← All posts tagged политота

grizzly-8

Заметка на полях об аресте финдиректора Huawei в Канаде

Реакции в стиле "ну вот сейчас Пекин устроит американцам" — понятны и логичны. Но, скорее всего, никакого "устроит" не будет. Ибо есть нюанс: канадские источники из финсектора (пока это не подтверждено официально, но выглядит очень реалистично и многое объясняет) — указывают на то что финдиректор Huawei въехала в Канаду по (внимание!) канадскому паспорту, то есть Оттава тут в своем праве в плане наказания собственного гражданина и именно этим объясняется канадская смелость в исполнении американского "заказа" на арест. Если это правда (еще раз подчеркиваю — информация пока не подтверждена официально), то наиболее вероятная реакция Пекина будет примерно такой: официальный протест на дипломатическом уровне (чтобы не терять лицо) и максимальное использование этого инцидент внутри Китая для национализации элит (а среди китайских чиновников канадский или австралийский паспорт — это как вилла в Испании или Черногории для российских чиновников) с месседжем: "сволочи, мы на войне, тут вам придется определяться: или дом в Ванкувере или все-таки заработок в Шанхае!"

grizzly-8

"Я рад, что мой друг Эммануэль Макрон и протестующие в Париже согласились с выводом, к которому я пришел два года назад. Парижское соглашение исключительно ошибочно, потому что оно поднимает цены на энергию для ответственных стран и одновременно обеляет некоторых из наихудших загрязнителей в мире", – заявил Трамп.

grizzly-8

В XIX веке периферия воспринималась как оплот чистоты и «здорового» сельского хозяйства, в двадцатом — как объект заботы государства, проводившего в «отсталых» районах индустриализацию и создававшего рабочие места. До 2000-х годов датские социал-демократы проводили политику равного развития, пытаясь создавать точки роста по всей территории страны, но потом победила стратегия централизации социальной сферы (закрытия школ и больниц на периферии) и либерализма: пусть каждый регион развивается как может.

grizzly-8

Так, девелоперы почти не говорили об экологичности, рентабельности и других преимуществах ветроэнергетики. Их главная тема — ужасное состояние местных территорий, которые спасет только полная смена профиля. Стигматизация места начинается с констатации неспособности жителей адекватно управлять им.

grizzly-8

Стигматизация редко возникает сама по себе — очень часто у нее есть бенефициар, который подогревает негативные стереотипы места.
Так, нередко нагнетают — в прессе, например — образ «ветхих», «аварийных» построек или «разваливающегося», «криминогенного» района, чтобы под этим предлогом устроить массовый снос, выселить жителей, застроить район новой недвижимостью и продать ее.

Да и на государственном уровне такая же тактика иногда употребляется применительно к целым «опасным» районам, позволяя ввести там чрезвычайное положение и организовать этнические чистки (как, например, было с рохинджа в Бирме).

grizzly-8

Как пишут исследователи, чтобы получить нужную землю, прогрессивной энергетике сначала надо ее «освободить» — стереть ее сельскохозяйственное и человеческое прошлое.

И, как утверждают ученые, в ходе этого в дело идут сознательные и неосознанные стратегии стигматизации — укрепления в общественном сознании представлений о том, что вожделенные энергетиками земли — это «окраина Дании» (Udkantsdanmark) и «гнилой банан» (den radne banan). Это, по мнению «критических географов», облегчает приобретение участков, снос зданий, выселение людей для освобождения места под ветряки.

grizzly-8

Что характерно сейчас падение США и запада в целом также связано с Китаем. Борьба Старины Донни против глобалистов попутно рушит стратегический союз КНР и США (который во многом себя исчерпал, ибо Китай уже не устраивают те договоренности которые были достигнуты в начале 1980-х), что скорее всего уже в середине 2020-х годов приведет к обвалу и общества потребления и схлопыванию долговых рынков и окончательной утраты США военно-политической гегемонии.
Но что интересно, Китаю тоже долго не придется пировать над трупом поверженного врага. По той причине, что объединить мир под своим началом и дать ему внятную идею для дальнейшего развития китайцы не в состоянии прежде всего ментально. Я говорю не об "измах", а о действительно серьезных вещах: например идее Прогресса от энциклопедистов или Нового Мира от большевиков.
Это хорошо видно на примере реализации китайской стратегической инициативы "один пояс один путь" (подробнее про косяки см. тут).
Поэтому третий акт этого сюжета — "весь мир против Китая", кульминацию которого следует ждать примерно к середине 2030-х годов. Как только китайцы достроят евразийскую инфраструктуру их потом отовсюду и выжмут, потому что договориться не смогут.

grizzly-8

Крупным «камнем в реке», который нащупал Дэн Сяопин, стало использование противостояния Советского Союза с Соединенными Штатами. Дэн через несколько недель после судьбоносного III пленума XI созыва, в январе-феврале 1979 года, совершил турне по Соединенным Штатам. Он много говорил о необходимости «общей борьбы против гегемонизма», под которым подразумевалась политика Советского Союза. Не вызывает сомнений, что именно это стало золотым ключиком к сердцу тогдашнего президента Джимми Картера и сейфам американской деловой элиты. Переход Китая на сторону Запада в соревновании социалистической и капиталистической систем резко менял соотношение сил в мире. Вскоре после визита последовало восстановление дипломатических отношений с Вашингтоном. С Китая было снято экономическое эмбарго, действовавшее со времен победы коммунистов в 1949 году и Корейской войны (1950–1953).

grizzly-8

p.dreamwidth.org
Три типа кривых политических рисков для верховных правителей.

Тип 1 («монархия») соответствует политической культуре, в которой верховному правителю принадлежит вся полнота власти. В такой культуре каждый дополнительный год правления снижает риск быть свергнутым, поскольку само правление сводится к устранению конкурентов и укреплению правящей властной группировки, главой которой является действующий монарх.

Тип 2 («олигархия») – уже другая политическая культура, в которой власть распределена между несколькими «центрами силы», лишь один из которых контролируется первым лицом . В такой культуре власть верховного правителя ограничена, и поэтому его замена обычно не стоит связанных с ней затрат и опасностей. В результате риск свержения монарха не зависит от силы его собственной группировки, и остается примерно на одном уровне в течение всего правления.

Тип 3 («криптархия») соответствует редкой в древней истории (но совсем не редкой в современной!) политической культуре, в которой публичный верховный правитель не имеет никакой реальной Власти, а в случае попытки ее приобрести – безжалостно устраняется. В результате риск отстранения («свержение» тут было бы сильным термином) монарха от должности растет с каждым дополнительным годом, по мере возникновения у монарха «собственного мнения». Для краткого описания такой культуры приходится вводить новый термин ( «криптархия»), означающий, что все в ней отлично понимают: настоящая Власть не у того, кто публично правит. («Хорошо им в Англии, у них Сами-знаете-кто всего лишь Вольдеморт, а у нас Сами-знаете-кто – это Сами-знаете-кто!»). Политические режимы, в которых срок правления первого лица ограничен обычаями или законами, скорее всего относятся именно к этой политической культуре..

grizzly-8

Российская система — любопытнейший из гуманитарных проектов конца ХХ века (хоть и не слишком гуманный). Это деятельный сговор населения с властями о совместном выживании без правил. Каждый выживает как умеет, кто с яхтой, а кто — без пенсии. Здесь домохозяйства не крепости, что стоит атаковать: там нечего взять. Все недовольны, но никто не выходит из сделки. Выросли целые поколения, сложились сословия людей, обслуживающих этот поразительный автомат кризисов, с выгодным спасением от них. Возможно, наша Россия — маяк будущего в тонущем мировом порядке.

grizzly-8

Большая часть полученных средств уходит на борьбу за власть. Власть первична, деньги лишь инструмент. Если человек этого не понимает, то ему не место во власти. Кстати, подбор клептократов в российские либеральные группы западными элитами очень четко показывает их отношение, да и отсутствие каких-либо перспектив войти в наследственную элиту у последователей Гайдара и Чубайса.

grizzly-8

С моей точки зрения, чемпионат особенно ничего не меняет в восприятии России на Западе, потому что восприятие России на Западе и так, в общем и целом, достаточно неплохое. А представление о том, что восприятие России на Западе является негативным, оно во многом создано изнутри теми же СМИ, которые сегодня удерживают распространение негативной информации.

grizzly-8

В то время как монархии тупо отбирают у населения последнее, олигархии способны периодически «отпускать вожжи». Заключив между собой «пакт о ненападении», властные группировки получают возможность направлять изымаемые доходы не только на содержание солдат и покупку лояльности, но и на развитие своей ресурсной базы (в случае «европейского чуда» – создание промышленности, торгового и военного флота, колониальной администрации, либеральной идеологии, международной финансовой системы и так далее). А когда вновь созданные ресурсы начинают давать отдачу, начинается «сбор урожая», частенько заканчивающийся разрывом всех договоренностей (вот почему «европейское чудо» 19-го века привело к концлагерям и мировым войнам 20-го).

Поскольку мы, обычные люди, представляем собой всего лишь ресурс властных группировок, поведение Власти периода «инвестиций в ресурсы» нам выгодно, и мы считаем такую Власть лучшей из возможных. Но рано или поздно этот период заканчивается, приходит пора «стрижки овец», и вот тут-то становится ясно, что олигархия это совсем не про «добро» и «справедливость», что цель олигархии та же, что и у любой другой Власти. А именно – как можно больше отобрать у нас с вами.

grizzly-8

Вот график распределения доходов по человечеству в целом, построенный на данных Bourguignon, Morrison 2002. Использованный в графике индекс Тейла (1967) – 0, когда все доходы одинаковы, и 1, когда все доходы получает только один человек. Серыми линиями представлены составляющие неравенства: отдельно между странами (сильно выросшее к середине 20 века), и между людьми внутри стран.
schegl2g.bget.ru
Как видите, доля доходов, изымаемая мировой элитой, стабильно росла на протяжении всего «европейского чуда». Единственным отличием от предшествующих веков стала глобализация – возможность изымать средства не только у собственного населения, но и у населения сначала колоний, а потом «развивающихся стран». Правящие группировки, догадавшиеся поделиться доходами с населением своих стран, получили преимущество в захвате новых подданных. А когда раздел мира закончился, что сделали элиты?

Разумеется, перестали делиться. Вот другой график, на этот раз доли верхнего 1% населения в совокупном доходе общества, для англоязычных стран (наследниц Британской империи): schegl2g.bget.ru

grizzly-8

Например, современный уровень неравенства в геополитически значимых (или на что-то претендующих) странах, независимо от их политических систем, примерно одинаков, и он выше, чем в странах хотя и развитых, но на проведение самостоятельной внешней политики не претендующих. Обычно уровень неравенства принято выражать через «коэффициент Джини» или через децильный коэффициент — во сколько раз доход верхних 10% больше дохода 10% низших (независимо исчисленные данные ООН и ЦРУ отличаются не очень сильно). В середине 2000-х – начале 2010-х «коэффициент Джини» составлял в США 45, в РФ 41, в Китае 47; в Европе он был везде ниже 36 (в Англии 36, а в политически опущенной Германии – один из самых низких – 28).

grizzly-8

...— Вы упоминали технологический оптимизм, как дела с ним обстоят в России?
Россия за последние пять лет стала страной победившего технооптимизма. У нас самый высокий уровень веры в технологии по сравнению с Европой. Например, у нас количество людей, которые считают, что научно-технический прогресс в ближайшей перспективе решит вообще все проблемы человечества на 20% выше, чем в Европе.
Это такой забавный сюжет, когда научно-техническая вера оказывается заместителем веры в человеческую природу и доверия власти. Есть прямая зависимость, которую мы можем показать на цифрах, между тем, насколько, например, люди позитивно воспринимают идею ввести робота-судью, и тем, насколько они не доверяют институтам.
...— Роботам они доверяют больше, чем людям?
— Гораздо. Вы своему смартфону доверяете больше, чем своему депутату.