← All posts tagged ялюблюсебя

julie-verl

С детства считало, что гуманитарии тупые, ремесленники тоже, музыканты еще тупее, а математики пизданутые и не лечатся. Сейчас у меня гуманитарное образование, по специальности я не работаю, если повезет, буду ремесленником, если нет — музыкантом, а один из наиболее оказывающих на меня влияние персонажей — кандидат математических наук.

julie-verl

Из всего, что нам давали на филфаке, мне интереснее всего были вопросы развития славянских языков, в т.ч. теории, как развивалась их фонетика и морфология до появления в них письменности. Сейчас, правда нихрена почти не помню. А сейчас вот запоем читаю научпоп о том, как рыбы в девоне доэволюционировали до четвероногих. Интересно, если меня занесет еще в какую-нибудь область знания, мне там тоже будет интересно, как что-нибудь развивалось при царе горохе?

julie-verl

Обнаружила у себя глюк: при прямом столкновении с чем-то, что критично сильнее меня, я чувствую дополнительную степень безопасности, если происходящее записывается на камеру. Видимо, мне стоит сниматься в бдсм-порно.

julie-verl

Договорилась с вокальной теткой, что буду учиться петь именно джаз. Хочу выучиться петь сравнимо с Эллой Фицжеральд, ггг. При этом Эллу я особо не слушаю, а слушаю Peaches и Die Antwoord. Вижу в этом некое противоречие.

julie-verl

Недавно шла на урок по вокалу, а у соседнего подъезда были похороны, и кто-то церковный что-то нудно читал. Не заунывно, а именно нудно. Вот как я буду читать, если сейчас возьмусь прочитать вслух Программный Текст кого-нибудь не вполне близкого мне идэйно. Так вот, захотелось подойти и сказать: за что тебе, бездарь, платят? где резонация звука? где вокальный зевок? опору хоть поставь, дармоед. Месяца три учусь, а профдеформация уже есть, хехе.

julie-verl

Пришла куда меня не звали, попросилась на сцену, зачитала пару стихов, которые помнила назубок, — аплодисменты, рукопожатия, "скажите еще раз, как ее фамилия?". Даже в соседней комнате трындеть перестали. Обожаю такие моменты.

julie-verl

Когда я умираю, я молчу. Когда я чувствую, что живу, я громко кричу. Это свобода, и я не хочу молчать. Это свобода, и я хочу громко кричать.

А теперь скажите мне, почему эта хуерга, сказанная по-немецки готышным мужским голосом, кажется мне философским откровением?