← All posts tagged театр

Жора Крыжовников (он же Андрей Першин) замечателен. Цитаты из интервью:
Я под своим именем работаю на телевидении за деньги, а под псевдонимом я делаю только то, что мне самому интересно.

Я никого не идеализирую, но и не считаю их глупее себя. Вот это самая главная заповедь, которую я усвоил, когда учился у Марка Анатольевича Захарова. Я по профессии театральный режиссер. Нам педагоги постоянно говорили, что плохую комедию от хорошей отличает то, что в хорошей никто не играет глупее себя. Это может быть неловкий человек, не очень трезвый, нечестный или слишком откровенный, но не глупый. Потому что то, что делают «Enjoy movies» в «Острове везения», где все играют каких-то дураков — это подход «Аншлага», Петросяна. Низовой юмор, когда смеются над тем, что кто-то глупее.
Это то, что делал Задорнов в своем цикле про тупых американцев.
Задорнов, это, кстати, еще высшая форма этого жанра.

У комедии, так же как у драмы огромная история. Комедия положений и комедия характеров разделились еще во времена Теренция. Плавт писал комедии положения, а Теренций — характеров. И они идут параллельно, это два разных типа, связаны они через событийный ряд. Чем больше событий в истории — тем меньше характеров. И наоборот. Потому что, если ты постоянно реагируешь на привходящие обстоятельства, у тебя нет времени на то, чтобы раскрыть персонажа. Американская и вообще западная комедия идет по пути положений. Она гораздо точнее работает, только это никакой информации не дает, вовлечения нет. Ну смеешься ты, и всё. А русская комедийная традиция — это комедия характеров: Островский, Данелия, Рязанов — это истории про людей, где узнавание персонажа важнее того, что с ним происходит. Там не может быть много событий. У Мольера в так называемой «высокой комедии» минимальное количество событий — до семи на пьесу. Представьте себе: пять актов, три часа, и только семь событий! Но вокруг каждого события происходит такой ряд реакций, что мы узнаем, какие они, что они думают. Но что произошло в 90-е? Умерла традиция, потому что кино не стало. И на это место хлынули люди из самодеятельного телевизионного театра юмора, то есть из КВН.

Цитата из интервью, по следам от Гоблина:
Есть интересное исследование о том, как работает чувство юмора у сумасшедших. Оказывается, когда происходит психическое расстройство, отключаются разные зоны юмора, из которых в сумме состоит полноценное чувство юмора у здорового человека. Разным людям с психическими отклонениями — с шизофренией, маниакально-депрессивным психозом, паранойей, просто расстройствами личности — рассказывали анекдоты про секс, про пердеж, про отношение к семье и еще что-то. Оказалось, что это совершенно разные слои, которые работают параллельно. Шизофреникам все про секс не смешно, но все смешно про пердеж. И вот когда меня кто-то упрекает в отсутствии юмора, говорит: «Мне было не смешно», — я понимаю, что у человека не работает какая-то из юмористических зон, ему нужно к специалисту, а он вместо этого идет, например, в социальную сеть.