Kotobasis

Снимок дня от Хаббла — галактика NGC 4380

Это спиральная галактика в созвездии Дева — колоссальное скопление звёзд, исчисляемое сотнями миллиардов, в форме плоского диска. Изящные спиральные рукава, очерченные тёмными полосами пыли, обвивают выпуклое ядро, которое ярко светится и имеет наибольшую концентрацию звёзд.

nasa.gov

Kotobasis

#read
Сергей Снегов, цикл «Люди как боги»
t.me
🎙 Исполнитель: Денис Веровой | Станислав Концевич
⏳ Продолжительность: 24:45:59
🗂 Жанр: #Фантастика
🕰 Время действия: #Далёкое_будущее
📊 Рейтинг: 8.34 Fantlab fantlab.ru

📋 Аннотация: Трилогия Сергея Снегова написана в очень редком для советской фантастики жанре «космической оперы». В этих романах звёздные флотилии землян под командованием главного героя – адмирала Эли – бороздят вселенную, «пожирая пространство» и сталкиваясь с самыми разными расами инопланетян, среди которых есть доброжелательные друзья, а есть и воинственные зловреды. Впрочем автор иронизирует над своими героями и над законами жанра, особенно в первом романе, который писался во многом как пародия. Но восхищённые читатели не позволили Снегову поставить на этом точку и заставили его продолжить рассказ о приключениях Эли и его друзей...

#Весь_цикл:
1. «Галактическая разведка» (1966, 07:47:05)
2. «Вторжение в Персей» (1968, 07:18:43)
3. «Кольцо обратного времени» (1977, 09:40:16)

🏷 Теги: #СергейСнегов #Космоопера #Приключенческое

amrok

— Ты сидишь на сыре, потому что тебе приятно сидеть на сыре, — объяснила Алиса.
— Н-ну, допустим, есть такой момент, — неуверенно согласилась Ворона, чуя подвох. — И чего? И что с того?
— А то, — нажала лиса, — что ты, на сыре сидючи, прозябаешь в зоне комфорта. То есть в той среде, где твоя тревожность держится на стабильно низком уровне. Ты замкнулась в своём крохотном и тесном сырном мирке, забыв об огромном мире вокруг, где случаются чудеса. Ты боишься выплесков живительного адреналина и кортизола. Ты лишила себя импульсов к саморазвитию и личностному росту. Твоя жизнь скудна...
— Скудна? — недоверчиво переспросила Ворона. — Вот прям даже так — скудна?
— Скудна-скудна! — подтвердила Алиса. — Только новизна мотивирует нас и помогает учиться. Но это не твой случай. У тебя крохотная территория жалкого довольства — сидеть на сыре. К тому же вонючем. Ты ничего не можешь сделать, не испытывая беспокойства, и рискуешь прожить жизнь в страхе, упустив множество интересных вещей. Сыр не дает тебе осуществить мечту, заставляет деградировать и отбирает желания реализовать свои возможности!
— Ой бля-а... — застонала Ворона, раскинула крылья и собралась было взлететь, да призадумалась. — А если я улечу, что будет с сыром? Не съешь ли ты его?
— Да какая разница? — удивилась Алиса.
— Такая! Сыр — это зона моей ответственности. Я отвечаю за целостность сыра — чтобы он не попал в чужие, нелюбящие зубы. Бегство от сыра — бегство от долга. Это для меня неприемлемо по категорическому императиву, а также во имя сублимации материнских чувств. Сырик ты мой сырик! Я тебя не брошу! — Ворона легла на сыр и обняла его крыльями.
Лиса вздохнула. Психология не сработала. В распоряжении Алисы остались только самые древние и самые грубые средства воздействия.

Kotobasis

О выборе из двух зол

Жизнь — как я часто слышу — очень сложная штука. В ней нет идеальных вариантов. Мы должны учитывать факторы — и такие, и вот еще такие, а потом еще список факторов на много страниц. И поэтому мы должны преодолеть брезгливость, подавить юношеский идеализм (далее опять 100500 пунктов) и сделать маленькую гадость, чтобы не вышло гадости большой. А потом еще будет много разговоров о том, что эта маленькая гадость — и не гадость вовсе, а разумное рациональное поведение взрослого ответственного человека.

Такое ощущение, что эти люди не просто взрослые — это юберменши-людены, видящие реальность глазами космического разума. Им открыта вся беспредельная сложность мира. Словно бы им известно, что если вот сейчас дать слабину, немного прогнуться, поступиться немножечко так — совсем немножечко — принципами — то потом мы все пожнем за свою умеренность, терпение и здравомыслие сторицей, и восчувствуем благорастворение воздухов и благоволение в человецех.

Но это иллюзия. Самый мудрый и дальновидный не может ничего сказать о ходе сложного многоуровневого и разнонаправленного процесса. Ты вместо открывшегося тебе блага выбрал "меньшее зло" — и проиграл. Все равно выиграло зло большое. Или твое "меньшее", выиграв, тут же оказалось таким большим, что взором не охватить.

Что мы знаем о шансах и вероятностях? Примерно ничего. Почти на любой вопрос о будущем ответом будет "50 на 50". Как будто мы все тут собрались поиграть в тотализатор и ставим на наиболее перспективных лошадок с нашей стороны. Забывая, что мы живем в невероятной вселенной, на невероятной планете, что вероятность нашего существования вообще нулевая — но мы существуем. Или не существуем — но это уже другой вопрос. И в этом невероятном мире может произойти все, что угодно. Хотя бы потому, что наше знание об этом мире представляет собой величину, которая находится где-то не так уж далеко от нуля.

"Делай, что должно, и будь что будет". Вот формула для действия — гораздо более надежная, чем попытка на деревянных счетах посчитать все квантовые флуктуации вселенной с целью сделать "разумный выбор взрослого человека".

И, поскольку я не космический биокомпьютер и не могу делать всех этих расчетов — предпочитаю иной способ выбора вариантов действия.

Откуда мне светит больше света — откуда мне свободнее, откуда мне радостнее, откуда мне улыбается — туда и идти.

Совсем другое дело — когда на чашах весов равновесие. И свет светит с каждой из сторон света — и каждая дорога заминирована. Но это уже совсем другая типологическая ситуация выбора.

t.me

stanislavv
URL

tataole.livejournal.com
"""
Бывает такое, что какая-то тема вдруг вырывается из общей очереди и начинает ломиться в твой мозг с воплями «Я на минуточку !» и «Мне только спросить!»
Сперва позвонил родственник и спросил – что я порекомендую почитать пятилетнему ребенку. Потому что в Маршаке и Барто ребенок не понимает одну половину слов, а вторую не понимают уже родители.

Потом в ленте уважаемый человек саркастически интересуется – как можно во втором классе приводить детям в учебнике кусочки из «Евгения Онегина», ведь для детей это китайская грамота. Напрямую цитата не упоминается, но подозреваю, что бедные дети не смогли разобраться с жучками, салазками и дворовыми мальчиками, не говоря уж монструозном «преобразив».

Подруга прислала ссылку на старый но смешной баян, в котором мама пытается разучить со школьником лермонтовское «Выхожу один я на дорогу», и теперь эта мама желает Михаилу Юрьевичу особенно длинных и хорошо заточенных гвоздей в гробу за жуткое слово «кремнистый» .

Родственнику я попыталась объяснить, что ребенку для того и нужно читать, чтобы узнать побольше слов, которые он не знает. И так никогда и не узнает, если его бережно держать в формате негидальского языка, в котором лингвисты кое-как ухитрились наковырять две тысячи слов и междометий.
[...]
"""

amrok

Сторонники гипотезы «сильного искусственного интеллекта» настаивали, что сознание – функция определённых алгоритмов, результат конкретных способов обработки информации, независимо от того, какая машина или орган использованы для выполнения этой задачи. Компьютерная модель, манипулирующая данными о самой себе и своём «окружении» точно так же, по сути, как и органический мозг, неизбежно приобретёт те же ментальные свойства. «Симуляция сознания» – такой же оксюморон, как «симуляция арифметики».

Kotobasis

🇧🇮 Более 40% бурундийцев страдают от различных психических недугов. Это гораздо выше, чем в среднем по миру (12%). Такие цифры озвучил постоянный секретарь при минздраве Этьен Ньонзима по итогам обследования четырех провинций этой восточноафриканской страны.

Из 3000 обследованных домохозяйств провинций Нгози, Гитега, Бужумбура-Мери и Румонге в более чем 64% выявили людей с психическими проблемами, среди которых 47% испытывали тяжелые эпизоды. По данным все того же обследования, 6% бурундийцев "серьезно задумывались о суициде", а 4% пытались хотя бы раз в жизни покончить с собой.

Все прошлые годы Нейропсихиатрический центр в г. Каменге — крупнейшее из трех психиатрических учреждений страны — бил тревогу о росте психически больных в стране. По данным на 2013 г., до половины (47,87%) пациентов составляли больные шизофренией и пациенты с шизотипическими и бредовыми расстройствами, еще 34,33% страдали от различных аффективных расстройств.

Положение усугубляется слабостью и недофинансированием психиатрической инфраструктуры (всего за 2015-2017 гг. в трех центрах психического здоровья было зарегистрировано лишь 22 тыс. эпизодов) и отстутсвием у населения средств на консультации, терапию и лекарства. Как следствие, многие больные пытаются купировать приступы дешевым алкоголем и наркотиками, что лишь усугубляет течение болезни. И, разумеется, очень многие доверяют свое психическое здоровье традиционным целителям.

Как и в соседней Руанде, рост психических недугов в Бурунди связывают с трагическими событиями 1993 г., когда в ходе геноцида было убито порядка 200 тыс. тутси. Последовавшая гражданская война (1993-2000) между военно-политическими организациями хуту и тутси и политический кризис 2015 г. обернулись колоссальной социокультурной ямой — настоящей ментальной дырой не карте континента.

Война привела к распаду статусных групп и идентичностей ("кто мы? тутси? хуту? бурундийцы? африканцы?"), забвению семейных генеалогий, разрушению традиционных общинных, соседских связей и семей (в особенности смешанных браков хуту и тутси). А также — к массовому исходу населения, обнищанию и повсеместной прекаризации жизни. Добавим сюда, что почти половина населения страдает от малярии и хронического недоедания, и получим совершенно дистопическую картину.

Все это не прошло бесследно. Следствием социально-экономической катастрофы и социокультурной аномии стал рост тревожных расстройств, депрессий, расстройств сна, эпилепсий и хронических психозов. Палачи и жертвы стали бредить мифами об искуплении и наказании, впадать в бредовые состояния. Ранее минздрав страны примерно оценивал количество психически больных бурундийцев в 30%, ссылаясь на аналогичные эмпирические данные из других постконфликтных стран, однако последние цифры указывают на то, что проблема гораздо масштабнее.

Kotobasis

...Налицо феномен, который мы условно можно назвать «конвенциональной общественной ложью». Это означает, что в норме мы считаем обязательным диссоциировать свои ценности с ценностями общества, в котором живем. В некотором смысле мы «обязаны» ругать современное нам общество и быть им недовольными. Судя по всему, наличие такого феномена свидетельствует и о глубоком ценностном кризисе нашего общества, при котором мы готовы поддерживать свои индивидуальные ценности, но не готовы поддерживать такие же индивидуальные ценности других. В отношении ценности семьи это могло бы быть сформулировано примерно следующим образом: моя семья является для меня самой главной ценностью, но больше ни для кого. Такое нарушение совместности, отсутствие или невозможность открытого поддерживания индивидуальных ценностей (не только своих, но и других), на наш взгляд, характеризует социопсихологическую природу ценностного конфликта современного нам общества.

Получается, что психически больные испытуемые, действительно, не распознают тонкостей этого конфликта, тонкостей социального самообмана и лжи. Они попадают впросак именно в степени этой лжи, как будто не знают насколько сильно принято именно сейчас «ненавидеть» свое собственное общество и друг друга.

Источник: npar.ru

#исследование