← All posts tagged словословие

iportnov

В физике явления и законы сейчас разделяют на "классические" и "неклассические". К классике относят то, что объясняется ньютоновской механикой или, фиг с ней, даже эйнштейновской. Потому что даже ОТО со всей её спецификой является просто продолжением тех же принципов, что лежат в основе ньютоновской механики. И один из этих принципов — детерминизм: если сказано F=ma, значит так и есть, и никаких тут! А "неклассическое" — это квантовая механика, которая со своим индетерменизмом до сих пор не стала интуитивно понятной.
При появлении каких-нибудь новых непонятных явлений в физике бывает иногда оч сложный момент: надо понять, классическое это явление или неклассическое. Если мы например поняли, что неклассическое, то вуаля, пишем там соотношение неопределённостей и прочие умные уравнения, и получаем объяснение. Противоречащее интуиции, ну да фиг с ним, оно работает зато. А вот пока мы не поняли, классическое это явление или нет, мы даже не знаем, что тут писать — второй закон ньютона или что.

В происходящем сейчас в мире имеет место подобная ситуация. Есть явления "классические", объясняемые старыми-добрыми теориями, да хоть Марксом: цель любых непонятных действий — захват ресурсов, самый эффективный способ — оружие, самое мощное оружие — ядерное. И есть явления "неклассические". Про которые мы сейчас понимаем ещё меньше, чем про квантовую механику. Мы поняли уже, что новый мир отличается от старого совсем другой ролью информации и, в частности, масс-медиа. Но мы ещё не поняли, как именно это всё работает. Грубо говоря, мы допёрли, что энергия излучается квантами, но до выписывания уравнения Шрёдингера нам ещё далеко. Правда, даже грубое представление о новых принципах уже дало некоторым большие дубинки. И мы боимся, что кто-то особо хитрый уже открыл уравнение Шрёдингера, понял новые принципы, и даже уже построил новую «водородную бомбу».
И как физики иногда, мы сейчас смотрим вокруг и в каждом явлении долго пытаемся понять главное: это «старое» или «новое»?
Ну вот терракт. Если это «старое», то всё понятно в общих чертах: хотели напугать, чтобы заставить отступить, чтобы захватить ресурсы. В деталях непонятно, но наверное можно разобраться. Заодно более-менее понятно, что будет дальше: новые аналогичные терракты. И отсюда понятно, что делать: защищаться от таких террактов. «Старые» террористы характеризуются весьма топорными методами работы.
А если это «новое», то... наверное, хотели произвести эффект в масс-медиа. Вероятно, через них же воздействовать на чиновников. А зачем именно? Какого именно эффекта от испуга хотели добиться? Можно предположить, что как раз того и хотели, чтобы стали защищаться от таких же террактов. Чтобы стали закрывать аэропорты из-за залетевшего голубя. В таком случае, возможно, новых террактов, и даже попыток, вовсе не будет: будут только впускания слухов и анонимные звонки, а меры безопасности придётся ввести такие, что экономика встанет колом почище чем от взрывов. «Новых» террористов, предположительно понимающих психологию толпы лучше среднестатистического депутата, никто ещё не видел, от того и страшно.
И самое неприятное — мы не понимаем, это «старое» или «новое»? Если бы мы по крайней мере были уверены, что это «новое», запугивание с целью задавить мерами безопасности — ну, мы бы не стали вводить такие меры. Но мы ведь не знаем. Это могут быть и старые-добрые тупые шахиды, которые бесхитростно потащатся толпами на вокзалы.