← All posts tagged чернила

julie-verl
цитаты Сегодня Джилиан все никак не отпускала на перемену двух сонных первокурсников, белого и чернокожего. Она объясняла им понятие «различия» с помощью диаграммы. На доске было обведено в кружок слово «патриархи», а вокруг начерчен другой круг, больше, с надписью «другие».
– Ты, – говорила она, указывая мелом на белого студента, – полностью принадлежишь к этому дискурсу. – Она постучала мелом по малому кругу. – А ты, – обратилась она к черному, проводя линию между двумя окружностями, – размазан между двумя дискурсами в силу свой расы и фалличности.
Студенты переглянулись и закусили губы. Нельсон пошел в аудиторию, выразительно поглядывая на часы. Джилиан сверкнула глазами. Нельсон поднял брови. За семестр они довели этот обмен взглядами до ритуальной отточенности брачного танца. Он происходил между ними в десять утра каждый понедельник, среду и пятницу.
Глядя на часы, Нельсон как бы говорил: «У меня занятие».
Огненный взгляд Джилиан отвечал: «Я еще не закончила. То, что вы белый самец, еще не дает вам права врываться в аудиторию».
Поднятые брови Нельсона означали: «Ценю ваше рвение, как ни мало, на мой взгляд, подходит избранная вами тема к вводному курсу литературы. Тем не менее мне нужна аудитория».
Наконец Джилиан обвела оба круга еще одним, захватив почти всю доску, написала большими печатными буквами НЕ СТИРАТЬ, схватила свои бумажки и, подвинув Нельсона плечом, вышла в коридор. Нельсон посторонился, пропуская своих студентов. Ученики Джилиан побрели прочь.
– Что такое «фалличность»? – спросил черный.
– Это она про член, – отвечал белый.
– Блин, – шепнул черный.
– Она к тебе неровно дышит, – сказал белый, по‑гангстерски прищелкивая пальцами.
– Дурак, – отвечал черный, заворачивая за угол.
julie-verl
диалоги чото_мне_смешно — Молодой человек, не видите — мы инвольтируем! Подойдите в шестой четверг тринадцатого месяца с 14:88 до 6:66.
— Тут товарищ Варракс интересуется: Вы сегодня проявитесь или товарищей культистов отпускать можно? У них еще черная месса в райкоме сегодня...
— Какая чёрная месса? Еще бланки в адсовете не подписаны кровью! Передайте товарищу Варраксу, что всё должно идти по инструкции.
— Ну ведь девственницы уже зарезаны, козел в анус поцелован, им в этом месяце снабжение больше не выделит! Товарищ Бафомет, будьте человеком!!!
— Человеком? Во время следующего пришествия обязательно буду, а пока попрошу не нарушать регламент. Девственниц — вырезать обратно, козла отцеловать, снабженцам переслать криптограмму.
— Эх, ну что же делать инструкции есть инструкции. Оформлю воплощение задним числом. Товарищ Л.Ю. Цифер ругаться будет, правда. Второй ритуал за квартал пропускаем...
— Ничего страшного. Там, у соседей сверху, уже две тысячи лет со вторым воплощением разобраться не могут.
julie-verl
чернила Татуировка у меня по нескольким причинам хуевая, я бы ее сделало совсем по-другому, если бы на обоих этапах ее создания хорошо подумало. Тем не менее, желания свести ее не испытываю и даже уже не думаю корректировать рисунок, когда краски подвыцветут, и я пойду перебивать. Как-то очень вписалось в мою идентичность, что ли. Не представляю себя ни с чистой спиной, ни с по-другому разрисованной.
julie-verl
ялюблюлюдей Чего-то я не понимаю все-таки.
Вот допустим. Война, Донбасс, оккупация, оккупантам глубоко насрать на то, что будет жрать население, и население выкручивается само. Женщина идет в село менять старые вещи на хлеб, взяв с собой 13-летнего сына. Наменять удается, грузят хлеб на тачку и тащат вдвоем, ибо тяжело. На обратном пути сын начинает просить пожрать, мать сама голодная, но не ест и ему не дает, потому что дома еще два ребенка и их бабушка. У того сносит крышу от голода, и он говорит, что в таком случае не будет тянуть тачку. Двадцать минут смотрит, как мать, плача, тащит ее сама, затем, устыдившись, все-таки берется опять.
Так вот, когда этот мальчик уже старик, он, вспоминая об этом, все еще адски стыдится и называет этот случай черным пятном своей биографии.
Напоминаю: 13-летнему мальчику снесло крышу от голода на фоне физической работы, но через двадцать минут принесло обратно.
Черное пятно биографии.
Блядь.
julie-verl
говно кибенематограф "Черный лебедь" удивителен тем, что мудаки там все, кроме героини (да-да, Лили, сующая вещества неподготовленному человеку, тоже), но и героиня сочувствия не вызывает как-то совсем.
А вообще я давно думаю, что балет должен уйти в прошлое как варварская практика насилия над детьми. Да, красиво, но кастраты пели тоже красиво.
julie-verl
цитаты чернила "Вычитал высказывание одного клована: "Безвкусная татуировка — повод отказать женщине в уважении!"
То есть, чтобы отказать женщине в уважении, ему нужен лишь повод. Язык его когда-нибудь задушит хозяина".
julie-verl
цитаты красяво Пациент Д., 36 лет, конституционально — нормастеник, вдруг обнаруживает себя летним днем на берегу теплого Черного моря и не знает, кто он и как здесь оказался. Он обращается в газетный киоск и понимает, что находится в Крыму, а точнее, в Феодосии, там же он узнает год и дату. Далее он идет в справочное бюро и задает странный вопрос: "Возможно ли получение справки о том, кто я такой?" Он помнит себя только от той даты, когда он оказался в Феодосии и более ничего. Он препровождается в ближайшую психиатрическую больницу, в которой значится как Неизвестный Иван Иванович. Но дело в том, что сам И.И. хотел бы выяснить, кто он такой.

У него нет сновидений, он никого не узнает, он не знает страны, но некоторые результаты расследования ему удаются. В этот период по телевидению идет экранизация фильма по роману Болеслава Пруста "Фараон", наблюдая декорации, И.И. вдруг замечает, что он прекрасно знает историю Египта, многие символы, он может прочесть целый иероглифический текст. Заинтересовавшись этим, он зарисовывает ряд иероглифов и замечает, что хорошо рисует. Кроме того, выяснилось, что И.И. знает английский и французский языки и помнит кое-что из классической литературы. У него каллиграфический почерк. Между тем двухмесячный поиск не дал результатов, и И.И. был переведен в Республиканскую психиатрическую больницу № 1. Дополнительные методы обследования не проясняли ситуацию с диагнозом, хотя все склонялись к предположению о диссоциативной амнезии. Однажды в отделении он случайно услышал фамилию, которая по созвучию напомнила ему свою — настоящую, в течение нескольких секунд он вспомнил все. Он, например, вспомнил, что окончил Ленинградский университет, исторический факультет, и под руководством известного ученого Кнорозова занимался расшифровкой египетских иероглифов и письменности майя, что затем он был журналистом и сделал головокружительную карьеру, в возрасте 34 лет стал главным редактором областной газеты в городе С., что для тех времен предполагало длинный путь, у него жена и двое детей, которые живут в С. Но на протяжении последних месяцев у него неприятности, стало известно о его эротических приключениях, он опубликовал не ту статью, которую нужно было, и понял, что занялся вовсе не своим делом.

Этот экзистенциальный кризис И.И. разрешает просто, утром он выходит из дома, едет на вокзал и садится, как он уверяет, на первый попавшийся поезд без единого рубля в кармане и без документов. "Случайный поезд", однако, был на самом деле не случаен. Когда ему было 5 лет, к нему приезжал дядя — морской офицер, который служил в Феодосии и рассказывал ему о галерее Айвазовского и о Черном море. Он никогда потом не мог припомнить о деталях этих рассказов, но у него была репродукция "Девятого вала". Стресс приводит И.И. в нереализованное прошлое, в котором хранится эмоционально значимое воспоминание. Вспомнив свой телефон, он звонит домой к радости домочадцев, которые не могут его найти уже 3 месяца, но, возвращаясь домой, он не может приступить к прежней работе, бросает все, разводится с женой и переезжает в Санкт-Петербург к родителям, возвращается к научной деятельности. Амнезии не возобновляются. По описаниям родителей, "он как будто сбросил груз лет и вновь стал таким, как раньше".
julie-verl
тян чернила попиздеть Вот как хотите, а мне не нравится, когда у тян татуировка в виде бантика, сердечка, или чего-нибудь съестного. Даже сильнее не нравится, чем обычный slut stamp на крестце.
Хотя когда-то после долгого просмотра фотосетов Suicide Girls у меня возникла мысль набить себе где-нибудь на руке розовый бантик и молча закатывать рукав в ответ на вопрос "где твоя женственность???77".
julie-verl
бред Вот подумалось. Есть охуенная поэма Есенина "Черный человек". Переведена ли она на английский? И если да, то, бля, как?
julie-verl
ялюблюлюдей чернила В банке крутят рекламу какой-то их новой карточки. В ней баба приходит к татуировщику, смотрит какой-то журнал с татухами, потом рисуется эскиз тупопездной розочки, баба расплачивается заветной картой, и мастер приступает к работе. Доделав, подносит к свежезабитой спине зеркало, и становится видно, что, помимо розочки, он ей набил какую-то кракозябру рядом. И, типа, слоган: с нашей картой вы всегда получаете больше!
Тьфублять, сгиньте, растворитесь во тьме. Или хотя бы рекламщиков ваших нахуй поувольняйте.
julie-verl
стихи Решила выложить старенькое-смешное.

Песня о суициднике

На скамейке у подъезда ржут, галдят и пьют винище. Из окошка в том подъезде вылетает суицидник, черной молнии подобный.
Что-то в жизни не сложилось — то ли все не понимают, то ли денег ни копейки, то ли феечка и ангел оказалась стерва-курва. Что же делать? Но герой наш знал ответ предельно точно: распахнуть двойную раму и полетом наслаждаться!
А потом суровый дворник, матерясь и причитая, отскребает от асфальта труп, разбившийся в лепешку.
Если жить веселья нету, мировой подобный опыт дофига предоставляет смерти способов возможных.
Поэтессы громко плачут, стонут, мечутся, исходят в горестных любовных воплях — и берутся за таблетки.
И поэты тоже стонут — им, поэтам, недоступно наслажденье битвой жизни; так что — мыло и верева.
Глупый эмо робко режет вены тощие на лапках... Только наш герой свободно вылетает из окошка, чтобы встретиться с асфальтом!
Это так свежо и круто — написать им всем записку, обвинить, к примеру, папу, иль начальника-заразу, или ангела и фею, то есть эту, стерву-курву, и вскочить на подоконник, и лететь, как будто ветер!
Он летит с безумным криком, растопырив руки-ноги — отвлекитесь от винища, глупой песни под гитару, посмотрите, как красиво!
Кстати, надобно отметить: мы ни разу не сексисты, так что наш герой прекрасный может быть и героиней. У нее мотивы те же, и в полете те же чувства, лишь заменим стерву-курву на вонючего урода.
(Впрочем, мы не гомофобы, да и трансов тоже любим, так что всяких комбинаций может быть довольно много).
Всякий этого достоин, если только очень хочет — даже негры и китайцы, а не только европейцы с подоконников сигают!
И не только подоконник может стать твоей последней твердой почвой под ногами — есть еще мосты и крыши!
Так что если ты, читатель, до сих пор еще не ищешь, где бы скинуться красиво — ты дурак. Пойди убейся!
julie-verl
цитаты чернила идэйное "О, кстати, а ведь явно должно существовать общественное движение, которое будет утверждать, что татуированные граждане бессовестно пропагандируют свой образ жизни, совращают молодежь, что существует тату-лобби на телевидении и в правительстве.
Ведь все причины имеются, даже прямой запрет на татуировки в Библии, (в Ветхом, правда, Завете), динамика развития, влияние запада и все такое прочее"
julie-verl
стихи Лежи и слушай, как хрипит твой мир,
как треплется на части занавеска
в окноубийце — шторме перемен.

Мечтая за тяжелыми дверьми,
нанизывая свой покой на леску,
ты, нет, не смог украсить им свой плен.

У старшей куклы к черту содран скальп,
лицо залили красные чернила —
лежи и слушай, как хрипит твой мир.

Ты думал, что спасет тебя тоска?
Смотри, на что она тебя сманила,
мечтая за тяжелыми дверьми!

Лежи и слушай, как хрипит твой мир.
Да, все пройдет, но кто сказал, что быстро?
Нет, это вечно; твой ли это путь?

Мечтая за тяжелыми дверьми,
пытался дослужиться до магистра...
Ты помнишь, как просили отдохнуть

сосуды мозга, сухожилья ног?
Устала плоть выпрашивать подмогу —
и что-то вторглось, резко, как амок,
и оторвало младшей кукле ногу.

Лежи и слушай, как хрипит твой мир,
упавший за тяжелыми дверьми.
julie-verl
лайф чернила Просили рассказать, зачем лично мне татуировка. Ок, рассказываю.
Сначала была надпись cogito ergo sum. Ее история была дурацкой до невозможности: нас было три подруги, одна заебашила себе няшного дракончика на лопатку, другая — carpe diem на запястье на память о Большой Любви (позже она с этой БЛ сошлась опять и вышла замуж по залету), ну и это, пришло время и мне. Ну, то есть, хотелось как-нибудь так выебнуться уже давно, но тут я поняла, что Дело Серьезное и Пора. Тем более, мне исполнялось двадцать, юбилей как-никак. Как выглядел и звался мастер, в упор не помню.
Но, кстати, считаю, что все равно было менее говноедно, чем многочисленные кошечки, иероглифы и Красивые Фразы Из Интернета. Поскольку надпись я продумывала до этого долго (изображение отпадало — боялась пересечься с какой-нибудь неведомой мне семиотической системой) и именно с рассчетом "найти такую фразу, чтобы, если она станет мне противоречить, это была уже не я".
Ну а потом я стала замечать, что надпись сделана косячно: и неотцентрованно, и первая буква похожа на неизвестно что. И пришло понимание, что положение надписи придется чем-то сбалансировать, а саму надпись подкорректировать (второе, впрочем, все равно не получилось так, как хотелось бы). Над доделкой думала полтора года, додумалась до того, что это должен быть нейрон. Во-первых, Идеологичненько. Во-вторых, мал риск, опять-таки, пересечься с чем-нибудь не тем в семиотическом плане. Идея могла бы быть тихо похоронена, т.к. мастеров я не знала, а вторично идти хз к кому не хотелось. Но не-было-бы-счастья-да-несчастье-помогло (кому надо знать подробнее, те знают), и мастер нашелся в Киеве.
Он же в процессе обсуждения эскиза уговорил меня сделать глаз вместо клеточного ядра. В правильности этого шага не уверена. Возможно, в будущем пойду перебивать на ядро, но, может, оставлю и так.
В общем, если бы не когдатошний идиотский КОЛЛЕКТИВИЗМ, чернила в эпителии у меня бы сейчас не было бы совсем, но о конечном результате я не жалею и хвалюсь при любом удобном случае. Не исключаю, что в будущем набью себе еще что-нибудь.
ЗЫ. Не разделяю ни легкомысленного, ни сакрального отношения к татуировке (которые, ЧСХ, часто сливаются в одной голове). Татуировка — это такой шаг приведения своего тела к собственному идеалу, который потом будет крайне сложно отменить. Всё.