← All posts tagged рюкзак

sl1
стихи мне осталось только завести котенка, научить его путешествовать в рюкзаке,
чтоб рассеянно, будто водить по кромке карамельки ранкой на языке,
шебуршить загривок, чтобы мурчал в ответ он, ну, или молчал, пусть решает сам,
и за пазухой прятать его от ветра, когда будет мотать меня по лесам,
чтобы уговаривать его, тем паче, если остается чуть-чуть уже.
и почти не зная о его кошачьей, может быть, не пушистой совсем душе,
временами даже о нем судачить.
"Он глядит всех сов на земле совее, когда утром вспрыгивает на постель."
будет воздух пряно и сладко веять, будет лето медленно августеть,
там, на воле, голодно и прохладно, мир нетронут, непроходим и дик...
и скажу я, дверь открывая: "Ладно, если это — твоя свобода, валяй, иди".

а когда наступит на нас морозный, непроглядный, от снега слепой январь,
принесу домой, как всегда, без спросу, первую попавшуюся тварь.
на душе будет снова, как будто бы там пригрелся, коготками покалывая, уют —
я начну шарахаться этих кресел, где читают и ночью глинтвейны пьют.

только кошки, которые привыкают к месту, это — сплетни, грязная болтовня,
будет он гореть за окном кометой, будто ярко-алая головня,
будет возвращаться чужими снами — красный и всклокоченный, хвост, как жгут.
я боюсь заводить котят, потому что знаю — отпущу на волю, если сами не убегут.

(с) fosss
sl1
стихи /собирать вещей не больше, чем входит к тебе в рюкзак,
не заводить собак и детей./

не толстей, не привязывайся, не богатей,
уходи в такую ночь: серебристый зигзаг
молнии, оборванные линии электропередач,
дождь в лицо и немного град.
позади лежат восемь жизней твоих удач
и горят.

в детстве казалось: самое страшное — обрасти жирком,
врасти в свой чрезмерно уютный дом,
помнишь, как читал "Цитадель",
как боялся, что герой так и останется капиталистом и мудаком,
и как радовался, когда он сбежал, прорвался,
не растворился в мире густом,
утек, просочился в щель.

в детстве думал: самое верное — рвать узлы,
перекусывать зубами или перерезать ножом.
дети все, как волчата, голодны, крепки, злы,
не отягощены воспоминаниями и багажом.

в детстве думал: самое страшное —
город один навсегда,
человек один навсегда,
дом один навсегда.
думал: надо менять квартиры и города,
телефонные номера,
пейзажи двора —
именно в тот момент, когда ты понял: пора.

а теперь в двадцать три считают тридцатилетним,
а теперь стоишь на камушке предпоследнем,
если дальше прыгать — то в темноту, от которой болят глаза,
из которой ни голосов, ни вестей.
и стоишь, повторяя все громче и все сильней:

/"собирать вещей не больше, чем входит к тебе в рюкзак,
не заводить собак и детей"./
sl1
рюкзак В какой-то момент я осознал, что у меня 7 (семь!) рюкзаков и начал их активно раздавать/раздаривать, но их по-прежнему слишком много. Так что расскажу о них в порядке возрастания литража.

1.TrekPlanet Mission25. Основной мой городской рюкзак, с которым везде и шляюсь. Главное достоинство — хорошо вентелируемая спина, что позволяет его использовать так же в качестве велорюкзака. Удобен, прочен, хорош, мал. Имеется даже поясной ремень, хотя для такого объема это лишнее.

2. Deuter 32 (модель, увы, не помню). Второй городской рюкзак, когда требуется больший объем (например, чтобы руммикуб влез с коробкой), хотя может также использоваться для коротких вылазок на природу или поездок в другие города по цивилу. Главное достоинство (брал для этого) — можно перевозить роликовые коньки. Надежен, удобен.

3. Tatonka ganga 80. Турьевский рюкзак большого объема (я не знаю как татонка меряет литраж, но все 100 там точно есть) для дальних автономок. Вместителен, прочен, надежен. Главный минус — тяжел.

Остальные не заслуживают упоминания в этом обзоре.
sl1
ЧГК кнопка Вчера описывал одной девушке рюкзак, который видел в Москве. Рассказал о характеристиках, конструкции клапана, материалах, системе регулировки, молниях... В конце меня спросили, почему я не рассказал о самом главном и задали вопрос. Какой?
sl1
чего только у меня не крали: телефон, кошелек, ноут, велосипед. но вот стоило приехать в дс, чтобы в 7 утра на ленинградском у меня сперли грязные носки из рюкзака.
sl1
перлы_чердака Внимание! Авторская орфография и пунктуация сохранена. Претензии по апшипкам не принимаются.

1. Пессимист живет так, будто ему уже выписан билет на тот свет. Оптимист — так, будто ему выписан обратный билет. А полноценно живут лишь те, кто не думает ни о каких билетах, и катается по жизни АВТОСТОПОМ!

2. Маленький симпатичный бегемотик ищет тепла, заботы, ласки И ГДЕ ПОСРАТЬ!!!

3. Делу — время. Потехе — час. Несправедливо.

4. Дом — это там, где ты кидаешь свой рюкзак.

5. От холодных ливней небо стало седым,
наш теперешний дом — орудийный дым,
на золотых куполах покосились кресты —
один туда, где я, другой туда, где ты
"ЕЛЬЦЫН ПЬЯНЬ И СКАТИНА" — заявляет забор
(заборы так отвечают на тотальный террор).
А по заборным сторонам всё поля пустоты —
одно пожала я, другое сеешь ты
Мы срываем голоса на осеннем ветру,
ветер хочет поиграть, но не помнит игру,
а мы стоим лицом к лицу у последней черты-
я пойду туда, а обратно ты
А кому какое дело, кто кого любил,
Да что оставим мы, кроме двух могил?
И полетят с могил да на ветру цветы —
твои туда, где я, мои туда, где ты..

6. Мы — они, нам можно!

7. Hаше братство без клятв; вам родство не загонишь и силой, под похмельное утро все спят, не сойти бы с ума, и к войне или миру, но строй пахнет братской могилой. Одному долгий путь, тяжкий посох, пустая сума.

8. Мы бы утро любили больше если бы оно начиналось позже.

9. Утро приходитъ не сразу.

10. Позови меня криком кареглазой кукушки, недопетым куплетом,
Позови меня утром, когда ветер по пояс окунается в лето,
Подожди меня возле ледяного колодца, у небесной границы,
Где смеются синицы, где смеются синицы, где смеются синицы...

Дело было в июле, я уже забываю голоса и дыханье,
Постарела дорога, и обочины густо заросли лопухами,
И поля зверобоя, и горячие сосны в круглых солнечных зернах,
И венки по озерам, и венки по озерам, и венки по озерам...

А идти нужно долго, пар пятнадцать железных башмаков износили
До заката всё прямо, а потом шаг направо у четвертой осины,
Исцарапаны ноги, дело было в июле, давит плечи усталость
Но дорога осталась, но дорога осталась, но дорога осталась...

Где рыдают синицы, дело было в июле, небо пахло полынью,
Пересохший колодец, тянут руки осины в голубое унынье...
Аккуратно ступайте; ближе к маме, ребенок, пыль руками не трогай.
И венки на дорогах, и венки на дорогах и венки на дорогах...

11. Если здесь был Бурундук и вы выжили, то вам уже ничего не грозит.

12. Когда я увидел новый сорт колбасы я понял, что и в могиле не спрятаться от вечности.

13. Завтра будет лучше, чем после завтра ...если завтра — будет...

14. Стремительной птичкой трясогузкой лечу я в светлое завтра.

15. Друзья, завязывайте шнурки качественно.

16. В жизни нет ничего, есть одно сплошное гонево с понтом что что-то есть.

17. Я не гений. Я просто люблю все делать.

18. Однажды — только ты поверь —
Маятник качнется в правильную сторону
И времени больше не будет!

19. Он денег у людей просил
И взор являл такую муку
И кто-то вермут положил
В его протянутую руку.

20. Вы хотите поговорить об этом? Напишите об этом в жж!

21. Когда государство готовится убивать, оно называет себя "отечество".

22. — Здесь раньше росли яблоки, — заметил общительный Муми-тролль, глядя на голые деревья.
— А теперь здесь растет снег, — равнодушно ответила Туу-тикки и пошла дальше.

Остальное — потом.
sl1
автостоп Хорошо, что решил собрать рюкзак заранее, а не в последний день как обычно. Почти все нашел. Хотя вещей вышло на удивление мало. Что является либо подтверждением мудрости "Кто много знает, тот мало носит", либо свидетельствует о том, что что-то было забыто. Трип получится по суровому лайту. С жестким ограничением по времени, без вписок (бпклаб в этом плане совсем скурвился) и с минимумом денег (спасибо карманникам).
sl1
Легкая походка.
Выходит хромой. Каждое наступление на больную ногу причиняет ему боль. На голове — большая шляпа, он придерживает поля двумя руками. На спине, под рубашкой, горб, из которого сочится красная жидкость.
Я — человек спокойный по натуре, у меня совершенно особые черты характера. Я — проворный от рождения, и легкость движений для меня важней всего на свете. Разумеется, я не люблю таскать сумок — люблю, когда руки свободны. Я считаю, что у человека, идущего по улице, руки должны быть свободны. С другой стороны, идущий должен учесть, что ему может захотеться зайти в банк и проверить содержимое своего сейфа. Лучше не отягощать карманы — я прячу ключи в туфли, под ступню, так, что я их постоянно чувствую. Хотел
бы я увидеть того карманника, который бы поднял мою ногу, снял туфель и носок и украл ключи. Абсурд! Тогда бы его называли не карманником, а туфельником, носочником и ножником. (Смеется, поднимает ногу) Ну, иди сюда, идиот , мы на тебя посмотрим! (Пауза).
Он не пришел, он плачет дома, для него нет работы у меня, он на пособии по безработице, он даже не туфельник и не носочник и не ножник, а безработник и несчастник. (Подпрыгивает, вздыхает)
Еще одна причина, по которой у человека, идущего по улице, должны быть свободны руки — это, разумеется, все эти письма, которые он получил от своей любимой, которая оставила его 14 лет тому назад. Если человеку вдруг захочется еще раз перечесть, почему его бросили, истолковать заново каждое слово, исследовать, как и почему начался этот процесс в письмах, предшествовавших расставанию, почувствовать снова это потрясение, и эту бездну, разверзшуюся перед ним, когда он прочел эти слова расставания, если он захочет вновь проанализировать каждую строку и то, что между ними, и снова попытаться понять — ну почему, почему, почему и так и не прийти к пониманию этого; если человек захочет — а понятно, что он не только захочет, но и обязан присесть на скамейку на улице во время своей ежедневной прогулки, чтобы заглянуть в письма, которые он случайно прихватил с собой. Но поскольку я большой приверженец ходьбы налегке и не перегруженных карманов, то я складываю пачку писем в шляпу, а для того, чтобы ветер их не развеял и чтобы шляпа не упала, я ее держу двумя руками. (Подпрыгивает,
вздыхает).
Третье, что необходимо человеку, у которого нога непрерывно травмируется ключами и который непрерывно изнуряет свое сердце письмами любимой, что его оставила и он чувствует себя ужасно и находится на грани потери сознания — это, разумеется источник немедленного пополнения энергии, а в этом смысле нет ничего лучше природного сахара (ведь я слежу за своим здоровьем), а ведь для того, чтобы не поправляться, лучшеее средство в этом смысле — кусочек арбуза, который всегда должен быть в пределах досягаемости, а поскольку, как я уже сказал, я человек с легкой походкой, и не люблю держать никаких вещей в руках, я приладил арбуз в рюкзак на спине, ибо пластиковый мешок не даст арбузу дышать, и то, что выглядит как горб, на самом деле никакой не горб, моя спина -сильная и прямая, и я полон энергии от сахара в арбузе, который улучшает пищеварение, и я — человек, который ходит с ключами в ботинках, и с письмами бросившей его любимой в шляпе, а на спине у него — арбуз, призванный поставлять ему энергию, чтобы он мог продолжать идти легкой походкой с ключами от сейфа в ботинке, и с письмами бросившей его любимой в шляпе, и с арбузом на спине. Легко, легко. Легкая походка.
Уходит.

(с) Ханох Левин