← All posts tagged Харитонов

amrok

— Ты сидишь на сыре, потому что тебе приятно сидеть на сыре, — объяснила Алиса.
— Н-ну, допустим, есть такой момент, — неуверенно согласилась Ворона, чуя подвох. — И чего? И что с того?
— А то, — нажала лиса, — что ты, на сыре сидючи, прозябаешь в зоне комфорта. То есть в той среде, где твоя тревожность держится на стабильно низком уровне. Ты замкнулась в своём крохотном и тесном сырном мирке, забыв об огромном мире вокруг, где случаются чудеса. Ты боишься выплесков живительного адреналина и кортизола. Ты лишила себя импульсов к саморазвитию и личностному росту. Твоя жизнь скудна...
— Скудна? — недоверчиво переспросила Ворона. — Вот прям даже так — скудна?
— Скудна-скудна! — подтвердила Алиса. — Только новизна мотивирует нас и помогает учиться. Но это не твой случай. У тебя крохотная территория жалкого довольства — сидеть на сыре. К тому же вонючем. Ты ничего не можешь сделать, не испытывая беспокойства, и рискуешь прожить жизнь в страхе, упустив множество интересных вещей. Сыр не дает тебе осуществить мечту, заставляет деградировать и отбирает желания реализовать свои возможности!
— Ой бля-а... — застонала Ворона, раскинула крылья и собралась было взлететь, да призадумалась. — А если я улечу, что будет с сыром? Не съешь ли ты его?
— Да какая разница? — удивилась Алиса.
— Такая! Сыр — это зона моей ответственности. Я отвечаю за целостность сыра — чтобы он не попал в чужие, нелюбящие зубы. Бегство от сыра — бегство от долга. Это для меня неприемлемо по категорическому императиву, а также во имя сублимации материнских чувств. Сырик ты мой сырик! Я тебя не брошу! — Ворона легла на сыр и обняла его крыльями.
Лиса вздохнула. Психология не сработала. В распоряжении Алисы остались только самые древние и самые грубые средства воздействия.

amrok

Скоро, скоро, скоро, — пел глубокий голос. — Верь мне. Гони малодушие: Я смелым щит. Я — твоё благо. Люблю я улыбку грядущей судьбе без сомнений. Иди по солнцу, утверждаясь в очевидном, и день становится сказкой. Легче иди, радуйся больше. Не смех, не шутка приближение к Свету. Много знаков в явлении заботы. Нет любви выше любови. Все хорошо будет, всё хорошо будет, всё хорошо будет...

amrok

— Видеовставку давай! Футбол гони через жабу! — раздался бас.
Кот не успел открыть рта, как всё снова перевернулось, и Базилио обнаружил себя сидящим на краешке стула. Рядом были такие же стулья, заполненные разнообразными существами. Оглянувшись, кот обнаружил сверху чьи-то ноги, копыта и клешни, и осознал, что находится внутри огромной чаши, опоясанной длинными скамейками. На самом донышке её зеленело поле, по которому бегали маленькие фигурки.
— Гооооол! — закричал кто-то.
— Дошираков на салат! — заорали существа на соседних скамейках.
— Гаси тушло! — раздался дружный рёв с противоположной стороны чаши, и Базилио увидел, как маленькие фигурки попрыгали со стульчиков и устремились вниз.
Картинка растаяла, и снова появился зал, барьер и пупица Сявочка. Кролик на сей раз образовался у База на коленях.
— Таким запомнил наш специальный корреспондент начало беспорядков в столице Директории, случившихся тринадцатого октября, во время традиционного футбольного матча между командами растительных и животных основ, — откомментировала пупица, голос которой почему-то становился всё тише. — К сожалению, официальные власти Директории отказались дать комментарий…

amrok

— Это вы мне, я полагаю? Что ж, я представлюсь. Меня зовут Замза. Грегор Замза. К вашим услугам. Взаимообразно позволю себе поинтересоваться, с кем имею честь?
— Ч-чего? — не понял бамбук.
— Ах, ну да, конечно, как я мог рассчитывать на иную реакцию? Ваши предельно упрощённые манеры делают наше общение затруднительным — как для вас, так и для меня. Видите ли, я привык к более обходительному обращению. Я воспитан в иное время, когда хорошее воспитание было в цене. Даже сеньор Коллоди, которому я отдаю должное, с моей точки зрения, бывает несколько вульгарен… хотя вы, разумеется, являете собой качественно иную ступень деградации. Хорошо, я ставлю вопрос иначе. Ваше имя?
— Буратина, — ответил бамбук, садясь на койку.

amrok

Потом какой-то вуглускр-кротопёздр преклонных лет, с достоинством лязгающий орденами, медалями и вставными зубами, попытался лизнуть ей задницу. Ева с трудом сдержалась, чтобы не заехать старому похабнику копытом по наградам. 

amrok

— Герр Попо, мы о вас наслышаны, благодарим за честь, — сообщил от имени присутствующих банкомёт, жук-крючкотвор. Козёл посмотрел на него с интересом. Крючкотворы аборигенами Зоны вообще-то не являлись, жили повсюду и занимались в основном юридической практикой — поскольку были малочувствительны к боли и устойчивы к ментальным воздействиям. Но этот экземпляр был, судя по всему, особо выдающимся: он спокойно сдавал карты двум душеедам, спиногрызу и гиппокампной сосальщице, в предвкушении игры тихонько цвиркающей напомаженным щячлом.

amrok

Это категорически не устраивало как саму Ловицкую, так и Верховную: та считала клевреток Склизки обиженками и невменозницами, конструктивный диалог с которыми требует слишком много сил и обаяния.

amrok

Толян Тамбовский — так звали злополучного следака — себя считал ловким малым. Хотя вообще-то был обычным волчарой с района, вовремя устроившимся в полицию, чтобы безнаказанно куражиться над обывателями. У начальства он был на хорошем счету, но не настолько, чтобы поручать ему что-то сложное. На простые же дела ему хватало обычных волчачьих умений: рычанья, битья, вранья, хитрости и подлыгайства. Он успешно застроил сослуживцев и жил припеваючи.

amrok

Следует признать, что отношение к т. н. позорным основам не является предрассудком и опирается на некоторые наблюдаемые факты. В особенности это касается вопроса о власти. В самом деле, вся имеющиеся в нашем распоряжении данные свидетельствуют о том, что любое сообщество, возглавляемое или управляемое волком, достаточно быстро приобретает черты криминального, вне зависимости от своих первоначальных целей. Так, одна из самых опасных банд, действовавших на территории нашего ООО — «Книжники» — начинала в качестве районной библиотеки, руководить которую назначили волка, ошибочно принятого за шакала. Точно так же, по нашим сведениям, любое предприятие, возглавляемое удодом, рано или поздно разваливалось с максимальным вредом для его участников, а также и всех, имевших с ним дела. Что касается сообществ ментовских, то о них нет достоверных данных, поскольку попыток использования ментов в качестве руководителей в последнем столетии не предпринималось.
Приложение 2 к документу «Кадровая политика / 304». — Статистическое бюро при Ревизионной Комиссии ООО «Хемуль», и/н 4924-5С. (Для служебного пользования)т

amrok

Для произвольно взятого объекта терминальной ветвью тентуры именуется кратчайшая ветвь из числа достаточно вероятных. Медианной ветвью именуется ветвь, квадратичное отклонение которой от текущей реализации минимально по моменту. Наконец, проксимальная (ближайшая) ветвь — это ветвь, максимально вероятная по сумме моментов.

(Дж. Уитроу. Естественная философия времени. — М.: Прогресс, 1964.)


Физическая работа понижает половую возбудимость, а леность и праздность повышают ее.

(Проф. Г. Роледер. Онанизм. Причины, явления болезни, предупредительные меры, лечение. — Пер. с немецкого С. Раева; — Издание автора перевода. Тверская типография им. К. Маркса, 1927.)

amrok

— Вы предлагаете мне зал для выступлений. За два часа вы хотите двести двадцать соверенов. По вашим же словам, там поместится около ста тридцати существ разных основ. Это максимум. Скорее всего, на первом представлении будет меньше. Разумная цена билета на первое представление неизвестного коллектива — десять сольдо. Итак, в лучшем случае я получу тринадцать золотых. Это, конечно, для первой пробы. Допустим, мы раскрутимся. Тогда я смогу поднять цену до соверена. То есть и буду получать сто тридцать. Может, даже сто пятьдесят в случае аншлага. Но даже сто пятьдесят всё-таки меньше, чем двести двадцать, не так ли?
— Если вы не можете заработать деньги, это не мои проблемы, — заявил клещ. Уверенности в нём, однако, не ощущалось.
— Нет, это именно ваши проблемы, — нажал Карабас. — Я телепат, а в вашей голове лежит информация. О том, что помещение простаивает. Уже четвёртый месяц. Вы несёте убытки — пока небольшие, но постоянные. На что вы, в таком случае, рассчитываете? На прекрасного принца, который снимет ваш ламинат для свадебного бала?
— Ну как вы не понимаете?! — у клеща задрожали хелицеры. — Я же не могу снизить цену! Мы разоримся!
— Вы разоряетесь прямо сейчас, — сказал Карабас, тщетно пытаясь подавить раздражение. — Мне подходит ваш зал, а у вас нет клиентов. В чём проблема?

amrok

Барсуков посмотрел на хемуля. Тот занервничал, потом с видимым усилием взял себя в руки.
— Мы тестируем вещательную систему, — начал он. — У неё есть несколько целей. Первая — информатирование населения…
— Вы говорили, — нажал Тарзан, — что ваша система повысит управляемость нашего домена. Повысит настолько, что я смогу, — он покрутил пальцами в воздухе, — ставить перед собой масштабные задачи. Я вписался в проект только ради этого.
— Ну вот мы же об этом и говорим! — обрадовался хемуль. — Смотрите. Все существа до сеанса отвечали на вопрос «что было вчера» рассказом о своей жизни и обстоятельствах. Это нормальная реакция живого существа. После сеанса ситуация изменилась. Те, кто смотрел новостные программы, стали излагать их содержание.
— У них что, память отшибает? — уточнил Тарзан.
— Нет. Они всё помнят. Просто им интереснее и приятнее думать о том, что они видели в эфире… ну то есть под спайсом. Информация концентрированная, впечатления яркие и при этом безопасные. Например, шерстяной смотрел футбольный матч, кончившийся дракой. Смотрел как бы с хорошего места. И не рискуя быть побитым.
— Нащи воины нэ бояца побитым… — ощерился Мага. Хемуль посмотрел на него с досадой.
— Ну я не говорил… Да не в этом же дело! Теперь для них «вчера» — не то, что с ними было, а то, что им показали! А что показывать, решаем мы!
До Тарзана, наконец, дошло. Он сделал жест, призывающий всех к тишине, и задумался. Думал он минуты три, так что Гжещ опять занервничал.
— То есть, — наконец, заговорил он, — если у нас будет передача про древние обычаи шерстяных, ей будут верить больше, чем старикам?
— Да старики сами поверят, — махнул рукой хемуль. — Они же на самом деле мало что помнят. А если передачу будет вести почтенное, уважаемое существо постарше, ну хотя бы внешне…

amrok

Баз не стал уточнять, какую веточку лиса назвала «вон той». За неделю знакомства с Алисой Зюсс он уже убедился, что восприятие пространства у неё несколько своеобразное. На вопросы о том, где находится то-то и то-то она сначала честно думала, что-то вспоминала, а потом уверенно говорила — «там». Попытка уточнить, где находится «там» вызывала комментарии типа «ну, там», «там же!», «ну говорю же — там» и укоризненным взглядам, в которых явственно читалась «ну какой же бестолковый идиот, я ему всё ясно сказала, а он опять не понимает». При этом сама лиса в этих своих «там» отлично ориентировалась и никогда ничего не путала. Проблемы начинались именно на уровне слов. Кот было заподозрил, что Алиса когда-то работала с телепатами — это хоть как-то объясняло бы ситуацию. Но нет, лиса с телепатами не работала. Просто она была уверена, что её мысли, желания и намерения легко понять и так, если только Базилио проявит хоть чуточку внимания. Соответственно, когда кот в очередной раз чего-то не угадывал, она понимала это как пренебрежение к себе — и дулась.

amrok

— Старая техника. Я помню. Берётся дурак и сумасшедший. Ему говорят, что он умный и нормальный. А что его держали за дурака и сумасшедшего, это всё враги. Рассказывают про врагов. Потом выпускают. В полуавтономном режиме. Но это всё не про то. Я тебе зачем сюда позвал и это всё показывал?

amrok

Когда затренькал звонок, извещающий о скором прибытии Морры, Снусмумрик вместе с оператором тестировали осьминога. Тот работал как часы: пучил глаза, приближая картинку, вращал ими туда-сюда, давая разные планы, и хорошо передавал цвет. Но Снусмумрик был всё-таки недоволен: ему не нравилась точка съёмки.

amrok

И ровно в ту же минуту — ну вот буквально тютелька в тютельку! — в Директории возобновилась культурная жизнь. Насмерть выдохшийся усталый ослик-метранпаж, работающий в журнале GQ, доплёлся-таки до дому (ночью сдавали номер в типографию) и перед тем, как забыться сном, сочинил стихотворение. Трёхстопный анапест излился из него — с окончанием женским, округлым.
Но культура — не главное, нет. Город занят электричеством и пищей.

amrok

Были предприняты экстренные меры самого разного свойства. В частности — вышли на Розана, кое-что предложили вотпрямща и очень много посулили в будущем. С ним работали хорошие специалисты, умеющие не просто купить, а подобрать ключики к душе. У них это получилось. Гордящийся своим цинизмом и рационализмом Розан Васильевич, что называется, повёлся. То есть не просто продался, а принял сторону своего покупателя. Или, говоря профессиональным языком — стал отождествлять свои личные интересы с интересами заказчика. И служить ему не только за страх, но и за, извините, совесть.