← All posts tagged психо

janPona

Расскажу о себе кое-что интересненькое.

Это я сейчас слегка припизженый, а в детстве вообще был с катушек слетевшим. Я был на 90% уверен, что у меня подростковая шизофрения, но потом меня отпустило, кстати не без аутотренинга.

Короче, лет в 11-12 я прочитал один фантастический рассказ. Я вообще потреблял фантастику гигабайтами, и какой-то проходной, малозначимый рассказ фантаста-любителя, напечатанный чуть ли не в районной газете меня ничем не удивил, если бы не одно но.

Там было Слово. Абсолютно выдуманное, ничего не значащее ни в русском языке, ни даже в контексте самого рассказа (там вообще маловато было смысла). Просто набор звуков, взятый автором с потолка. Но Слово у меня отпечаталась в голове жуткой фобией. Я боялся его произнести, случайно услышать. Я думал, что, если оно будет произнесено в нашей реальности, то мне придёт страшный конец. Весь мир заходит ходуном, привычные вещи оживут и превратятся в чудовищ, я начну галлюцинировать и вскоре умру.

Ещё раз, в рассказе ничего такого или подобного не было вообще. Слово пугало меня вне контекста рассказа, само по себе.

У меня начался невроз навязчивых состояний, лицевые тики. Потом пошли навязчивые мысли, как будто мои домашние предметы со мной говорили или угрожали мне, что они произнесут Слово, если я не выполню определённые ритуалы. Надо было все делать симметрично. Почесал правое ухо — нужно обязательно почесать левое. Надо всё делать кратно четырём — количество шагов, количество ударов молотком и прочие повторяющиеся действия. Прошёл шесть шагов — пройди ещё два, чтобы добить до восьми.

Я понимал, что в предметах нет никаких злых духов, и что они не разговаривают со мной. Я не испытывал слуховых галлюцинаций, я как-бы сам, внутренним монологом играл за них их роли, но от этого не меньше боялся их. Это называется «воображаемые друзья», но в моем случае почти все они были врагами.

Я очень боялся Слова, но лет в 14-15 я не выдержал и стал вести переговоры с духами предметов, что пора бы уже, что ли, проводить «психические реформы». У меня был союзник (незримый дух Врунишка), который жалел меня и подсказывал, как быть, — не все духи предметов были враждебны ко мне. И вот я договорился с ним, что я должен пересилить себя и произнести Слово — тогда страх пройдёт. Он убедил меня, что боязнь моя надуманна, и, как я теперь понимаю, Врунишка олицетворяел мой здравый смысл.

Я сделал это на лестничной площадке, я произнёс Слово и добавил "— хуйня", чтобы приуменьшить его значимость. И это сработало. Пришлось повторить несколько раз, но у меня всё получилось! Я больше не было зависим от него.

А вскоре у меня прошли и навязчивые мысли о духах предметов — и Медведь, Люстра, Леонид Андреев, Лампа, Водонагревательная Колонка, незримое чудище из снов Мулюк (похожее на пятна света на потолке), а с ними и добрый друг Врунишка — отпустили мой измученный рассудок навсегда.

Тогда в детстве я боялся даже прочитать это слово, но спустя годы я нашел в интернете и перечитал тот фантастический рассказ, абсолютно не понимая, что там страшного.

Я даже разыскал автора и хотел было с ним связаться, чтобы рассказать ему о своей судьбе, но что-то помешало мне.

И знаете, от греха подальше, я всё ещё не уверен, что спокойно отреагировал бы, если бы кто-то вдруг произнёс Слово при мне.

Этот редчайший симптом, как потом мне стало известно, называется «ономатофобия». Боязнь имён или слов. Так, например, некоторые могут впадать в ужас, услышав имя «Олег».

У меня был другой пример панической фобии, которую я поборол тем же способом (но уже будучи 27-летним дядькой и при помощи жены) — я до уссачки боялся клопов-солдатиков (Pyrrhocoridae). Прикоснуться к такому насекомому для меня было равносильно смерти. Но однажды жена просто предложила мне взять клопа-солдатика в руку. Я понял — сейчас или никогда, и с тех пор я их не боюсь. Но тут так же, как и со Словом — нельзя ручаться, что меня не хватит удар, если мне на голову неожиданно упадёт такой клоп. Память о фобии сидит глубоко внутри и не скажу, что клопы-солдатики для меня сейчас представляются милыми бука

janPona

Так уж получилось, из-за моей гиперсексуальности или, скорее всего, из-за недолюбленности в детстве и невообразимой моей социопатии я не могу дружить с человеком — и не хотеть его/её сексуально. Или дружу и хочу — или не хочу и не дружу.

С недавних пор (года два-три назад) ситуация классно разрулилась. Мой товарищ, которого я нешуточно тогда домогался, во-первых, оказался непреклонен, как скала (ибо он безнадёжный гетерик), а во-вторых, мы тогда дико разосрались на политической почве, аж целый год не разговаривали. Но потом помирились, он хороший.

Так вот, с тех самых пор я не мешаю дружбу с сексуальностью.

Но сама дружба претерпела трансформацию, как бы сделалась вчерашним супом, лишённым соли и приправ. Из-за этого я легче теперь схожусь с теми, кого бы раньше близко не подпустил, но зову их Унылыми Людьми — яркость волшебного фонаря моего чувства значительно снизилась, и мне все они теперь серы, как кошки ночью.

Всё в этом плане у меня не до конца. Я не пью с Унылыми, практически не пью и давно не флиртую со Своими, позабросил писать стихи.

Зато больше программирую теперь. Намного больше.

janPona

Я тоже алкоголик, увы. Я пил 3 дня.
1. Бутылка вина на двоих.
2. Два бокала вина, два бокала пива под хорошую закусь.
3. Две рюмки ликёра (наутро от них было почему-то хуже всего)

Вчера не пил вообще ничего, потому что узнал, что тётка жены умирает от алкоголизма. Надо мне выбираться, заебало. Кого смешат мои малые дозы, — ну вот такой у меня организм. Хватает и этого, чтобы деградировать, видно печень совсем никудышняя.

Моя алкодеградация проявляется в снах.

Сон №2 "ТУПАЯ ОВЦА"

Утром перед работой решили с другом купить перекус в ларьке.
Я в дурном настроении, есть не хочу, ничего не хочу. Он присмотрел себе селёдку и собирается купить. А мне предлагает: «Ну чо ты, купи себе сала, глянь, какой кусок». Я колебался, но решил взять копчёного. Беру кусок 100 граммов. А там такая аппетитная шкурка! Говорю: «Отрежьте ещё граммов 200». Не вопрос, продавщица отрезает ещё кусок, а затем отрезает с обоих кусков — о ужас — вкуснейшую шкурку и сжирает её у меня на глазах!!! И это при том, что она уже даже взвесила мне и цену назвала. Я психую и говорю, что, мол, нахер мне ваше жидким дымом копчёное сало. Она говорит: «Ну а селёдку брать будете?». Селёдку — да. «С вас 450 гривен» — и кладёт на прилавок селёдочную голову. Тут уже и друг психанул. «В сраку себе засунь эту селёдку, тупая овца» — и уходим, повторяя последние два слова.

Сон №1 "СХВАТИТЬ ЗА СИСЬКУ"

ЦПКиО имени Масима Горького. Чудесный летний день, прогуливаю работу, ем мороженое. Тут — о чудо — появились электроскутеры напрокат, работающие по принципу «засунь монетку в 2 грн и катайся полчаса». У меня купюра 5 грн — ни туда ни сюда. У нас невозможно нигде ничего просто так разменять, люди такие — ни в какую не согласятся. Ну, я решил схитрить. В ларьке неподалёку продаётся канцелярия всякая, решаю там купить резиновый ластик за 2 грн, и у меня будет сдача 3 грн, попрошу монетами.

Покупаю ластик, протягиваю пятёрку.

Мне дают... ДВА ластика и сдачу 1 грн! Как же так? «А мы ластики только парами продаём, постановление Кабмина». Да мать вашу, нахер мне ваши ластики и одна гривна? Мне две гривны нужно! В сердцах швыряю ластики и сдачу в продавщицу и иду горевать.

Потом возвращаюсь. Послушайте, верните мне деньги! Я ластики вернул, они мне не подошли. И — о чудо — злая продавщица вроде бы возвращает мне мою пятёрку и даже мелкими монетами, такими, как мне нужно.

Но скутеры закончились!

И тогда я возвращаюсь к ней и толкаю гневную речь. Что-то вроде того, что вот придут другие времена, и вы будете вежливо разменивать столько сколько попросят, а не толкать вашу грёбаную канцелярию, и мне не придётся на вас орать, вот так, как сейчас. Всё это я ору не своим голосом, и, привлечённый моим криком, из подсобки выходит толстый повар с огромным ножом. «Кто тут разорался? Ща пиздить буду. А ну, сука, стой!».

Я мысленно прорабатываю пути к отступлению. Так, повар толстый, значит бегает или медленно, или недолго. Надо его утомить, бегая кругами вокруг ларька. Нахрен бы мне сдались эти скутеры.

И тут мне приходит гениальная идея! Я сам парень не из худых, но всё же у повара сиськи на два размера больше моих. Надо схватить его за сиську — это его болевая точка!

Конец.

janPona

Хорошо, что у меня нет друзей!

А кстати, единственый человек, который со мной пытался подружиться в своё время на работе, оказался впоследствии токсичным паразитом, и был забанен везде, где только можно. И это очень хорошая статистика, показывающая, что я могу быть нужен людям только из практических соображений. Правильным путём идём, вернее, катимся к днищу, товарищи!

janPona

Нужна не способность к языкам, а упоротость. Вот у меня, например, никакой способности к языкам нет, а вместо этого есть любовь к процессу их изучения. Поэтому изучаю я их долго и мучительно. Другим людям то же самое даётся быстро, под моим меркам, практически, мгновенно. Потому что есть способность, а именно — эмпатия, желание понять собеседника, а не нагнуть его. У меня эмпатии никогда не водилось, извините, не моё. Потому я и в русском, кстати, не силён, если в разговорном. Двух слов не свяжу, глух к иносказаниям итд.

janPona

Я охуеваю от своей непрактичности и — в то же время — восхищаюсь ею. Нормальные люди совершают разные поступки для какой-то цели. Это я недавно понял. Мне 35 грёбаных лет, но что такое цель — я до сих пор не знаю.

Многие мои знакомые, которые сейчас изучают программирование и видят свою будущее в IT, делают это сознательно, имея целью заработать денег.

А я изучал Бейсик, затем C++, затем всё остальное для себя, просто так. Меня пёрло от этого. Node.js туда же. Я просто ощущал невероятную крутизну какой-то штуки, меня начинало от этого переть — и я посвящал себя ей. Так уж совпало, что эти штуки приносят хорошие деньги, но я не специально, честное слово.

Когда я изучал tokipona и esperanto (а также занимался создание своего конланга, но потерпел полный провал), взрослые люди — мои ровесники — недоумённо пожимали плечами: зачем?

Я живу в мире большого "Зачем", понял я. Но частью этого мира, впрочем, не являюсь.

За 10 прошедших дней я настолько изучил португальский, что стал на слух понимать, о чём поёт Nara Leao. Зачем? Я не знаю.

Поделился с одним чуваком, он мне говорит: «Учил бы польский, тебе ж в Польшу через месяц ехать». Другой говорит: «Учил бы испанский, туда визу на год дают, если в языковую школу запишешься». Внутренний голос говорит: «Учил бы иврит, вокруг же одни носители, а ты с ними всё на английском да на английском».

Ну как объяснить им, что я просто тащусь от звучания португальского? Я даже знакомым бразильцам не могу нормально это объяснить. Я ведь тащусь от их музыки 1960 годов. Это всё равно, что "я русский бы выучил только за то, что им разговаривал...", ну не Ленин, но, положим, Вертинский. У нас бы не поняли такого фанатизма.

Можно продолжать перечень моих непрактичностей до бесконечности. Их реально много, я из них состою, и далеко не все они такие безобидные.

Я ненормальный, да?

janPona

Блядь, депрессия накрыла. Ничего не хочу, ничего не могу, нет энергии, нет желания. Нет даже сил описать свою проблему. Другое дело — я знаю, что это у меня от случая к случаю, и обычно проходит на следующий жыдень. Стоит ли обращать внимание? Не знаю. Проходить-то оно проходит, а вот фоном всё равно какой-то мутный осадочек остаётся. Да и за частотой приступов я не наблюдал. Конечно, можно предположить, что к осени обостряется, наряду с авитаминозом и прочими болячками.

Стоит ли обращаться к психологу? Вряд ли. Я, понимаете ли, сам грамотный. Шутка ли — в интренете иногда сижу! Психолог мне ничего нового сказать не сможет. Тем более, нет такой профессии — психолог.

Стоит ли сходить к психиатру? А вот это — пожалуй. Есть риск органического поражения мозгового вещества. Надо взять ноги в руки и сдаваться в дурку. Таблеточки, укольчики, сульфазинчик на ноги поставит мигом. О депрессии буду вспоминать с ностальгией.

janPona

Чем отличается взрослый человек от ребёнка?

Р) Ребёнок — это тот, чьи проблемы решает кто-то другой.
В) Взрослый — это тот, кто не только сам решает свои проблемы, но и решает проблемы других людей.

Но как же в таком случае назвать человека, который сам решает свои проблемы, а чужие — не решает?

janPona

Вы, конечно же, спросите, а как я попал в психушку? Ведь с виду я абсолютно нормальный человек.

Все очень просто, наш военкоматский психиатр был очень любознательным человеком, и как раз накануне перечитал книгу Карла Леонгарда «Акцентуированные личности». И задал мне каверзный вопрос: бывают ли у вас, молодой человек, резкие смены настроения?

— Конечно бывают, и притом, безо всяких причин, — ответил я.

Старик тут же написал направление в дурку. Предварительный диагноз «циклотимия», сиречь, как нынче говорят, биполярочка.

А у меня мама, даром что алкоголичка, но имеет высшее психологическое образование. Я подготовился по её книгам, потому что понял, что такого шанса терять нельзя. Диагноз «ёбнутый» давал бы мне пропуск в жизнь, потому что, судя по тому, как меня пиздили в школе, в армии бы меня убили в первую же неделю.

Я старательно изучил симптомы циклотимии, и симулировал их целых девять дней.

Я лежал там на дневном стационаре в палате «для нормальных». Мост соседями по палате были уголовники, направленные туда милицией. Часть из них были невменяемыми, часть — симулянтами, но все они сидели на нейролептиках, и потому были очень добрыми и неагрессивными.

Мы вместе работали — грузили мешками использованные шприцы, красили больницу и т.д.

Психиатр стационара соизволила появится на девятый день, и тут же направила меня к психологу на тесты.

Там я уже знал, как отвечать на вопросы, потому что подготовился, как к экзамену... Который я с треском провалил.

Ссаными тряпками был изгнан в мир нормальных людей с диагнозом: здоров, годен к строевой.