lurker

90-е, кризис.
Сидит дома голодный композитор, работы нет, денег нет. И тут звонит ему знакомый режиссер и говорит: слушай, я тут фильм снимаю, нужна музыка на финальные титры, сможешь написать? Денег не заплачу, но может тобой заинтересуются и карьера вверх пойдет.
— Да не вопрос, напишу. А тематика какая?
— Ну короче там в финале с дерева будет падать лист, мы его будем снимать крупным планом, и под это дело нужна музыка.
Ну короче композитор неделю не спал, сочинил, отдал. И вот этот режиссер приглашает его на премьеру фильма. Композитор заходит в зал, а там пустота, сидит только очень пожилая пара. Ну, думает, мало ли, решил наверное показать самым близким, такая честь. Выключается свет, начинается фильм. На фоне красивой природы стоит дерево, в него уперлась красивая телка, а сзади ее в жопу долбит качок. Потом к ним присоединяется еще одна пара, они меняются. Потом появляются новые персонажи, негры, карлики, психи и происходит повальная ебля. Потом прибегает маленький спаниель и имеет их всех, а потом они все имеют спаниеля в жопу. И тут камера берет крупным планом лист на дереве, он отрывается, падает, звучит невероятно красивая лирическая музык а и пошли титры.
Включается свет, опизденевший композитор в ахуе машинально бредет к выходу и случайно его взгляд упирается в пожилую пару. Те сидят полностью опидоревшие с открытыми ртами в полном шоке. И композитор ничего не придумал лучше чем выдавил из себя:
— Музыка моя.
Старичок повернул голову, и пересохшими губами пролепетал:
— А спаниель наш...

Linda-chan

В девяностые был такой йумористический стишок.
Я здоров, лежу в больнице.
Сыт по горло, жрать хочу.
Приезжайте, мама с папой,
Я вас видеть не хочу.
И только в конце десятых стало понятно, что стих посвящён биполярному расстройству.