← All posts tagged пересланное

kinzic

На волнах Орды рубрика «Политкорректность убила секс», здрасьте.

У нас есть любимый ресурс, держащий дрожащую руку на пульсе обиженной эпохи. Обычно он постит материалы из серии «Семь психических травм, которые вы точно получили в автобусе и как это пережить» — а вчера внезапно доставил ссылку на интересную колонку в американском издании «Психология сегодня».

В студии профессор психологии в госуниверситете Нью-Йорка Гленн Гиер, и он говорит внезапное.

1) Нынешнее поколение занимается сексом меньше, чем все предыдущие — по крайней мере, с начала исследований сексуальной активности. И нет, виноваты не видеоигры. Просто «секс стал во многих неожиданных отношениях сложней, чем раньше», и с ним всё меньше хотят связываться.

2) Казалось бы, должно быть наоборот. Совершены множественные прорывы в области равноправий. Женщины перестали стесняться своей сексуальности и теперь могут проявлять инициативу. Мужчины, напротив, перестали тащить на себе бремя непременной инициативы и доминирования. Чёрт подери, передовое общество полно вежливых и понимающих и уважительных дяденек, которые вообще глаз на тётенек не поднимут, пока им не разрешат, и не возьмут даже собственных жён и подружек ни за какие места, предварительно не спросив, «дорогая, а ты в настроении ли».

3) И — тыдыщ! Этих самых дяденек их тётеньки перестают хотеть. «Он весь внимательный и робкий, ну зачем мне такое в койке», «Да ну, он пассивный, я не могу его уважать, какое там отдаваться».

4) Извините, но это неправильно, несмело говорит профессор. Равенство не означает одинаковость. Наша сексуальность, чёрт подери, гораздо более древняя штука, чем наше общество — мы её унаследовали оттуда же, откуда другие млекопитающие. И есть такие архетипы секса, с которыми ты ни хрена не сделаешь, как бы они оскорбительно для современного равноправия ни выглядели.

Вот ты, например — ты, уважающая себя и требующая уважения от партнёра эмансипированная тётенька. Ты, которая считает, что мужчина вовсе не должен быть добытчиком, а женщина не является пассивным цветочком, на который набрасывается мохнатый шмель. Твоя проблема в том, что по статистике на самом деле ты вовсе не хочешь доминировать. Ты хочешь совсем даже другого — очень древнего и неправильного. Ты хочешь, чтобы дяденька тебя объективизировал, и чтобы немного поабьюзил, а потом основательно и страстно отхаррасил. И пока ты себе в этом не признаешься, у тебя будет не секс, а сплошное уважение.

...Шутка. Конечно, профессор не самоубийца, понимает, где живёт, и говорит куда мягче. Типа мы все, феминистки и те, кто заправляет джинсы в сапоги, должны найти баланс между равноправием и инстинктами, и оставить в спальне место для базовых сущностей, и всё такое.

Но, как нам кажется, это дохлый номер. По одной простой причине:

профессор почему-то всё ещё думает, что секс — это неоспоримая ценность. Что он добро. Что наслаждение и счастье в личной жизни, к которому как бы так устремлён человек — это важнее, чем какие-то фантазии про равноправие.

А на самом деле уже нет. На самом деле то, что начиналось как движение за освобождение секса — было вовсе даже не им. Это было бунтом против социальных норм — без оглядки на то, были у этих норм реальные обоснования или нет. Сейчас этот бунт увенчался частичным успехом в условно передовой культуре передовых обществ. И если там, где он победил, умирает секс — значит, секс был частью побеждённого «зла нормальности». Вот и всё.

И нелепо думать, что передовые истерички всех гендеров прямо так возьмут и, почесав в затылке, скажут: «да, чё-то мы переборщили, айда отмотаем назад».

То есть какие-то тётеньки и дяденьки в обстановке строжайшей секретности будут предаваться у себя дома секретной традиционности.

А остальные — будут сидеть злые, без секса, несчастные и очень гордые.

[Орда] — родная, злобная, твоя

kinzic

На страницах Орды футурологическая рубрика «Тесла на единороговой тяге», иго-го, всем здравствуйте.

Мы хотели бы поговорить о том, что Грета Тунберг мечтает выйти замуж за Брейвика, но точных данных у нас об этом пока нет.

Поэтому давайте поговорим о России, две трети которой придется застроить ветряками, потому что… Впрочем, обо всем по порядку.

В последнее время мы на себе почувствовали глобальное изменение морального климата, потому что впервые у нас были перебои с Азалептином. Нянечки по секрету рассказали, что лекарство было перехвачено на таможне и отправлено в США, где все больше людей и организаций погружаются в природоохранное безумие.

Кандидаты в американские президенты-2020 со стороны демократов объявили самый настоящий аукцион по самым фантастическим обещаниям: Джо Байден и мэр-гей Буттигиг обещают достичь нулевых карбоновых выбросов к 2050 году, Эндрю Янг – к 2049, некто Кори Букер – к 2045, безумный Берни обещает снизить выбросы на 71% к 2030 году, а Покахонтас Уоррен – на 50% к тому же сроку.

В ту же очередь выстроились целые страны, города и отдельные компании, которые решили войти в юбилейный 2050 год с чистой совестью и трусами из переработанных окурков.

Прелесть климатического вудуизма заключается в том, что ничего не надо считать и делать: громкие заявления и до странности конкретные цифры работают сами по себе, и нужно лишь набраться немного терпения.

Однако же реальность глупа и упряма, и все время пытается ткнуть в рожу неудобными цифрами. Например, абсолютно несознательные люди из статистического департамента BP обнародовали отчет Statistical Review of World Energy, согласно которому непрогибающийся под Грету Тунберг мир в 2018 году потребил 11,743 мегатонн нефтяного эквивалента (mtoe) в виде угля, газа и нефти, которые выбросили в голубые небеса 33.7 миллиардов тонн углекислого газа.

Дополнительная проблема состоит в том, что потребление энергии в мире растет: по данным Всемирного Энергетического Агентства объем вырабатываемой энергии до 2040 года будет расти bit.ly минимум на 1,25% в год, что тоже будет пополнять парниковую копилку.

Теперь давайте поймем, что же такое эти mtoe в плане объема энергии. Так вот, для сравнения, примерно 1 mtoe за целый год работы вырабатывает АЭС Turkey Point во Флориде, или наша Белоярская АЭС им. И. В. Курчатова в Свердловской области.

Если не врут наши песочные часы, до 2050 года остается 11049 дней. Соответственно, чтобы сохранить голубизну небес, человечеству нужно ежедневно замещать не менее 1 злого нефтяного mtoe на 1 аналогичный, но добрый и экологичный.

Получается, что к этому сроку нужно вводить минимум по одной АЭС в день (и это без учета роста потребления энергии). То есть – 11 тысяч новых АЭС к 2050 году. Раз плюнуть.

Если кому-то не нравятся АЭС, давайте к хренам заменим эти вонючие бензиновые или радиоактивные чернобыльские mtoe чудесными экологичными ветряками. Так вот – для производства энергии, эквивалентной 1000 Мвт АЭС, требуется bit.ly ветряная ферма мощностью 1900-2800 Мвт, которая будет занимать площадь от 673 до 932 кв.км.

Соответственно, чтобы к 2050 году заменить угольно-нефтяные 12000 mtoe, нужно будет застроить ветряками 8-9 миллионов квадратных километров. Для сравнения: площадь России — 17 125 191 кв.км. Площадь Канады (2-е место) — 9 984 670 кв.км.

Нам в нашей палате выдают только счеты с деревянными костяшками.

Но и их нам достаточно, чтобы понять, что климатические психи гораздо опаснее, чем наш трижды Юлий Цезарь Советского союза.

[Орда] — родная, злобная, твоя