• monogatari Идея была получить доступ к инопланетной технологии и решить свои проблемы, но после того как при экспериментально вскрытии энергокуба была полностью аннигилирована Джакарта со всем многомиллионным населением эта инициатива несколько..заглохла.
    Инопланетяне дали ясно понять, что торговлю технологиями они не одобряют ни в какой форме. На вопрос "почему" последовал довольно пространный ответ сводящийся к тому, что каждый должен добиваться всего сам или что-то в этом роде. Если вам так интересно, спросите в любой крупной библиотеке диссертацию Кауфмана на эту тему.
    В сложившейся ситуации у ООН, как полномочных представителей Земли не было иного варианта как принять условие Хикки. Их энергокубы, их энергостанции дающие потребителям электричество или что угодно иное, пар или горячую воду, на выбор в обмен на земные биоресурсы (как я уже сказал, началось все с рыбы), ну и конечно право построить маааленькую базу где-то в Тихом Океане.
    Их база — это совершенно отдельная история, безусловно достойная упоминания. По договору с ООН база должна была быть невоенной (мы тогда в общем и не знали военного потенциала Хикки, да и сейчас плохо представляем), возможно так оно и оказалось, но допустить хотя бы одного землянина на территорию базы, дальше холла, Хикки наотрез отказались. Мотивировали это тем, что им необходимо "уединение".
    Вы наверное думаете, что мешало отправить пару агентов вроде Бонда и все выяснить? Разумеется, так и было сделано. Говорят, мне доподлинно неизвестно, что агенты даже смогли проникнуть внутрь. Более того, они даже вернулись. Живые! Без единой царапины! Но совершенно непомнящие что видели на базе.
    Забавно, но представители Хикки даже и не обиделись, как будто, по поводу случившегося. Не потребовали извинений, но и сами за стирание памяти извиняться не стали. Вот тут мы и подходим к тому моменту когда на сцене появляюсь я, Людвиг Трауб, полномочный представитель Земли по межпланетным сношениям. Ну, то есть я посол.

    — "Трауб! Вы все помните, что я вам говорил? Старайтесь не задевать некомфортные вопросы, будьте тоньше, заходите издалека. хикки хотя и понимают наш язык хуже нас самих, удивительно обидчивы.", раздавался голос из динамика под потолком. искаженных ээлектроникой он звучал по старчески надломленным.
    — Да, Канцлер Йенсен, мы это проходили уже сто раз, в лоб не спрашивать, вопросами не давить...хотя может как раз напрямую и стоило бы," ответил голосу из динамика Людвиг Трауб, высокий худощявый брюнет лет 30-ти на вид.
    — Нет уж! Вашь предшественник Лемке уже наспрашивал, уж так наспрашивал, что довел меня до второго инфаркта! Второго, Трауб, следующий будет последним!, продолжал хрипеть Йенсен.

    Лемке! На Трауба сразу нахлынули воспоминания. Они с Йозефом Лемке учились вместе в институте, потом вместе поступали в летную школу. Лемке впоследствии попал в разведку, а Трауб решил, что авиация — не его и добился перевода в дип. корпус.
    Йозеф Лемке стал тем, кого Земля отрядила договариваться с инопланетянами. Его одного. Одного человека. Конечно, сначала все думали, что переговоры и общение будет осуществляться с помощью большой комиссии, в которую войдут ученые, политики, экономисты, но Хикки совершенно прозрачно заявили, что подобные сборища не будут способствовать их комфорту, а отсутствие комфорта не способствует успешному ведению бизнеса ни тут, ни в космосе ни где либо еще. Тогда полунамеками, полунедосказанностями ООН стало выяснять с каким-же количеством людей Хикки желают иметь дело? Двадцать? Десять? Пять? Три? Всего один?
    Вот так Лемке и попал в СверхБольшую Политику. Один человек и ответственность з всю планету. Неудивительно, что Лемке в конце концов свихнулся.
    В последнюю встречу Трауба и Лемке тот уже находился в больничной палате. Мягкие стены, ремни на руках, смирительная рубашка. Печальный венец карьеры.
    Лемке был из тихих душевнобольных, но власти приложили все усилия, чтобы Лемке не мог причинить вреда ни себе, ни другим, особенно Хикки и уж конечно чтобы никогда не вышел из дурдома.
    Официально диагнозом Лемке был маниакально-депрессивный психоз и паранойа.

Replies (7)