Слово дня: knickknack.

There’s something mesmerizing about watching waves of them wash over the kitschy, knickknack-driven economy of Fisherman’s Wharf or up winding, brick-laden Lombard street, past homes no one’s ever seen anyone walk out of.

Совесть человечества спит, и не стоит рассчитывать, что она когда-нибудь проснётся сама по себе. Это так же невозможно, как попытка вытащить самого себя из болота за волосы. Нужна помощь извне.

Совершенно очевидно, что жизнь в России сегодня находится на очень высоком уровне. Достаточно сравнить с тем, что было 30 или 40 лет назад. Сегодня любой человек при небольших стараниях может получить любую работу, а на свою зарплату взять в кредит машину, снять квартиру и поставить в каждой комнате по телевизору.

Все, кто во мне сомневался, профессора, инвесторы, политики, журналисты, все говорили одно: поверю, когда увижу. Но всё наоборот. Сначала рождается вера и лишь потом можно увидеть.

Кот издаёт требовательное мяуканье и протягивает мне какую-то красную штуку. Я узнаю её. Старый пластиковый мячик со следами собачьих зубов, пропахший солнцем и морем. Внутри перекатывается пригоршня песка.
— Спасибо, — говорю я.
Кот молчит. В оболочке цеппелина раскрывается дверь. Я выкрикиваю команду.
И вот Хозяин уже превращается в нейтринный поток, нацеленный в планету под нами. Прямо на остров в глубоком синем море. Это как раз там, где боги и большие псы живут вечно.
Мы проходим через эту дверь бок о бок и ныряем вниз, в светлое пламя.

One must see many cities, men and things. One must know the animals, one must feel how the birds fly and know the gesture with which the small flowers open in the morning. One must have memories of many nights of love. But one must also have been beside the dying, one must have sat beside the dead in the room with the open window.

В США существует только одна партия — партия имущих, имеющая два крыла: республиканское и демократическое. Республиканцы тупее, коснее и более догматичны в своей поддержке неограниченного (laissez-faire) капитализма, чем демократы — те симпатичнее, приятнее и чуточку коррумпированнее (по крайней мере, до недавнего времени) и скорее, чем республиканцы, готовы делать мелкие уступки, когда бедные, чёрные и антиимпериалисты выходят из-под контроля. Но, по сути, между двумя партиями различий нет.