← All posts tagged бред

nikto

Яндекс вообще ухуел: присылается мне рассылка с клубов я.ру, с предложением поучаствовать в обсуждении темы "Национализм ведёт Украину к распаду".
При попытке перейти к треду яндекс запрашивает телефон, причём принимает только номера, которые начинаются с 79*********

nikto

Веселый крутильщик ягод.
Голуби расселись на полках, и несли свои яйца: мелкие в крапинку катышки выкатывались из-под насиженных птичьих задов, и падали с полок, вбрызг разбиваясь об серые половые доски, заляпанные изрядно желтками и битой скорлупой. Мы с Крупнером стояли, вслушиваясь в этот регулярно раздававшийся мокрый стук, и смотрели, как жёлтый свет медленно сочится сквозь мутное запаутиненное окошко.

И тут Крупнер оторвал себе голову и положил на полку.

Мне с ним никогда не было комфортно.

nikto

Сегодня спал валетиком с джян. Под утро снится мне, как бежит на меня огромный собаген, и лает так огрессивно. (Причём сон такой, реалистичный ппйц.) Ну, я собагена подпускаю поближе, и ка-а-ак с ноги — хрясь! Отдупляюсь — попал по джян (~жаль~ хорошо что не в голову), но она блок локтями поставила.

nikto

Чуваки, у меня суперглюк: делаю в наушниках трэк, снимаю наушники — темп повышается, ощутимо, на 5BPM примерно. Одеваю обратно — играет медленнее. Снимаю — играет быстрее. Что делать? Идти за портвейном?

nikto

Отец-Создатель этого нашего с вами, с позволения сказать, видимого и осязаемого мира — по Сути своей, и по профессии — программист. ибо вся летопись мира — это по сути системный анализ, подчищение багов и совершенствование себя.
Ну, и получается, что ЧИЛЛАВЕК, через изобретение и развитие своих информационных систем (и этих прочих интернетов) постепенно приближается к истинному своему Предназначению: созданию софтверной версии самого себя.
Которая в свою очередь займётся тем же самым.
ДАшечки?

nikto

Домик оленеводов развивал на тонком бамбуковом стержне горящее колесо, которое крутило во все стороны люминист; языками холодной плазмы живая огневь свивалась, облизывала воздух, утончаясь, незавершаясь во внимательном воздухе.

Оленеводам строили дома маги. Маги сидели на створках и сеченях домов, и в ночь ткали видимость стен из веевой фиолетовой плазмы. Когда между взглядами появлялся свет и маги исчезали, просвечиваясь возвращающимся смыслом дня, оленеводы вставали изо сна, полного неслышного треска, и начинали свой промысел заново. Глазами оленеводы шнырили по еще освещенным темнотой курганам и ловили мерклые огоньки, но в них — лишь остовки нислетающего люминиста, еще помнившего о колесе.

Серо-магнитная травица отдавала солнцу недодуманные мысли оленеводов в виде вопросида углеводов. Но пройдя полный цикл освещения, эти мысли поутру снова оседали на оленеводах, покрывая их антенны особой мерцательной закипью.

Утвердившись, оленеводы забывали о снах, и продолжали жить, соблюдая видимость созданных магами стен. Они совершали умозаключения, и заключенные в их умах мысли не появлялись снаружи. Лишь когда солнце хоронило свой свет за не построенной еще виселицей мира, привычкум оленеводов терял свою бдительность и маги вновь тихо проступали сквозь стену осязания.

Мы прибыли в стан оленеводов на закате...

nikto

Клопоедов забрал из химчистки волопаса, и надул его, подвесив, как шар, посреди комнаты. Но ровно в полночь к нему в комель вплыл Бубефейников и стал просить прощения. Его свернуло внезапным порывом ветра, и в последний свой миг он успел лишь увидеть Клопоедова, и то, как тот указывает рукой на страшный рычаг, пристально пялясь на него глазами волопаса.

Проваливаясь по шахте лифта, мусорщица Фуся видела Бубефейникова; — он торчал меж кирпичей стены и видел.