evil-harpy
Обещанный рассказ. ч.2
Спустя полчаса активных размышлений Деструктию посетила идея — нужно совратить и испортить кого-то самого чистого, самого прекрасного...Кого-то незапятнанного и светлого... Чтоб мир просто содрогнулся! Решено-сделано. По запросу "Самое светлое" хрустальный шар выдал 245712 совпадение, "Самое невинное, чистое и светлое" — 15213, и наконец, после череды запросов с использованием служебных слов, совпадение осталось только одно: "Принц Синдерелл". "Покажи!" — потребовала Деструктия. В шаре медленно проступало изображение — оно слегка двоилось и подрагивало. "Ох уж мне эти светлые студентки, только шар освоили — сразу на принцев пялятся часами, дуры пубертантные!" — возмутилась Деструктия и щелчком пальцев обрубила большинство подключенных пользователей, наградив их в придачу легким расстройством желудка. Изображение сразу обрело четкость и яркость: на солнечной зелёной лужайке лежал прекрасный златокудрый юноша и наблюдал за бабочками, весело болтая ногами. Его огромные голубые глаза были наполнены романтикой и любовью к ближнему.
"Тьфу, какая гадость", — подумала Деструктия, -"такому только у Бондарчука сниматься, хотя попка ничего так". Спустя несколько секунд растерянный принц стоял посреди гостинной, хлопая длинными пушистыми ресницами и удивленно озираясь по сторонам. Когда же его взгляд наконец сфокусировался на слегка одетой Деструктии (всего-то её любимый домашний корсет со стрингами и длинная алая мантия для защиты от сквозняков), он резко покраснел, смутился, отвернулся в угол и стал бормотать кукую-то чушь из серии "ой простите не хотел смутить Вас". Учитывая, что не только чувство стыда и смущения, но и сами эти понятия колдунья несколько подзабыла, она только хмыкнула в ответ, а потом просила: "Нравлюсь?"
"Ну, мне всегда казалось что моя принцесса должна быть юной девой с длинной золотой косой и зелеными глазами", — ответил Синдерелл. Если учесть густую чёрную гриву Деструктии и темно-карие глаза с вертикальными зрачками (как-то по пьяни наколдовала, да так и оставила), то принц здорово ошибся с ответом, за что и пострадал незамедлительно — через мгновенье он обнаружил себя раздетым до белых в ромашку семенников и крепко привязанным к Х-образной деревянной конструкции. "А я хотела начать по-хорошему," — произнесла Деструктия и больно ущипнула бедного принца за ягодицу. "Ой,"-пискнул принц. Деструктия ущипнула сильнее — "Ай, больно ведь". Колдунья нахмурилась и взяла розовую мухобойку...
Спустя час и добрую сотню ОЙков Деструктия не выдержала:
-Ты можешь хотя бы ругаться по-нормальному? Ну обзовись что ли, высскажи всё, что ты обо мне думаешь, покричи на меня — ну никакого ж кайфа!
— Ну, кричать на женщин нельзя, а ругаться я не умею.
— То есть как не умеешь? Совсем?
— Совсем, — Синдерелл посмотрел не колдунью своими бездонными глазами и глупо улыбнулся, — при мне и не ругался-то никто и никогда. Во дворце все были милы и приветливы — прекрасные люди. я слышал что-то краем уха о маменькином указе про ругательства при принце и смертную казнь, но не понял, о чем речь.
— Ну хоть девушек-то во дворце разглядывал? Кухарок тискал, к горничным приставал?
— О чем Вы? -удивился принц, — Маменька сказала что такой юноша, как я, когда-нибудь встретит свою единственную самую-прекрасную-на-свете принцессу, а прочие девушки меня не достойны и потому интересовать меня не должны.
— Ты что, совсем дурак?
— Я не знаю что это, но чувствую что что-то нехорошее, — ответил принц и обиженно надул губки.
— Мдаа...Это будет посложней, чем я думала. Вот что, чудо, — сказала Деструктия, отвязывая принца, — одевайся и пошли обедать. Нам с тобой ещё так многому предстоит научиться...
evil-harpy
Обещанный рассказ. ч.1
Деструктия проснулась в самом скверном расположении духа, что впрочем было не удивительно — её никогда не радовали собственные дни рождения. Во-первых день рождения означал, что она стала на год старше, и хотя она давно уже не считала года, этот факт её, как и любую женщину, не радовал. Во-вторых отсутствие толпы друзей с подарками лишний раз напоминало ей об одиночестве, вполне характерном для большинства дам её профессии. При этом, как бы она не пыталась, она не могла припомнить ни одного подарка по поводу и без, который бы не вызвал её раздражения, и не повлек за собою сурового наказания дарителю. Так что подарки перестали дарить вообще, что раздражало Деструктию не меньше. Так какой же вариант верный? — спросите Вы. А никакой — не ищите логики в поступках и мыслях темной колдуньи — там её отродясь не было.
В итого единственным человеком, кто мог предложить Деструктии что-нибудь интересное и забавное оставалась она сама. Дело было за малым — придумать развлечение. За завтраком она перебрала все обычные варианты, но так ни к чему и не пришла. Портить девственников ей поднадоело, создавать суккубов, подсылать их к верным купеческим женушкам и наблюдать за дальнейшим в хрустальный шар — приелось, оргии же наскучили ещё полвека назад.
"Это наверняка кризис среднего возраста," — решила Деструктия, — "уже третий за последние 100 лет, а значит нужно придумать что-то особенное". Дабы мысль заработала лучше она взяла с алой бархатной подушечки свою волшебную палочку и удалилась в опочивальню отдохнуть.
Про волшебную палочку следует рассказать особо. Ещё во времена своей бурной молодости Деструктия потратила много лет на распускание главного Слуха: "Вся тёмная сила Деструктии — в её волшебной палочке, и тот, кто завладеет палочкой , не только свергнет ужасную колдунью. но и получит всю её мощь". Ерунда, конечно, полная... Но народ купился, доставив тем самым колдунье немало весёлых моментов. Иногда самым храбрым, самым сильным, самым хитрым, а может быть самым везучим идиотам удавалось подобраться к Деструктии достаточно близко. И тогда они, вместо того, чтобы например отсечь голову спящей колдунье, хватали её палочку, начинали страшно вращать глазами, пыжиться и делать палочкой сложные пассы, произнося при этом какую-нибудь пафосную чушь вроде: "Ну вот и настал конец твоей власти, мерзкая Деструктия!!!" Учитывая то, что форма у палочки была самая что ни на есть фаллическая, напоминали они дирижеров-извращенцев, успевая неплохо посмешить колдунью за немногие оставшиеся им минуты.
Лучшие фразы Деструктия даже записывала на пергамент, и зачитывала коллегам по цеху во время редких встреч. Пока пальму первенства держала:"Узри свой конец!".