Ждём в гости австрийского профессора (по фамилии Геринг). Захожу в чайную, смотрю на доску и вижу что кто-то аккуратно стёр с неё все записи по актуальной работе. Из-за этого там образовалось довольно много места и синтез Новичка. Говорю студенту: "Тогда и мельдронат рисуй!".

— У неё профдеформация, она ни с кем кроме студентов не общалась. Ты и сам общаешься со студентами примерно также.
— Что? Андрей, ну ка скажи, кто хуже: я или Елена Викторовна?
— Можно я промолчу…
— Вот видишь. Он знает ответ, но тут ему нравится больше чем там. Тут кофемашина есть…

Поставил хроматограмму реакционной массы. Там один красивый пик исходника. Расстроился, взялся рвать волосы на голове, выдернул один, вспомнил что реакция в бензоле, а значит помимо пика исходника должен быть жирный пик бензола, фаломорфировал, сообразил что заколол не ту лунку в автосемплере и волею слепого рока попал в образец исходника.

Зашёл в аптеку, спросил спазмолитик. Специально обученная курица предложила мне нурофен. Объяснил ей что нурофен — НПВС, а не спазмолитик. Взял спазмалгон. Теперь думаю она просто неграмотная курица (вообще, ЕМНИП, для того чтобы можно было работать в аптеке достаточно «переучиться» из химика) или это была попытка обвести меня вокруг пальца.

Пожалуй, самое необычное нововведение Gmail. Теперь пользователь во время написания письма может включить режим конфиденциальности: в таком случае получатель не сможет пересылать, распечатывать или скачивать письма (но сможет сделать скриншот или сфотографировать экран компьютера).

— Я придумал как сжать наши шифры веществ до размеров приемлимых в названиях файлов досовых программ при этом сохранив условную человекочитаемость. Нужно записывать номер месяца 16ричным числом. Правда придётся запомнить месяцы a, b, c.
— Ну это просто a — это актябрь...

— Лаборатория сейчас находится в состояние кризиса. Её можно купить по остаточной стоимости.
— Это я уже понял. Я не понял пока с какой величины задолжности можно считать что мы её уже купили.