои ослепительные глаза,
Плохо быть Маринками или Верками, быть собой хорошо, за окном — гроза.
Бьёт гроза, кромсает, сдвигает крышу ей, взгляд её затягивает в себя,
Ира в Передзеркалье, конечно, лишняя, если мужья и любовники лишь храпят.
Зеркало не отпускает, цепляет крючьями, нервы её — система капризных вант,
Сколько таких сидит девчонок измученных на самых краешках белых холодных ванн.
И вот она понимает, что всё, отбегала, тонет она в своих собственных голубых
Реках или озёрах, зрачках, эMPEGами движущихся по поверхности скорлупы,
Стеклянной отражающей, изукрашенной нитратами, ионами серебра,
И ей становится страшно, поскольку страшное в пустых зрачках она видит своё вчера.
Так взгляд её убивает, глотает заживо, хватает за нейронные стремена,
Она себя ощущает стеклянной чашею, полной передержанного вина.
Она бросает зеркало, разлетается оно искристыми иглами по углам,
Но Ира знает, какая она красавица, какие её глаза в глубине стекла.
И каждая стенка ванной — почти как зеркало, зеркальный пол и подобный же потолок,
Её отражение бьётся и, взгляд коверкая, врезается в её нежный высокий лоб.
И чтобы не видеть этого отражения, пока не утихла там, за окном, гроза
Она собирается и волевым решением осколком выцарапывает глаза.

2.
Ира лежит в кровати и воздух слушает, слушает паутину под потолком,
Кажется всё, что было, — всё было к лучшему, рядом с кроватью — тёплое молоко.
Чтобы подняться, нужно собраться с силами, поскольку Ира — по-прежнему человек:
Она вспоминает, какая была красивая, и кровь стекает слезинками из-под век.
И время перед ней предстаёт картинками из ранее прожитых, старых, счастливых дней,
И сердце где-то там, в оболочке, тикает, как ходики бесконечные на стене.
Чем дальше, тем больнее и симметричнее, ритмичнее стучит оно изнутри,
Стремится наружу вырваться и развинчивает, ломает рёбра его безупречный ритм.
Оно уже — как удар парового молота, всё тело сотрясается от него,
В уставшем теле оно абсолютно молодо и необъятно точно небесный свод.
Ирину оно захватывает, заглатывает, затягивает и вдавливает в себя,
И кожу она обшлёпывает заплатами, но рвутся те, и режутся, и кровят.
И губы её — ярко-красные, бело-пенные, раскрылись, ловят воздух из духоты,
Ей хочется переправить сердцебиение, заткнуть его сигналы, ходы, финты,
Заткнуть его красной тряпкой на веки вечные, остаться в обескровленной тишине,
Остаться в одиночестве этим вечером, избавиться от себя, от своих корней.
Тогда она разбивает стакан о столик и кромсает, расчерчивает себе грудь,
Ей больно, она кричит, конечно, от боли, но нет — ни отдышаться, ни отдохнуть,
Она рвёт кожу, ей холодно — не согреться, но выспаться — сейчас уже, впереди,
Она кладёт на простынь молчащее сердце, только что извлечённое из груди.

3.
Всё. На этом заканчивается сказка, на этом вот начинается тишина.
Будьте ласковы с ней, доктор, будьте ласковы. Следите, чтобы она не была одна.
Следите, доктор, чтобы она не плакала, прячьте, доктор, прячьте все зеркала,
И пусть всё будет бело, стерильно, лаково, как мир, которого Ира вот так ждала,
И пусть она будет уверена, ну, пожалуйста, в том, что в мире отныне всё хорошо,
Снова вернётся к наивным дитячим шалостям, память сотрётся в меленький порошок.
Но бойтесь того момента, когда внезапно так, разрушив все надежды, планы, мечты,
Ирину затянет внутрь собственным запахом. Запахом женщины, запахом красоты.

Тим Скоренко
sl1
цитата К тому же сказки и легенды в нынешнем мире считаются "детским", "несерьезным" литературным жанром, интересующим в лучшем случае младших школьников. И чтобы признаться во всеуслышание в чтении на сон грядущий народных сказок или легенд, нужно обладать либо немалой смелостью, либо дипломом филолога.
Из предисловия к сборнику бретонских сказок и легенд

Не забыть в следущем году перечитать "Эмиля" )
sl1
перлы_чердака 23. От большого yма — лишь сyма, да тюpьма.
От лихой головы лишь канавы и pвы.
От кpасивой дyши только стpyпья и вши.
От вселенской любви только моpды в кpови.

24. Дорога давала
Дорога брала
Дорога снова Домой привела.

25. Автостопа нет! Зато есть алкостоп и блядостоп.

26. А вот если бы тушенка содержала алкоголь…

27. Да из-за вас мы бандитов ловить не можем!!! (с) сотрудники 1-го отделения ментовки

28. Поздравляем! Для перехода на следующий уровень жопы нажмите enter.

29. Зачем тебе врач, когда твои мысли чисты?

30. Так-таки меня нет?

31. Третьи сутки я без будки… Мама! Где мои носки?

32. И что сегодня Джа даст нам станет горьким лекарством
С песней по жизни

33. ДЯТЕЛЫ ЛЕТЯД!

34. В жизни всегда есть место пофигу!

35. ЫТЬ!

36. Жизнь прекрасно, но удивительна…

37. Жизнь, безусловно прекрасна, хотя иногда болит солнечное сплетение.

38. Лучше получить по лицу, чем его потерять.

39. Человеки, доверяйте себе (и другим!)

40. Города друг друга любят через провода
не беда

41. Что-то не так в этой сказке.

42. Жизнь похожа на шушпанчика – такая же беспросветно-веселая
Или на тушканчика / такая же беспросветно-маленькая

43. Никогда не бывает так плохо, чтоб не могло бы быть еще хуже.

44. Ветер в поле колосится
и лисисится ЛИСИЦА!

45. Все не так плохо как хотелось бы…

46. Страх перед конкурентами превращает хомячка в нервного обжору.

Остальное либо не смог прочесть, либо забыл.
sl1
сказка паста Помните сказку, как Иван-Царевич пошёл на болото, женился на заколдованной лягушке и всякое такое? Хрен там. Всё было совсем не так. Глупее и проще.
Если крепко подумать, поковыряться грязными пальцами в глубинах истории, присобачить психоанализ, то можно сказать, что во всём виноват папа.
То бишь царь-батюшка. Папенька Иван-Царевичев.
Слишком строгий был. За малейшую провинность ругал детишек нещадно, за двойки самолично драгоценным ремнём порол, а главное – приучал государственное добро почём зря не разбазаривать!
— Экономика, – говаривал он, — должна быть экономной!
(Много столетий позже какой-то политический деятель этот царский лозунг бессовестно спёр. Ну да бог с ним).
Царь-батюшка, в сущности, был прав. И хотел как лучше. А получилось… ну сами понимаете…
В общем, начало истории (насчёт поиска невест), как ни странно, было именно таким, как описано в народных источниках. Я уж не знаю, с чего царю-папеньке стукнула в голову подобная экзотика. Тем не менее, каждому из сыновей были выданы: лук (1 шт) и стрела (1 шт).
Под расписочку, между прочим, что характерно.
Старшие сыновья поступили очень просто. Они, не шибко напрягаясь, выпустили свои стрелы в сторону ближайшего борделя. И потом целый месяц ходили туда как на работу. А папеньке вешали лапшу на лысину, что дескать, стрелы упали на территории института благородных девиц, а там слишкой широкий ассортимент. Сложно, мол, определиться с выбором невесты. Все такие скромные, мол…
Потом царю-батюшке из борделя счёт пришёл и афёра старших сыновей накрылась медным колоколом. Впрочем, они всё равно довольно лыбились, даже выслушивая батюшкины матюки.
А вот с младшеньким, с Иваном-Царевичем, всё получилось глупо и грустно.
Короче, он решил вправду судьбу попытать. Зажмурился, на месте покрутился, со всей силушки молодецкой лук натянул, да и зафигачил стрелу как на рекорд…
В сторону глухого леса, что характерно.
И какую, спрашивается, невесту, он там собирался найти? Юную девственную медведицу?
Так что Иван-Царевич был неправ. И это до него быстро дошло.
А потом до него дошло, что за утерянную казённую стрелу папенька ему сделает а-та-та.
И пошёл Иван-Царевич искать стрелу в лес.
А в лесу болото.
А в болоте трясина.
А в трясине этот красивый придурок в сафьяновых сапожках. Ну куда ты в болото полез, бла-а-родный царевич? Ты ж в жизни дальше столицы никуда не выбирался!!!
В общем, там он и остался.
Царь-батюшка в этот период аккурат финансовым отчётом занимался. Только дня через три заметил, что младшенького сына как-то давно не видать.
Ать-два, царёво распоряжение, городской сыск на ушах стоит, царевича ищет. Всю столицу перетряхнули. Потом и Тайный Приказ подключился.
Нашли, в общем. Ну, не то чтоб нашли. Царские егеря по следам кой-как всю картину восстановили. И сапожок сафьяновый, в тине испачканный, с грустным видом принесли.
А царевна-лягушка здесь при чём, спросите вы?
Разумеется, ни при чём. Где вы на болоте видели лягушек с маленькими золотыми коронами на головах?

Окончание в каменте.
sl1
вещества Список книг в которых по мнению ГНК содержится пропаганда наркотиков и которые должны быть изъяты из продажи:
1. Агеев М. Роман с кокаином
2. Айлетт С. Шаманский космос
3. Баттс К. Ибица
4. Баттс К. Ибица — это глагол.
5. Берроуз У. Джанки. Гомосек.
6. Блинкоу Н. Наркосвященник
7. Вулф Т. Электропрохладительный кислотный тест
8. Гайдук Д. Джунгли Джатаки
9. Гайдук Д. Растманские сказки и все такое
10. Гарленд А. Пляж
11. Горалик Л., Кузнецов С. Нет.
12. Гостева А. Travel ангец
13. Гринспун Л., Бакалар Д.Б. Марихуана: запретное лекарство
14. Гроф С. За пределами мозга
15. Гроф С., Хелифакс Д. Человек перед лицом смерти
16. Колин М. Измененное состояние
17. Кроули А. Дневник наркомана
18. Кузнецов С. Семь Лепестков
29. Лири Т. Семь языков Бога
20. Лири Т., Метцнер Р., Олперт Р. Психоделический опыт. Руководство на основе
21. Морозов А.И. Разведение грибов. Мицелий (в этой книге речь идет всего лишь о разведении съедобных грибов типа вешенки. Комментарий Алтайпресса.ru)
22. Перес-Реверте А. Королева Юга.
23. Пьонтек Т. Героин
24. Сборник рассказов «Диско 2000»
25. Собрание воспоминаний «Тимоти Лири. Искушение будущим»
26. Соколов Д. Психогенные грибы
27. Стивенс Д. Штурмуя небеса
28. Тэлвелл М. Корни травы
29. Уэлш И. На игле
30. Уэлш И. Порно
31. Уэлш И. Эйсид хаус
32. Уэлш И. Экстази
33. Фаррен М. Джим Моррисон после смерти
34. Филипп Дик. Помутнение
35. Хантер С.Томпсон. Страх и отвращение в Лас-Вегасе
36. Хелл Р. Погнали
37. Шульгины А. и Э. Фэнэтиламины, которые я знал и любил
38. Берроуз У. Голый завтрак
39. Квинси Т. Исповедь англичанина, употребляющего опиум
40. Хаксли О. О, дивный новый мир
41. Хаксли О. Двери восприятия. Рай и ад