← All posts tagged графомания

Toyoku-mono
рассказ графомания monogatari "Слишком долгая дорога в загробный мир" Часть №6
"Итак...Мойша", начал Самаэль отложив перо в сторону, "давайте-ка познакомимся поближе.", после чего достал из ящика стола тот самый лист, на котором поставили печать Судьи и погрузился в чтение.
Ну вы понели.
Toyoku-mono
графомания monogatari "%Как_же_я_его_назвал% в загробном мире", Часть, кажется, №5
Пространство внутри было огромно. Настолько насколько Мойша был поражен тем как можно уместить столько людей в таком маленьком храме, настолько он был поражен тем, как можно уместить...целую планету в одном зале. Именно так, целую планету.

Продолжение в комментах.
П.С. Только ваши комменты стимулируют меня писать дальше ^_^
Или не писать >_<
Toyoku-mono
рассказ графомания monogatari Небольшой фрагмент рассказа, который вчера не влез в Жуйку.

Они покинули пределы города, за ним лежала все такая же пустошь, ни травинки, ни кустика, ни деревца не росло в стране мертвецов. Время от времени они пересекали другие города мертвых, с такими же улицами и кровлями мертвых домов. Такие же или теже? — вот единственное что беспокоило Мойшу.
После городов снова шли пустоши, на которых ничего не росло. Как только они покидали какой-либо город, он тут же терялся во сумраке. Впереди, однако, будучи чуть более светлыми чем небо, показались горы. Постепенно, по мере приближения, они обрели форму : высокие пики, без всяких следов выветривания или вымывания. На них не было снега, который блестел бы в свете тусклого солнца и все равно они притягивали взор Мойши. При взгляде на них Мойша чувствовал, что самое главное — это дойти до гор.
Идти становилось все труднее, под ноги мойше начали попадать сначала мелкие, а потом и все более крупные камушки, которые было сложно различить в тусклом свете, но о которые было легко споткнуться. Мойша не думал о передышке, хотя и очень устал. Как-то раз он попробовал отвлечь себя от безмолвного сумрака, страха и усталости думая о доме, но не смог вспомнить ни как выглядит его дом, ни лица своей жены. Словом, идти дальше – единственное, что ему оставалось делать. И он шел дальше. Шел пока его проводник не остановился. Перед Мойшей лежали почти отвесные гладкие склоны горной цепи, к которой они шли весь день...или месяц или год. Горы были немыслимо высоки, куда выше чем казались раньше — они заслоняли собой все небо, а подножье было усеяно валунами в человеческий рост — не стоило даже и думать о том, чтобы взобраться наверх. Впрочем, похоже в этом и не было никакой необходимости В склоне прямо перед ними зияла узкая темная щель.
"Туда" — произнес проводник и указал на щель.
Toyoku-mono
графомания monogatari * рассказ Прототип рассказа без названия.
Дед Трофим проснулся от кашля. Проснулся, выглянул в окошко — светало, вылез из под старого клетчатого одеяла, с неприязнью опустил ступни на холодный пол, смачно харкнул в угол и пошел растапливать печь-буржуйку. Растопив печь, поставил греться чайник с водой, а сам начал собирать короб, который потом оставил позвякивать в углу.
Налив чай в помятую закопченую железную кружку Трофим включил свое старое радио и с удивлением ничего не услышал, кроме, разве что, статических помех. Вообще дед собирался слушать финское радио, ибо здесь, на русско-финской границе, в глубине тайги, русские станции не ловились, да и не доверял им Трофим, называвший их по старой привычке "Савеской пропагандой", а финский он за эти годы уже выучил. Тем не менее, сигнал так и не появился, даже после упорного кручения ручки настройки. Что ж, не судьба, сломался наверное, подумал Трофим.
Времени рассусоливать у Трофима не было. Вчера он получил пенсию, а это значит что пора идти за кордон, через лес. Дед пару лет назад нашел нехитрый заработок, скрашивающий убогое существование пенсионера в России — покупать на пенсию местную дешевую водку, после чего тащить её через границу синюшникам-финнам. Как умеют, а главное, любят пить финны дед помнил еще по советским временам, когда финнов в Ленинграде даже за иностранцев не считали, а некоторые — даже за культурных людей. Пограничники, разумеется, знали о мелком приработке проказника-деда, но смотрели на это сквозь пальцы — прибыль с продажи дед, конечно, получал, но не столь большую чтобы заинтересовать местных оборотней в погоне. Да и не много-то он, старик, протащит, по тайге-то, а им, оборотням — чувство великодушия. Деду деньги, финнам водкам, погранцам — спокойный сон, все довольны.

Допив в тишине чай, Трофим собрался, оделся, нацепил на себя "короб", как он его ласково называл, и побрел, звеня бутылками, в сторону границы. Опушка, перелесок, лес становится гуще, под ногами хрустят ветки — не первый раз, каждый шаг знаком. Через пару километров неожиданно Трофим услышал невнятные голоса впереди и сбоку.
"Неужели кто-то решил на мне раскрываемость поднять?" — испужался дед, затаился за ближайшей корягой и стал думать. Вернуться домой? Но с Виллё (так звали контрагента Трофима "за кордоном") договоренность, нехорошо его подводить. Но страшно ведь, никогда не был властям нужен, а тут. С другой стороны, вернусь, посижу и опять буду думать что стоило пойти... — примерно так размышлял нервный дед.
Прислушался. Вроде потише стало, мимо кажись прошли...
Крякнув, дед поднялся на ноги. Вперед, ни шагу назад.
Пройдя еще полкилометра Дед снова услышал голоса. Теперь стало понятно, что владельцев голосов несколько, и они приближаются, что самое неприятное, бегом. "Все, на стариковскую зону", с горечью констатировал дед и увидел перед собой незнакомцев.
Незнакомцами оказались местные погранцы, впрочем, их было сложно узнать — вместо обычной сытой вальяжности от них разило потом. Погранцы были вспотевшие, запыхавшиеся и явно бегали тут уже достаточно давно.
"Ты тут что делаешь?" — спросил криком деда один из погранцов. Дед, стараясь не звенеть бутылками, начал бормотать что-то про себя, в то время как лихорадочно придумывал такую уважительную причину, которая объяснила бы его нахождение тут, за полкилометра от границы, с водкой за плечами.
Тем не менее, придумывать ничего не пришлось, у одного из пограничников затрещала рация, послышался неразборчивый приказ, погранец что-то ответил и закричал оставшимся, что им надо осмотреть зону еще на пару километров в сторону. Трофима же оставили одного.
Двинувшись дальше, Трофим размышлял про себя, что бы это значило, уж не война ли, и с удивлением заметил, что впереди лес как будто бы редеет. Да и вообще светлее стало. И чем дальше, тем светлее.
Пройдя еще метров триста, Дед встал как вкопанный. "Ух ё...", вырвалось из его рта, ведь впереди...
Конец (на пока).
Toyoku-mono
графомания "Последний контакт" Часть первая.
Многие люди удивляются почему иноплнетяне до сих пор не вступили с нами в контакт. А может они и вступили уже...только не так, как ожидалось...

Маленький разведывательный корабль как раз появился на границе солнечной системы. На борту два исследователя, Игнокт и Эрр бурно обсуждали дальнейшие планы — куда и зачем они сюда прилетели. Корабль был с Арктура, где, как известно всей цивиллизованной гаоактике, можно купить проститутку за 5 кредитов, но Арктур в последние годы упорно боролся со своей дурной репутацией, искал торговых партнеров, что в общем-то и послужило причиной этого полета. Эрр и Игнокт были новичками в этом деле, так что все ходы приходилось продумывать заранее.

После часового спора было решено двигаться к Земле, по возможности старясь избегать предпологаемых неожиданностей — метных космческих станций, радаров и всего прочего, что уже должно было тут появиться в соответствии с отчетами столетней давности — арктурианцы уже бывали здесь, в рамках увесилительной поездки, правда, но впечатления получили отличные.

Впрочем, по мере продвижения ничего такого обнаружено не было, если не считать пары старых зондов, космического мусора и пары марсоходов на Марсе. Уже достаточно удивительно.

К планете подошли с темной стороны — во первых видно где народ тусуется, во вторых приземление не так заметно. Картина была, слабо сказано, контрастная. Плотное кучкование огней больших городов соседствовало с большими темными пятнами толи пустынь, толи неосвоенных территорий. Логики в разбросе городов особой тоже не наблюдалось.
"Дуй на север" сказала Игнокт и Эрр дунуло, "Там подберем аборигена и расспросим".
На севере кораблик пролетел над массивной пустошью, достиг ближайшего города, повисел недолго над ним — Игнокт и Эрр выясняли, как всегда, кто из них тут начальник, и, соотвественно, кто будет вылавливать аборигена.

Абориген нашелся не сразу. Оказалось, что земляне по ночам предпочитают затаиваться в каменных коробках, которые незаметно раскурочить не получится, так что поиски заняли некоторое время. Впрочем, на окраине живности было побольше, но многие образцы явно не могли быть искомыми разумными существами — живут в подвалах, все в свалявшейся шерсти и грязи. "Дикие животные похоже" подумала Эрр, "или паразиты". И вот, наконец, удача, кто-то попался.
После доставки на борт произошел быстрый осмотр.
— "Двуногий!" радостно рапортовал Эрр, "с костями!".
— "Не домашнее животное?" спросил Игнокт.
— "Нет"
— "Точно?" еще раз уточнил Игнокт, а то у них уже был случай — подобрали дрессированную зверушку, весь корабль обосрала. Время только зря потеряли.