alengina

Он: Могут дорогая для этого надо отучиться в институте и дальше в аспирантуре по математике с помощью формул и вычислений это делается из космоса само собой по теории вероятности жизни и планет огромное количество

Я: Ненавижу я эти формулы и расчеты....чтоб потом доказать что ты прав что я прав и что они не правы в итоге перепалка война и погибель ради тупой науки которые никогда в жизни не видели...

alengina

«В Солнечной системе есть планета, где живут полные придурки, которые миллион лет даже не подозревали, что у их планеты есть вторая половина. Они узнали об этом всего лишь пятьсот лет назад! Пятьсот лет назад! И при этом они называют себя Homo sapiens. Вы говорите, как все запущено?! Это еще ничего! На второй половине планеты все было запущено еще больше. Пятьсот лет назад у тамошних жителей не было алфавита! Они еще не изобрели колесо!»

©Курт Воннегут Времетрясение

alengina

«Пролог
В 1952 году Эрнест Хемингуэй опубликовал в журнале “Life” повесть “Старик и море”. В ней рассказывалось о кубинском рыбаке, который за восемьдесят четыре дня не поймал ни одной рыбы. А потом подцепил на крючок гигантского марлина. Старик убил рыбину и привязал ее к борту своей крошечной лодки. Но до берега не довез – акулы объели все мясо.
В то время я жил в Барнстейбле на полуострове Кейп-Код. Я спросил соседа, профессионального рыболова, что он думает о повести Хемингуэя. Сосед сказал, что главный герой явно сглупил. Ему надо было сразу же разделать марлина, срезать лучшие куски мяса и сложить их в лодке, а все остальное отдать на съедение акулам.
Вполне вероятно, что в образе этих акул Хемингуэй вывел критиков, не оценивших его первый после десятилетнего перерыва роман “За рекой, в тени деревьев”, опубликованный двумя годами ранее. Насколько я знаю, он никогда не говорил ничего такого. Но марлин из повести “Старик и море” вполне мог быть этим романом».

Цитата из книги Курт Воннегут Времетрясение

alengina

Он снова спросил себя, для кого пишет дневник. Для будущего, для прошлого… для века, быть может, просто воображаемого. И ждет его не смерть, а уничтожение. Дневник превратят в пепел, а его — в пыль. Написанное им прочтет только полиция мыслей — чтобы стереть с лица земли и из памяти. Как обратишься к будущему, если следа твоего и даже безымянного слова на земле не сохранится?

© Джордж Оруэлл 1984

alengina

– Ты теперь ложись спать, чтобы к утру набраться сил. А я отнесу посуду.
– Ладно. Спокойной ночи. Утром я тебя разбужу.
– Ты для меня все равно что будильник, – сказал мальчик.
– А мой будильник – старость. Отчего старики так рано просыпаются? Неужели для того, чтобы продлить себе хотя бы этот день?
– Не знаю. Знаю только, что молодые спят долго и крепко.
– Это я помню, – сказал старик. – Я разбужу тебя вовремя.
– Я почему-то не люблю, когда меня будит тот, другой. Как будто я хуже его.
– Понимаю.
– Спокойной ночи, старик.
Эрнест Хемингуэй. Старик и море. Рассказы (сборник) #цитата #книги #эрнестхемингуэй

alengina

Покровитель влюбленных сердец –
Святой валентин нас всегда охраняет,
В этот день всем ссорам приходит конец,
Любовь нас всех соединяет.
Кто сказал, что любви нет границ?
Вы не верьте, все это неправда!
Вам желаю я счастье найти,
Не сегодня, так точно уж завтра!

alengina

Притча дня.

БОЯЗНЬ НЕИЗВЕСТНОСТИ.
____________________________________

Один человек совершил преступление. Его поймали и привели на суд к королю. За его деяние полагалась смертная казнь, но король предложил ему выбрать свою судьбу: либо быть повешенным, либо попасть за большую, черную, страшную стальную дверь. Преступник подумал и выбрал виселицу.
Когда на шею ему накинули петлю, он вдруг сказал:
– Мне стало любопытно: а что там, за дверью?
Король улыбнулся:
– Понимаешь ли, забавная штука получается… Я всем предлагаю этот выбор, и все выбирают виселицу.
— А за дверью-то что? Я все равно никому не скажу, – добавил преступник, указывая на петлю.
Помолчав, король ответил:
– Там свобода. Но люди так боятся неизвестности, что предпочитают ей веревку…

alengina

Его размышления прервал донесшийся издалека вой полицейской сирены. Неужели сыщики уже выследили его в Ницце? Да нет, быть того не может. В темноте все так же шумно дышало море, и в его ритмичном дыхании ощущалась угрюмая мощь. Вот и его судьба, подумал Януш, это вечное повторение одного и того же.

Расследование, которое он сейчас вел, было не первым. Возможно, он уже много раз ходил по этому кругу. Но, теряя память, вынужден был вновь и вновь возвращаться к исходной точке. Сизиф, вступивший в схватку с безжалостным временем. Он должен найти ключ к разгадке до того, как разразится новый кризис и очередной приступ амнезии сотрет его знание, как вода стирает сделанную на песке надпись…

Когда-то раньше — когда? — он читал книгу французского психолога XIX века Жан-Мари Гюйо, умершего от чахотки в возрасте тридцати трех лет. Автор, словно предчувствуя свою раннюю кончину, трудился над этим сочинением с юности. Десяток томов, тысячи страниц — и все посвящены изучению проблем времени и памяти.

Вот что писал Гюйо:

«Раскапывая города, занесенные пеплом Везувия, ученые находят под ними, в глубине, следы других, более ранних поселений, также разрушенных и исчезнувших с лица земли. Примерно то же самое происходит и с нашим мозгом. Жизнь в настоящем запорашивает, не стирая, прошлую жизнь, которая служит ей опорой и скрытым фундаментом. Стоит нам углубиться в самих себя, как мы мгновенно теряемся среди всех этих обломков…»

(Moon+ Reader Pro v2.3.5, Пассажир)

alengina

LUCKY 17 января 2014 г. 12:53 #
совершенно согласен,ходить по улице становится как играть в русскую рулетку:повезло-пройдешь живым и здоровым.не повезло-лови перелом.
на перекрестке парковая-комсомольская люди подскальзываются и скатываются на проезжую часть под машины-так почищены переходы.не думаю,что специально горки сделали,но похоже,ждут когда кто нибудь влетит под машину. (хомегате.ру)