• бред Что такое Православная Мода (дресс-кот)?
    Православная мода это когда женщина носит платок на голове и платье от шеи до пят, но не носит трусиков.
    Потому что трусики — 1) это аморально, 2) мешают мужу в любой момент задрать оное платье жене своей и зачать ребенка во Христе.
    ...А еще эти платья хорошо скрывают синяки, ведь ББПЕ — это тоже часть нашей Русской Православной Культуры.
    ♡ recommended by @Linda-chan, @O01eg

Replies (5)

  • @Toyoku-mono, Задорнова с его "куполами" начиталась?
  • @Linda-chan, Нет, просто задолбали попы по радио, млеан
  • @Toyoku-mono, Итак, факты:
    1. Задорнов вещает путена.
    2. Задорнов вещает попов.
    Задорнов — попа путена? OO
  • @Linda-chan, Скорее уж "Ждем Путинославия"
  • @Toyoku-mono, Для зачатия ребёнков, у христиан, существует специальная одежда:
    en.wikipedia.org
    pp.vk.me
    Вот такие славные традиционные рубашечки были в свое время популярны среди католиков Западной Европы. Называется это прелестное изобретение chemise cagoule = ночная рубашка из тяжелого, плотного материала, носимая католиками и католичками в средневековье с целью дать мужу возможность оплодотворить свою жену, не имея с ней недопустимого физического контакта. Сhemise cagoule закрывала все эрогенные зоны, оставляя отверстие для необходимого контакта. От набожных пар ожидалось пользование такой рубашкой при каждом любовном акте, таким образом они никогда не видели бы друг друга обнаженными.

    Нечто подобное упоминает Маркес в своем романе "Сто лет одиночества":
    "Фернанда привезла с собой прелестный календарь, украшенный золочеными цветочками, в котором ее духовник пометил фиолетовыми чернилами даты воздержания от исполнения супружеского долга. За вычетом страстной недели, воскресений, первой пятницы каждого месяца, дней, обязательных для посещения месс, для постов и обетов воздержания, а также тех чисел, что выпадают из -за периодических недомоганий, в нем оставалось всего сорок два пригодных дня, разбросанных там и сям среди густого леса фиолетовых крестов.
    Аурелиано Второй, не сомневавшийся, что время повалит на землю эту колючую изгородь, затянул свадебное празднество дольше предусмотренного срока. Устав от огромного количества пустых бутылок из под шампанского и бренди, которые ей без конца приходилось отправлять мусорщику, чтобы они не завалили весь дом, и в то же время заинтригованная тем, что новобрачные ложатся спать в разный час и в разных комнатах, а фанфары и музыка не затихают и убой скота все продолжается, Урсула вспомнила свой собственный опыт и спросила Фернанду, нет ли случайно и у нее пояса целомудрия, ведь рано или поздно он вызовет в городе насмешки, а это может плохо кончиться.
    Но Фернанда призналась, что просто ждет, пока минуют две недели после свадьбы, и тогда уже позволит себе первое общение с мужем. Когда прошел этот срок, она действительно открыла дверь своей спальни, готовясь принести себя в жертву во искупление грехов, и Аурелиано Второй увидел самую прекрасную в мире женщину с глазами испуганной лани и с длинными волосами цвета меди, рассыпавшимися по подушке. Очарованный этим зрелищем, он не сразу заметил, что Фернанда нарядилась в белую, доходящую до щиколоток рубаху с длинными рукавами и с большим, круглым, искусно обметанным отверстием на уровне живота. Аурелиано Второй не мог удержаться от смеха.
    – Это самая непристойная штука из всего, что я видел в своей жизни, – вскричал он с хохотом, который был слышен во всем доме."
    (с) Г.Г. Маркес, "Сто лет одиночества"