← All posts tagged звездолет

gudez-z-z

Теорию движения можно обсуждать и вносить предложения.

— Для того чтобы управлять кораблем, вам необходимо знать принцип работы двигателя, — профессор расхаживал по учебному классу научного центра, куда Киркунова и Морзе привезли для обучения.
Профессор — крепенький старичок с добрейшим выражением лица, в небрежно накинутом синем халате, поверх костюма, с удовольствием взял на себя обязанность провести первичный инструктаж. Его мягкий голос, которым обычно рассказывают сказки, несомненно мог убаюкать любого ребенка. Но он объяснял настолько интересно, что сон уступал место любопытству и Киркунову с Морзе буквально заглядывали профессору в рот, боясь упустить, что-то важное.
— Основой движущей силой звездолета является антигравитационный двигатель, — вещал профессор, — как же он действует? Вы знаете, что все предметы притягиваются друг к другу — это объясняется действием особых частиц-гравитонов. Они стремятся соединить между собой все объекты нашей вселенной, но что будет если они будут не притягивать, а отталкивать? Тогда меньшее по массе тело будет двигаться от большего по массе. В нашем случае планета будет отталкивать звездолет от своей поверхности. Такой эффект возможен благодаря открытию новых частиц — антигравитонов, которые взаимодействуют с телами вызывая столь неожиданную реакцию.
Регулируя степень генерации антигравитонов можно менять скорость звездолета, что весьма полезно в сложившихся условиях. Как несложно предположить, при включении прибора на полную мощность мы преодолеем притяжение планеты и вдобавок получим толчок равный этому же притяжению, перегрузки при этом будут огромные. Учитывая тот факт, что на нас действует притяжение не только планеты, но и солнца, а так же галактики, то можно лишь предполагать какие ускорения будут возникать. Скажу лишь одно, при испытаниях опытный образец пробил потолок, а так же шесть этажей научного центра и исчез. Найти его так и не удалось. В теории, учитывая бесконечность вселенной можно предположить, что скорость корабля так же будет бесконечной.
Профессор на секунду замолчал, давая слушателям осознать все открывающиеся перспективы.
— А как будут обстоять дела с силой тяжести на корабле, — спросил Киркунов, — я так понимаю, при старте нас может банально расплющить.
— В теории, — усмехнулся профессор, — на практике внутри корабля идет сложная система гравитационных компенсаторов, обеспечивающих привычное притяжение, а так же строго определяющее верх-низ жилых помещений. При должной настройке притяжение можно менять, создавая в отдельных каютах разлиную степени тяжести или даже отсутствие таковой.
Морзе восторженно присвистнул — его всегда манил полет птиц.
— Т.е. при желании мы сможем парить по кораблю? — тут же спросил он.
— Только по коридорам — усмехнулся профессор, — звездолету ни к чему огромные открытые пространства. Нужно учитывать, что воздух, вы повезете с собой и наполнять им огромные каюты не имеет смысла. Возможно в оранжерее будет немного лишнего места, но менять там гравитацию я не советую.
— Оранжерея? — спросил Киркунов.
— Да, она несет несколько нагрузок — дополнительная регенерация воздуха и свежие продукты. Первоначально мы планировали обойтись банками с водорослями, способными обеспечить вас всем необходимым, но психологи заботясь о душевном спокойствии людей, находящихся вдали от дома, настояли на небольшом садике и грядках.

gudez-z-z

— Кто у нас следующий на повестке дня?
Психолог посмотрел на закрытую дверь, прогоняя из памяти образ Киркунова, с его невыносимым поведением.
— Радист Морзе.
— Морзе? Странная фамилия, — Коммандор наморщил лоб, — она ассоциируется у меня с каким-то писком, точками и тире.
— Представитель древнейшей династии ученых, — психолог сверился с записями, — вот только в этот раз природа дала сбой и вместо того, чтобы пойти по стопам отца, известного исследователя материи, ушел в сугубо техническую направленность. Во всех тонкостях знает радиофизику и радиотехнику, при этом предпочитая работать простым радистом.
— Да? — Коммандор задумчиво потер волевой подборок, — а каким образом он попал в наши списки?
— Вы включили. Помните тот случай, когда неизвестный вклинился в секретные переговоры службы безопасности и подробно объяснил все недостатки действующей системы связи?
— Ах да, я еще кричал "поймать этого засранца и предать справедливому суду!"
— Именно, после чего внесли в список кандидатов.
— Ну что ж, посмотрим как он себя покажет, — Коммандор подошел к витрине, — можете начинать.
— А вам не кажется, — психолог слегка замялся, — что набирать экипаж из асоциальных элементов неправильно?
— Где тут асоциальный элемент, — Коммандор с громким стуком ткнул пальцем в стекло, — обычный парень.
Радист Морзе скромно сидел на стуле, засунув одну руку в карман куртки. Его лицо выражало лишь безмятежность и покой.
— Приступайте.
Психолог кивнул и пошел в комнату.
— Что вы можете рассказать о вашем детстве?
— Что? — переспросил Морзе, и громко щелкнул чем-то в кармане, — извините, я не расслышал, Коммандор распевал весьма занятную песенку.
Психолог побагровел. Коммандор напротив побледнел и принялся осматривать комнату наблюдателя на предмет жучков.
— Не беспокойтесь, — громко сказал Морзе обращаясь к зеркалу, — я снимал вибрации стекла с помощью лазера, поэтому жучка вы не найдете!
Психолог начал закипать, не смотря на всю свою профессиональную выдержку.

gudez-z-z

— Вы уверены в своем выборе? — психолог посмотрел еще раз через прозрачную витрину на Киркунова. Витрина была односторонней прозрачности, и в зале собеседования была оформлена под зеркало. Никто об этом не знал, что позволяло высшему руководству следить за реакцией испытуемого.
— Абсолютно, — кивнул Коммандор звездного флота.
— Но все тесты крайне противоречивы, реакция на обыденные факторы весьма своеобразная. Такое ощущение, что он специально выдумывает неординарные методы, чтобы сбить нас с толку, при этом не выходя за рамки условий.
— Может это нам и нужно? — ответил Коммандор.
— Я не отрицаю, у капитана потрясающий аналитический ум, отличная наблюдательность и способность делать точные выводы на не полных данных, однако... — психолог покосился на витрину, Киркунов хитро оглядел комнату для собеседований, деланно заглянул под мебель, удостоверился, что никого нет и принялся демонстративно ковыряться в носу, хитро поглядывая на зеркало.
Психолог вздохнул: Однако использует их не по назначению.
Коммандор лишь улыбнулся — ему нравился Киркунов. Нравилось как он добивается своей цели, не взирая на обстоятельства. Восхищался храбростью и здравым смыслом, что так редко сочетается между собой. Возможно остальное командование не любило капитана, за прямолинейность и строгость суждений. Но задав Киркунову прямой вопрос, можно было рассчитывать на правдивый ответ, вне зависимости от темы обсуждения и регалий спросившего. И все эти качества, а так же удивительная изобретательность казались Коммандору необходимыми для капитана звездолета, идущего в неизвестность.

gudez-z-z

"В первый раз я увидел звезды в горах. Нет до этого я видел звезды в городе, но это не то. Жалкие точки на небесном своде. А в тот вечер... Мы с отцом сидели у костра и холодное небо было переполнено миллиардами звезд, словно россыпь драгоценных камней. Они переливались, манили к себе загадочным светом. Их можно было загребать руками. Именно в тот момент я осознал всю бесконечность вселенной, она манила меня, затягивала. Казалось, стоит поднять руки и унесусь в эту прекрасную бездну". Капитан Киркунов откинулся на спинку кресла и затянулся. На кончике толстой сигары появился небольшой красный огонек и в воздух поднялось легкое облачко дыма.
— Интересно, — психолог сделал пару заметок в своем блокноте, — а как вы прокомментируете свои вредные привычки?
Капитан слегка щёлкнул по сигаре, стряхивая пепел, взял со стола пузатый бокал с коньяком и посмотрел на просвет.
— А кто сказал, что это вредные привычки? — усмехнулся капитан.
Психолог удивленно вскинул брови.
— Мне нравится аромат дыма, мне нравится вдыхать его. Мне нравится вкус коньяка, его цвет, его запах. Мне нравится смотреть как он играет на свету. Но я с легкость могу отказаться от всего, только не вижу причин, зачем мне это делать. К примеру, возьмем женщин -их страсть к драгоценным камням. Им тоже нравится смотреть на них, обладать ими, но это даже не приносит физиологического удовольствия. В чем прок прозрачной безделушки, кроме способности сверкать гранями? Но сколько слез, крови, денег льется из-за них каждый день?
Психолог что-то снова записал в своем блокноте.
Киркунов хитро улыбнулся, ему нравилось играть с этим человеком. Идти на грани фола, чудом сохраняя равновесие между тем что от него ждут услышать и тем что он хоте сказать. То что на кону стояла его дальнейшая судьба лишь добавляло остроты.
— Поздравляю, — психолог отвлекся от своих записей, — вы успешно прошли собеседование на должности капитана звездолета "Созвездие".

gudez-z-z

Накидал тут немного. Возможно что-то из этого потом выйдет.

— Господа, у меня для вам приятное известие — мы сделали Звездолет, — командор звездного флота победно улыбнулся и обвел взглядом зал заседаний. Министры зашептались, обсуждая новость. Слухи о том, что звездные перелеты перестанут быть фантастикой ходили давно, но никто в них не верил, и вдруг, такое заявление.
Командор звездного флота, потер золотой шеврон, ожидая когда уляжется гул. Должность его до определенного времени была лишь номинальной. Когда-то давно, во времена больших научных открытий, один из ученых высказал теорию межзвездных путешествий, а одни не в меру ретивый чиновник тут же организовал звездный флот — так сказать задел на будущее. Вполне очевидно, что чиновник преследовал свои цели, поскольку он и стал первым командором, со всеми причитающимися привилегиями и довольствиями. Однако, спустя много лет, нашлись настоящие специалисты, энтузиасты своего дела, движимые идеей. Романтики от науки. И лишь благодаря им был создан первый межзвездный корабль.
— Простите, но это невозможно, — поднялся министр по науке, — современная теория мирообразования не допускает возможности преодоления гравитационного притяжения планеты и безопасного способа пробить небесный свод.
Командор усмехнулся, сколько копий было поломано в научных спорах, сколько экспериментов, опытов и было поставлено и сколько беспочвенных теорий было отвергнуто. Земная твердь не хотела отпускать предметы со своей поверхности — рожденный ползать — летать не может. В какой-то момент в этом утверждении были уверены все, пока не нашлось одно, гениальное решение.
— Антигравитация, — провозгласил Командор голосом проповедника, — антигравитация поможет нам!
Министры снова зашушукались. Идея антигравитации казалась порочной, но мировые конфессии сути земного постоянно пересматривали свои догмы, и в сути ненасильственного изменения сущного приходили к одному мнению — если не менять законы природы, то все что им не противоречит имеет место быть. Простая философия — если что-то может притягиваться, то почему оно не может отталкиваться? И на основании этого простого заключения изучение антигравитации получило добро.
— А свод! Как же свод? — кричал со своего места министр тверди.
— Плазменный бур! — Командор был непобедим и прекрасно знал это. Межзвездная программа и мела место быть.