← All posts tagged quote

glupovat
quote Меня поразили до глубины души часы с кукушкой как метафора дефекации. Поначалу там кукушка застряла наглухо, но вот принято чудо-средство — и она кукует, кукует, кукует, кукует...
glupovat
quote мж Поэтому остается Петя. Петю можно, он айтишник. С регулярной зарплатой, чуть выше среднего, с приличной съемной однушкой, с крепкой, нерасшатанной психикой интровертного склада, с понятными планами на жизнь, с отпусками к морю два раза в год и не очень старой еще машиной.

С Петей безопасно, понятно, разумно и невыносимо скучно.

А еще на Петю огромный, ошеломительный спрос, которого он сам же и не замечает. Он считает, что женщинам он не очень интересен, потому что ни разу их об этом не спросил.

Но ты-то знаешь, что любая нормальна приличная девушка только и мечтает, что о Пете. Ну, не то чтобы мечтает, мечтает она, как и ты, о невротичном поэте, нищем музыканте и мускулистом спортсмене. Но может позволить себе только Петю. Потому что все остальное ее просто нахрен угондошит.
glupovat
quote Стругацкие contemporary Нам разрешается прослыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одного не простят: если мы недооценили опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто не имеем права пускаться в рассуждения о молекулярных флуктуациях — мы обязаны предположить, что где-то рядом объявился чёрт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах.
Вопрос к тем, кто "Жука в муравейнике" уже читал: изменилось ли восприятие вышеприведённой цитаты сейчас, когда чёрт с рогами объявился собственной персоной?
glupovat
quote Уоттс contemporary Эхопраксия Послушай, хотел сказать Брюкс, пятьдесят тысяч лет назад жили-были три парня, и однажды они шли по равнине, далеко друг от друга. Вдруг каждый услышал в траве какое-то шуршание. Первый решил, что это тигр, и побежал со всех ног. И это действительно оказался тигр, но парень успел смыться. Второй тоже подумал на тигра и рванул как ужаленный, но то лишь ветер шевелил траву, и все друзья смеялись над бегуном из-за его трусости. А третий на все забил, посчитав, что шорохов бояться не стоит, и его сожрали. Так происходило миллионы раз в истории десяти тысяч поколений, и, в конце концов, тигра в траве видели все, даже если его и близко не было, – ведь даже у трусов больше детей, чем у мертвецов. Благодаря этим скромным предпосылкам мы научились видеть лица в облаках, знамения в звездах и цель в хаосе, так как естественный отбор поощряет паранойю. Даже сейчас, в XXI веке, можно заставить людей быть честнее, нарисовав пару глаз маркером на стене. Даже сейчас мы смонтированы так, чтобы верить, будто за нами следят невидимые существа.
Некоторые люди научились этим пользоваться. Они красили себе лица, носили странные шляпы, трясли погремушками, размахивали крестами и говорили: «Да, в траве есть тигры, в небе – лица, и все они очень разозлятся, если вы не будете следовать заповедям. Вы должны приносить дары, чтобы умилостивить их, зерно, золото и служек для нашего удовольствия. Не то они поразят вас молнией или отправят в какое-нибудь Ужасное Место». Миллиарды людей им поверили, потому что видели невидимых тигров.
glupovat
кризис quote Кажется, мы совсем забыли знаменитую молитву с прошлого кризиса. А ведь сфера услуг со дня на день повалится. Вот девочки из турфирм уже посматривают на вакансии в "Пятёрочке".

Боженька, Боженька!
Сделай, пожалуйста, так, чтобы ебанул Охуенный Экономический Кризис, чтобы все эти сыторожие мэнеджеры и аналитики снова пошли на бульвары пить дешёвое пиво, чтобы всякие борзые понаехалитуты свалили в свои Кислодрищенски и Учкекены, потому что им нечем платить за жильё. Чтобы Успешные Предприниматели опять стали челноками, а Колумнистки гламурных изданий — уличными минетчицами. Боженька, сделай, пожалуйста, так, чтобы этот ёбаный свинячий мир возомнивших о себе насекомых рухнул.

Боженька, ради такого я даже готов поголодать с полгодика.

Ну пожалуйста.
glupovat
идиоты quote мудролюбие Латур убедительно показывает, что до открытий Пастера, палочки сибирской язвы как общественного феномена, как части общественной практики, не существовало. Социальная реальность конструировалась иначе. Сибирская язва была вопросом практики — фермеров и ветеринаров, но не науки. Пастер сначала переводит событие из мира фермы в мир науки, а потом возвращает обратно. В полевой лаборатории, путем этого двойного перевода, создается новый конструкт «палочка сибирской язвы», который действительно всерьез меняет мир.
Поняли, да? Если жопа есть, а слова нет, то жопы "в социальном смысле" нет. Как только у жопы появляется слово, жопа становится социальным конструктом. То есть жопы как бы всё равно нет, и её можно видоизменять.
glupovat
quote негров_линчуют Представьте, что ваша жизнь – дорога, идущая через время и общество. По обе стороны тянутся заборы, увешанные знаками: «Посторонним вход запрещен», «По газонам не ходить», «Не убий». Это условия, ограничивающие ваше поведение, законные пределы приемлемых действий. Между ограждениями вы можете бродить сколько душе угодно – но выйдете хотя бы за одно и рискуете испытать на себе всю тяжесть закона.
Теперь представьте, что кто-то начинает эти заборы сдвигать ближе.
Ваша реакция – даже то, заметите вы происходящее или нет, – целиком зависит от того, часто ли вам доводилось сходить с дороги прежде. Многие люди никогда не отклоняются от середины тропы; не будь заборов вообще, они бы и то не отклонялись. Они из тех, кому никогда не понять, с чего воют все эти радикалы и маргиналы; как ни крути, а ведь их-то жизнь ни капельки не изменилась. Им без разницы, где находятся заборы – у самых их плеч или далеко на горизонте.
А вот для прочих из нас рано или поздно наступит момент, когда направишься к месту, где в прошлом можно было гулять без всяких ограничений, и внезапно наткнешься на забор. Это лишь вопрос времени.
Когда случается подобное, человека может удивить, насколько близко к нему подобрались эти штуки, а он даже и не заметил. Я вот точно был удивлен.
Сказанное не значит, что я умом пребывал в неведении относительно ослабления гражданских прав на этом континенте. Просто для меня, образованного белого типа с довольно защищенной жизнью, это понимание было скорее теоретическим, чем интуитивным, опосредованным, а не прямым. Поэтому, возвращаясь с другом из поездки, я ожидал, что меня досмотрят наши таможенники на нашей же границе. Еще я ожидал, что если они пожелают обыскать мой автомобиль, то сообщат мне об этом и попросят открыть багажник.
Когда же ничего из перечисленного не случилось – когда в двух километрах от границы меня остановили пограничники, и я, оглянувшись, увидел, что они копошатся в нашем багаже, словно шайка бродячих муравьев, – я не ожидал особых проблем, выходя из машины с намерением спросить, что происходит.
Так и вижу, как на этих словах многие читатели закатывают глаза. «Ну да, естественно. Никогда не выходи из машины, если не велят. Никогда не смотри им в глаза. Никогда не задавай вопросов. Иначе пеняй на себя». Этим людям мне сказать нечего. Всем остальным скажу: смотрите, до чего мы дошли. Теперь у нас вне закона ожидать нормального общения с теми, кто в общем-то должен нас защищать. И люди это одобряют.
...
Разумеется, в конце концов меня признали виновным. Но не в нападении, что бы вы там ни слышали. Суд установил, что агрессия с моей стороны отсутствовала, не было даже брани или разговора на повышенных тонах, несмотря на заявления прокурора, будто я «оказывал сопротивление» и «душил сотрудника пограничной службы». В итоге сторона обвинения сделала упор на тот факт, что я – уже словив несколько ударов в лицо, но еще до того, как получил дозу слезоточивого газа, – не подчинился в ту же секунду, а спросил: «Да в чем дело-то?» И никого не волновало, что меня действительно били по лицу или что сами пограничники лгали под присягой.

Это не цитата из Бабченко, как вы могли подумать, и даже не откровения какого-нибудь новоявленного правозащитника о поездке на Северный Кавказ. Это фантаст Питер Уоттс делится воспоминаниями, как он десять лет назад из своей страны лесных эльфов (Канады) съездил в гости в страну эльфов светлых (США).
glupovat
quote шизо Противоположностью юмору нелепости является юмор, связанный с разгадкой. Мы называли этот вид юмором разрешения противоречия. Это сходно с восприятием загадок. И этот юмор как раз особенно предпочитают больные шизофренией. Причем чем больше выражены нарушения мышления, тем больше им нравится такой юмор. Скорее всего они сами и придумывают такие шутки в больших количествах. Вот пример: «Что сегодня пьем? – Да вот вино сухое. – Ну насыпай!» Здесь чисто лингвистическая двусмысленность.
ng.ru
glupovat
ололо quote vk.com

Представляю вам новое слово в мире фантастики — жанр «мамапанк». Вообразите себе общество, выстроенное по принципам вашей мамы, мир, в котором люди прыгают с крыш, если их друзья прыгнули, за преступления правительство отбирает гаджеты, врачи делает специальные операции, чтобы от сладкого не слипалась попа, а у людей над головой тикающие часики. Время от времени специальное устройство в них спрашивает: «А ты почему детишек не заводишь?» и человек нервничает и пытается соблюдать закон о детопроизводстве.

Вот человека ловит патруль здоровья за отсутствие шапки. Бедняга что-то лопочет про то, что утром было тепло и про прогноз погоды. Офицер не слушает его, говоря только: «Большая мама заботится о вас». Несчастного увозят к «маме на работу». Это просто зловещий эвфемизм, никто не знает, куда их уводят и всем страшно узнать. Иногда про человека говорят, что он зашел домой. Если ты «зайдешь домой», это значит, что тебя больше не выпустят и когда кто-то спрашивает «А вы не знаете, куда пропал Денис?» и человек тебе отвечает, что его не выпускают из Дома, следует сейчас же перевести тему и не вспоминать. что был когда-то такой Денис.

С огромных баннеров отовсюду смотрит заботливый лик Большой мамы с лозунгами типа: «Подрастете — поймете» (что должно означать, что вы не должны сомневаться в природе власти Мамы в силу неокрепшего разума, ведь вы всегда остаетесь для мамы маленьким ребенком) и «Я тебе слово, ты мне десять» (то есть ты обязан отчитываться, оправдываться, участвовать в допросах; Мама спрашивает с тебя, отвечай), «Я уже 27 лет мама» (как символ начала новой эры введен новый календарь).

Во главе партии стоит Мама, разумеется и ее ближний круг — Подруги и их Сыновья. Сын маминой подруги это герой типа выдающихся деятелей науки и искусств или звезд шоу-бизнеса, это лучшие люди партии, хотя оппозиция, прячущаяся за гаражами, и называет их «мамкиными революционерами». Сыновья маминой подруги улыбаются с каждого экрана. Гений как Эйнштейн, только сын маминой подруги, то есть еще круче. Ты обязан равняться на этот гражданский идеал.

А вот человек прощается со своей семьей и идет прыгать с крыши, потому что прыгнули его друзья (а они прыгнули, потому что прыгнули их друзья), иначе никак, так происходит отсев неугодных. «Закругляйся давай», — торопит его полицейский. Но скорбеть по такому человеку нельзя, можно только сказать: «Это все из-за компьютера», имея ввиду большой компьютер, который решает судьбы людей. Ведь Мама спрашивает тебя: «Если все прыгнут с крыши, ты тоже прыгнешь?»

Само собой, пропаганда работает круглые сутки. Вот рекламный ролик, в котором дети пьют морс с лозунгом «Кока-кола? Там же одна химия!», действует социальная программа «Не будешь учиться — пойдешь в дворники!», вот плакат, призванный экономить электричество: «Сколько можно говорить: выключай свет!», экономическая агитка: «Сдачу вернешь!». Мама лучше знает.

Ну и, само собой никаких «китайских мультиков», только все свое, родное, с огорода, мамино. Например, Каша. Всем гражданам раздают спецпаек — Кашу, от нее нельзя отказываться, даже если там какие-то подозрительные комочки, ведь мама говорит, что так ты станешь здоровым и сильным, все обязаны съедать свою норму Каши. Ну и вообще, разве не мама говорит с большого экрана в центре города: «Потому что я так сказала» — главный девиз маминого правления, призванный поставить точку в любом вопросе.

А вот член освободительного движения выкрикивает антикашные лозунги: «Мы не будем есть кашу!» «Мы не хотим есть Суп!» (еще одно вещество контроля сознания). Полицейский ловит его и стегает ремнем с криком: «Ты как с матерью разговариваешь?!», «С друзьями так говорить будешь!». Нарушитель отправляется в так называемый Угол. Вообще ремни висят у каждого дома, чтобы ты косился на них и думал о результатах своих проступков, полицейский (его уважительно называют батей) может даже не носить его с собой просто стягивает и лупит преступника на месте.

Хочешь лучшей жизни? Мама ответит тебе: «Хотеть не вредно». Перехочется.
glupovat
quote Лично мне как трансплантологу не понятно, зачем возвращать похищенного ребенка. Это основное противоречие с точки зрения логики. От одного человека можно пересадить раз, два, три, четыре… восемь органов! Почему пересаживают только один? Можно же все вырезать и продать, а тело закопать где-нибудь. Преступники же делают это ради прибыли и выкуп за ребенка не просят. Я уже не говорю о том, что органы взрослых людей, как правило, лучше работают и более пригодны для трансплантации. Зачем вообще похищать ребенка? Лучше взрослого похитить. Это простой здравый смысл.