← All posts tagged религия

paiiien

*выборы
Накануне предвыборного маскарада, ну очень захотелось запостить то, что я когда то понял и усвоил очень четко. Политика — это зоопарк! А политики — это обезьяны. И чем я старше, тем больше нахожу этому доказательств. :) paiiien.livejournal.com

paiiien

ЙОГА — НЕ РЕЛИГИЯ. Жизнь "здесь-и-сейчас" для йога также важна, как и поставленные им духовные задачи. Поэтому кроме Большой йоги, ведущей к своим высшим целям, всегда существовала Малая йога — система методов (опять-таки МЕТОДОВ), направленная на улучшение жизни: здоровья, благосостояния, эмоционального состояния. Причем практика Малой йоги не является отходом от Духовного Пути, напротив, она ее абсолютно необходимый элемент.

ЙОГА — НЕ ПРАКТИКА АСКЕТИЗМА. Для того чтобы гармонично существовать и творить, надо любить жизнь. Хотя элементы аскетических практик могут быть использованы как метод.

ЙОГА — НЕ ФИЛОСОФИЯ, но она имеет философские основания и методы, основанные на философской практике. На протяжении истории йога многократно меняла свои философии (во множественном числе), объясняя разными словами одни и те же практики.

ЙОГА — НЕ ЭТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА. Любая этическая СИСТЕМА порождена в конечном итоге религиозным способом восприятия мира, страхом перед наказанием, высшими силами и т.д. В йоге есть правила — например, яма, которые по неразумению можно принять за этические, однако суть их принципиально иная. Йог следует этим правилам не из страха перед наказанием, а как наиболее прагматичному выбору, позволяющему в максимальной степени экономить энергию. На более высоких ступенях правила вообще уходят, оставляя место ПРИНЦИПАМ.

Именно постижение ПРИНЦИПОВ и является основной познавательной задачей йоги.

Сафронов А.Г. yog.com.ua

paiiien

ЧЕМ Я НЕ ЯВЛЯЮСЬ
Я — не история моей жизни, не ум, не тело, не чувства, не переживание боли и удовольствия, не борьба, не успех или неудача. Я — не одиночество, не тишина, не разочарование и не сострадание. Я — не то, что сам считаю собственной целью, не поиск, не находки и не то, что называют духовным опытом. Не зная, кто я есть, я склонен освящать духовный опыт, присваивать его себе и придавать ему особый смысл. Узнав, кто я есть, я понимаю, что являюсь отнюдь не существованием, но присут¬ствием, которое делает возможным существование. В этом присутствии существование либо расцветает, либо отражает мое чувство отдаленности.
Парсонс Тони "Тайна, которой нет"

paiiien

Вот почему обретение присутствия сродни смерти. Умирает сон об индивидуальности. Мы освобождаемся от своей вечной потребности чувствовать себя отдельной сущностью, и продолжаем существование в качестве частички целого.

Наш гуру-разум, твердящий, что присутствие непродуктивно и нужно заняться чем-то «духовным» или полезным. Присутствие проливает свой свет везде, на каждую грань бытия.

Принимая свою божественную беспомощность, я наслаждаюсь свободой не иметь ни прошлого, ни будущего, которое я мог бы назвать своим.
Иногда люди спрашивают: «Кто же все-таки делает выбор? Кто направляет этот дивный хаос?» Но ведь когда оказываешься в объятиях возлюбленного, ничто другое уже не имеет значения. И я живу так, словно сам сделал этот радостный выбор в пользу того, чтобы ничего не выбирать.

Обитая в пространстве времени и отдаленности, мое восприятие формирует верования, а верования в свою очередь обусловливают восприятие. В такой игре и складывается мой жизненный опыт— секунда за секундой, день за днем.

Люди утверждают, что, изменив свой образ жизни и систему верований, можно полностью преобразовать собственное восприятие жизни. Очень похоже на правду, но здесь отсутствует самая суть: наша истинная природа находится вне рамок верований и восприятия.

В своем сне мы руководствуемся законом противоположностей, согласно которому все, что мы вос¬принимаем как позитивное, строго уравновешено чем-то негативным. Поразмыслив как следует, понимаешь, что мы живем, словно на вертящемся колесе, а все происходящее повторяется снова и снова, всякий раз в несколько ином образе. Все, что мы якобы создаем в этом сне, — мы же якобы и разрушаем; а все, что якобы разрушаем, — таким же образом воссоздаем вновь.

Парсонс Тони "Тайна, которой нет"

paiiien

Цели и задачи — совершенно нормальное и уместное явление в мире времени, но мы слишком много сил вкладываем в связанные с ними ожидания и привязанности. Стремления кем-то стать, к кому-то примкнуть, измениться, усовершенствоваться, очиститься и т. д., и т. п. Особые места, особые люди, учителя, мастера — они появляются отовсюду и предлагают все новые формулы жизни. Мы движемся от одного к другому и, похоже, не хотим видеть, что свобода не может пребывать в том или ином «месте» просто потому, что свобода по самой своей природе не бывает ограниченной или ограничивающей.
Мы бодро шагаем вперед, предвкушая очередную «духовную» вершину, и, очевидно, не замечаем, что искомое сокровище таится не там, куда мы направляемся, а в самой природе каждого совершаемого нами на этом пути шага. Торопясь достичь наилучшей ситуации во времени, мы равнодушно топчем прекрасных бабочек бытия, которые встречаются нам каждое мгновение.
Парсонс Тони "Тайна, которой нет"