← All posts tagged политота

p.dreamwidth.org
Три типа кривых политических рисков для верховных правителей.

Тип 1 («монархия») соответствует политической культуре, в которой верховному правителю принадлежит вся полнота власти. В такой культуре каждый дополнительный год правления снижает риск быть свергнутым, поскольку само правление сводится к устранению конкурентов и укреплению правящей властной группировки, главой которой является действующий монарх.

Тип 2 («олигархия») – уже другая политическая культура, в которой власть распределена между несколькими «центрами силы», лишь один из которых контролируется первым лицом . В такой культуре власть верховного правителя ограничена, и поэтому его замена обычно не стоит связанных с ней затрат и опасностей. В результате риск свержения монарха не зависит от силы его собственной группировки, и остается примерно на одном уровне в течение всего правления.

Тип 3 («криптархия») соответствует редкой в древней истории (но совсем не редкой в современной!) политической культуре, в которой публичный верховный правитель не имеет никакой реальной Власти, а в случае попытки ее приобрести – безжалостно устраняется. В результате риск отстранения («свержение» тут было бы сильным термином) монарха от должности растет с каждым дополнительным годом, по мере возникновения у монарха «собственного мнения». Для краткого описания такой культуры приходится вводить новый термин ( «криптархия»), означающий, что все в ней отлично понимают: настоящая Власть не у того, кто публично правит. («Хорошо им в Англии, у них Сами-знаете-кто всего лишь Вольдеморт, а у нас Сами-знаете-кто – это Сами-знаете-кто!»). Политические режимы, в которых срок правления первого лица ограничен обычаями или законами, скорее всего относятся именно к этой политической культуре..

Российская система — любопытнейший из гуманитарных проектов конца ХХ века (хоть и не слишком гуманный). Это деятельный сговор населения с властями о совместном выживании без правил. Каждый выживает как умеет, кто с яхтой, а кто — без пенсии. Здесь домохозяйства не крепости, что стоит атаковать: там нечего взять. Все недовольны, но никто не выходит из сделки. Выросли целые поколения, сложились сословия людей, обслуживающих этот поразительный автомат кризисов, с выгодным спасением от них. Возможно, наша Россия — маяк будущего в тонущем мировом порядке.

Большая часть полученных средств уходит на борьбу за власть. Власть первична, деньги лишь инструмент. Если человек этого не понимает, то ему не место во власти. Кстати, подбор клептократов в российские либеральные группы западными элитами очень четко показывает их отношение, да и отсутствие каких-либо перспектив войти в наследственную элиту у последователей Гайдара и Чубайса.

С моей точки зрения, чемпионат особенно ничего не меняет в восприятии России на Западе, потому что восприятие России на Западе и так, в общем и целом, достаточно неплохое. А представление о том, что восприятие России на Западе является негативным, оно во многом создано изнутри теми же СМИ, которые сегодня удерживают распространение негативной информации.

В то время как монархии тупо отбирают у населения последнее, олигархии способны периодически «отпускать вожжи». Заключив между собой «пакт о ненападении», властные группировки получают возможность направлять изымаемые доходы не только на содержание солдат и покупку лояльности, но и на развитие своей ресурсной базы (в случае «европейского чуда» – создание промышленности, торгового и военного флота, колониальной администрации, либеральной идеологии, международной финансовой системы и так далее). А когда вновь созданные ресурсы начинают давать отдачу, начинается «сбор урожая», частенько заканчивающийся разрывом всех договоренностей (вот почему «европейское чудо» 19-го века привело к концлагерям и мировым войнам 20-го).

Поскольку мы, обычные люди, представляем собой всего лишь ресурс властных группировок, поведение Власти периода «инвестиций в ресурсы» нам выгодно, и мы считаем такую Власть лучшей из возможных. Но рано или поздно этот период заканчивается, приходит пора «стрижки овец», и вот тут-то становится ясно, что олигархия это совсем не про «добро» и «справедливость», что цель олигархии та же, что и у любой другой Власти. А именно – как можно больше отобрать у нас с вами.

Вот график распределения доходов по человечеству в целом, построенный на данных Bourguignon, Morrison 2002. Использованный в графике индекс Тейла (1967) – 0, когда все доходы одинаковы, и 1, когда все доходы получает только один человек. Серыми линиями представлены составляющие неравенства: отдельно между странами (сильно выросшее к середине 20 века), и между людьми внутри стран.
schegl2g.bget.ru
Как видите, доля доходов, изымаемая мировой элитой, стабильно росла на протяжении всего «европейского чуда». Единственным отличием от предшествующих веков стала глобализация – возможность изымать средства не только у собственного населения, но и у населения сначала колоний, а потом «развивающихся стран». Правящие группировки, догадавшиеся поделиться доходами с населением своих стран, получили преимущество в захвате новых подданных. А когда раздел мира закончился, что сделали элиты?

Разумеется, перестали делиться. Вот другой график, на этот раз доли верхнего 1% населения в совокупном доходе общества, для англоязычных стран (наследниц Британской империи): schegl2g.bget.ru

Например, современный уровень неравенства в геополитически значимых (или на что-то претендующих) странах, независимо от их политических систем, примерно одинаков, и он выше, чем в странах хотя и развитых, но на проведение самостоятельной внешней политики не претендующих. Обычно уровень неравенства принято выражать через «коэффициент Джини» или через децильный коэффициент — во сколько раз доход верхних 10% больше дохода 10% низших (независимо исчисленные данные ООН и ЦРУ отличаются не очень сильно). В середине 2000-х – начале 2010-х «коэффициент Джини» составлял в США 45, в РФ 41, в Китае 47; в Европе он был везде ниже 36 (в Англии 36, а в политически опущенной Германии – один из самых низких – 28).

...— Вы упоминали технологический оптимизм, как дела с ним обстоят в России?
Россия за последние пять лет стала страной победившего технооптимизма. У нас самый высокий уровень веры в технологии по сравнению с Европой. Например, у нас количество людей, которые считают, что научно-технический прогресс в ближайшей перспективе решит вообще все проблемы человечества на 20% выше, чем в Европе.
Это такой забавный сюжет, когда научно-техническая вера оказывается заместителем веры в человеческую природу и доверия власти. Есть прямая зависимость, которую мы можем показать на цифрах, между тем, насколько, например, люди позитивно воспринимают идею ввести робота-судью, и тем, насколько они не доверяют институтам.
...— Роботам они доверяют больше, чем людям?
— Гораздо. Вы своему смартфону доверяете больше, чем своему депутату.

с XIX века в истории РИ/СССР/РФ довольно стабильно чередуются периоды (часто разнородные по своему составу), которые в общественном сознании — с разным знаком — воспринимаются (именно воспринимаются!) как renovatio и conservatio: возможно, потому что никакое агрегатное состояние нашего общества не может длиться слишком долго (дольше поколения). более того, их продолжительность — чисто по школьному учебнику (прогрессивные реформы vs. консервативная реакция) — весьма сходна и показательна:
R: 1796-1825 ~ 30 лет
C: 1825-1855 ~ 30 лет
R: 1855-1881 ~ 25 лет
C: 1881-1905 ~ 25 лет
R: 1905-1929 ~ 25 лет
C: 1929-1956 ~ 25 лет
после этого длительность периодов несколько сокращается, но их соотношение остается прежним:
R: 1956-~1969 ~ 15 лет
C: 1969-1985 ~ 15 лет
R: 1985-~2005 ~ 20 лет
следующий 20-летний период conservatio должен как раз закончиться ок. 2024 года.

Крайне, просто крайне интересны цифры проголосовавших за Жириновского по субъектам РФ. Я вижу в этих цифрах две тенденции. Первая — очень четко видно, какие из населений регионов (скажем так) отождествляют себя с русскими, какие частично, а какие полностью противопоставляют. Так, при среднем по РФ около 5.7%, имеем на 3.30 Москвы:

— Чечня 0.36
— Дагестан 0.26
— КБР — 1.03
— КЧР — 2.81
— Осетия — 2.06
— Калмыкия — 2.07
— Адыгея — 3.38
— Якутия — 3.96
— Бурятия — 6.4
— Тува — 1.71
— Башкирия — 4.86
— Татарстан — 2.86
— Чувашия — 5.3
— Мордовия — 4.37
— Марий Эл — 6.83
— Удмуртия — 6.79
— Карелия — 7.82 (!!!)

Вторая тенденция — отчетливый градиент процента проголосовавших за Жириновского к северу и востоку (исключая Ленинградскую область). Пиковые значения — Коми (выше 10 процентов!), Забайкальский край, Амурская область (почти 10). Считая, что голос за Жириновского есть просто крик о безнадежно плохой ситуации, можно сделать банальный вывод о том, что чем ниже изотерма, тем человеку в среднем живется хуже.

я знаю, тут такое любят
The Washington Post призывает американцев дать шанс социализму в США

В одной из авторских статей газеты говорится о том, что с окончанием Холодной войны пришел конец и современной истории. Дальше человечеству стоит ждать лишь разрастающегося западного капитализма, который становится все более агрессивным из-за политики Трампа.

Стоит отметить, что идеи социализма и даже коммунизма пользуются значительной популярностью среди современной американской молодежи. В медиа-пространстве периодически вспыхивают споры о том, работает социализм или нет и есть ли у него шанс в США. Как правило, в качестве положительного примера приводится евросоциализм, в качестве отрицательного – Венесуэла.

Так, автор статьи считает, что в Америке необходимо прекратить превращение рабочей силы в товар, ликвидировать неравенство, вызванного капитализмом и положить конец контролю капитала над политикой и культурой. Другими словами – за все хорошее, против всего плохого, и никаких конкретных предложений по реализации указанных тезисов.

Рациональность не заключается в одном способе здравого рассуждения; напротив, рассуждение здраво лишь настолько, насколько существует много путей достичь того же результата. Я знаю, каков неизбежный итог поступления гражданскими свободами из тех или иных намерений; еще раз наступать на грабли нет необходимости. Я так же знаю цену аргументам, которые приводятся, чтобы отобрать у меня эти свободы. Наверно я не самое рациональное существо на свете, но и не дебил, и (за редчайшим исключением) меня не интересуют чужие мнения о том, что мне хорошо. Я могу разобраться в этом сам. Если я не разберусь, то никто другой за меня не сможет решить, что мне хорошо и подавно. Если я ошибусь — это будет моя ошибка, и я за нее отвечаю.

У нас демократия, и все голоса равны. Кроме меня никто не может выразить мои интересы так, как я их понимаю сам. Нет, я не буду голосовать за гипотетические интересы "бедных". Я не знаю, каковы их интересы, как они не знают, каковы мои интересы. Свои интересы я знаю и голосую, исходя исключительно из них. То же самое делают прочие. Тогда демократические выборы являются репрезентативными: они определяют общий вектор противоречивых интересов и определяют интерес большинства. По этой причине недовольные результатами выборов непрерывно агитируют меня голосовать не из моих собственных интересов, а ими самими сформулированными интересами малознакомых, малопонятных мне людей. Спасибо, но эти люди могут голосовать за свои интересы сами. Особенно занятно, когда их призывают голосовать за мои предполагаемые интересы, а меня — за их предполагаемые интересы. Не нужно за меня выражать чужие домыслы о моих интересах; мне не нужна опека. "Бедным" она нужна еще меньше: она не только насквозь плотоядна и лжива, но еще оскорбительна и унизительна.

Рациональному существу ведь очевидно, что "бедные" 100% будут ходить на выборы и усердно голосовать за благодетелей, которых с очевидностью интересует исключительно народное благо.

Однако... и это они делают не более усердно, чем все остальное.

Глядя на одного из кандидатов в президенты РФ, фанат Борхеса не может не вспоминать отличнейшую фразу Хорхе Луисовича: "... годы придали ему ту особую величавость, которая бывает у поседевших негодяев..." ("Жестокий освободитель Лазарус Морель").

"В то время как цена биткоина взлетает до небес, некоторые финансовые эксперты и аналитики в киберсфере начинают опасаться, что цифровая криптовалюта отлично подходит странам вроде России, стремящимся увернуться от американских санкций", — пишет журналист BuzzFeed Отиллия Стедман.

В частности, финансист Уильям Браудер намерен заявить об этом в Хельсинкской комиссии США, которая мониторит политику в области безопасности и прав человека в Европе. В комментарии BuzzFeed Браудер отметил: "Эти криптовалюты — божий дар преступникам и диктаторам, которые хотят обезопасить свои деньги".

там где-то ниже словосочетание "гражданское общество" употребили. у лангобарда недавно виденное:
В России накануне Великой российской революции "было построено" и существовало гражданское общество. Настоящее, полноценное гражданское общество — с классами и социальными группами, с партиями и группами интересов, с общественными организациями и общественным мнением, а также со всеми прочими содержательными элементами, пусть и не со всеми формальными атрибутами.И в 1917 году именно гражданское общество сделало в России то, что оно сделало. И все, что было потом — после революции — делало это самое неплохо развитое гражданское общество. И самоистреблением занималось гражданское общество. И разрушило себя до состояния нуля именно оно — не власть, а гражданское общество. И только потом, на место разрушенного гражданского общества заступила власть.
Такими вот интересными оказались "приключения гражданского общества в России".