oxpa

Мой женщина огорчилась, что накосячила на работе. Поплакала, потому что уволят (хотя хрен там, но поплакала, нервничает).
Убедил, то если уволят, то только лучше будет.
Жду, что на следущей неделе будем плакать, потому что не уволили.

oxpa

Любимая, спи!

Солёные брызги блестят на заборе.
Калитка уже на запоре.
И море,
дымясь, и вздымаясь, и дамбы долбя,
солёное солнце всосало в себя.
Любимая, спи...
Мою душу не мучай,
Уже засыпают и горы, и степь,
И пёс наш хромучий,
лохмато-дремучий,
Ложится и лижет солёную цепь.
И море – всем топотом,
и ветви – всем
ропотом,
И всем своим опытом –
пёс на цепи,
а я тебе – шёпотом,
потом – полушёпотом,
Потом – уже молча:
«Любимая, спи...»
Любимая, спи...
Позабудь, что мы в
ссоре.
Представь:
просыпаемся.

Свежесть во всём.
Мы в сене.
Мы сони.
И дышит мацони
откуда-то снизу,
из погреба, –
в сон.
О, как мне заставить
всё это представить
тебя, недоверу?
Любимая, спи...
Во сне улыбайся.
(все слезы
отставить!),
цветы собирай
и гадай, где
поставить,
и множество платьев красивых купи.
Бормочется?
Видно, устала
ворочаться?
Ты в сон завернись
и окутайся им.
Во сне можно делать всё то,
что захочется,
всё то,
что бормочется,
если не спим.
Не спать безрассудно,
и даже подсудно, –
ведь всё,
что подспудно,
кричит в глубине.
Глазам твоим трудно.
В них так многолюдно.
Под веками легче им будет во сне.
Любимая, спи...
Что причина
бессонницы?
Ревущее море?
Деревьев мольба?
Дурные предчувствия?
Чья-то
бессовестность?
А может, не чья-то,
а просто моя?
Любимая, спи...
Ничего не попишешь,
но знай,
что невинен я в этой вине.
Прости меня – слышишь? –
люби меня – слышишь?

хотя бы во сне,
хотя бы во сне!
Любимая, спи...
Мы – на шаре земном,
свирепо летящем,
грозящем взорваться,

и надо обняться,
чтоб вниз не
сорваться,
а если сорваться –
сорваться вдвоём.
Любимая, спи...
Ты обид не копи.
Пусть соники тихо в глаза заселяются,
Так тяжко на шаре земном засыпается,
и всё-таки –
слышишь, любимая? –

спи...
И море – всем топотом,
и ветви – всем
ропотом,
И всем своим опытом –
пёс на цепи,
а я тебе – шёпотом,
потом – полушёпотом,
Потом – уже молча:
«Любимая, спи...»

oxpa

свозил маму в Кант покататься с горочки. Вроде ей даже понравилось. Наконец-то мама будет кататься на лыжах, а я — работать. И никто никому не мешает.

oxpa

не первый раз читаю про сборку голанга в дебиане. Люди приложили просто максимум усилий, чтобы сборка софта была максимально геморройной. С обеих сторон, надо сказать.

oxpa

каждый раз очень огорчаюсь гайдам дебиана на сборку пакетов. Во-первых, уже не первый раз не могу воспроизвести процесс без чтения кучи документов, во-вторых, уже не первый раз бОльшая часть пассов руками для полузагадочны.