• monogatari Превьюшка к следующему рассказу
    Считается, что беды приходят со знамениями, непроглядно темной ночью, с бурей, вырывающей вековые деревья, молниями и ледяным дождем. Конечно, это не так, обычно беда приходит днем, ничего не стесняясь и не таясь.
    Эта история началась теплым летним вечером, практически ночью когда на небе начали появляться звезды, а трудовой народ вывалился из своих трущёб и нестройной толпой двинулся на обед, поглядывая на заходящее солнце высоко над головой. По дороге тянущейся посреди неизвестного нам государства брел молодой человек. Выражение лица его, молодого и симпатичного, в общем, было жестким и целеустремленным. Нет, так казалось только с первого взгляда, в действительности лицо его ничего не выражало. Молодой человек просто смотрел вперед и шел. Шел он к маленькому, тихому годку Вольфхолму.
    И вот вечером, почти на закате, когда детишки давно уже разбежались по домам, а торговцы на главной площади собирают свой товар в корзины и готовятся идти ужинать в город зашел молодой человек. Внимание на него, право, никто не обратил, разве пара нищенок бросили жадный взгляд, но словно почувствовав недоброе сразу отвели глаза. Молодой человек оправил котомку за спиной, осмотрелся по сторонам и увидев искомую вывеску направился к гостинице. Выбранная им гостиница, "Сивый мерин", определенно не была лучшей в городе — старая отделка, стыдливо скрывающая следы лучших времен, трещины в потолках, треск насекомых в стенах, неистребимый запах сырости и затхлости который нельзя ни с чем спутать. Тем не менее, иного выбора наш герой и не желал.
    Подойдя к старой, потемневшей от времени двери гостиницы незнакомец толкнул её пару раз, постучал, не услышам ответа постучал погромче пока в в двери не открылось окошко и не высунулась небритая рожа исполненная запахом перегара.
    — Чего?, спросила рожа.
    — Комнату, ответил незнакомец.
    Рожа уставилась на молодого человека, задумалась на мгновение, а затем отворила дверь и впустила путешественника.
    Рожа оказалась принадлежащей тощему человеку в засаленной, мятой одежде, по всей видимости, хозяину гостиницы. Пригладив седые немытые пряди на голове рукой тот переспросил глухим осипшим голосом.
    — Так чего вы...изволите?
    — Комнату, повторил странник, не меняя интонации и отрешенно-непроницаемого выражения лица.
    — Это будет вам стоить, ответил хозяин, в наши-то дни жилье как никогда дорого, особенно такое первоклассное как у меня.
    По его словам нельзя было понять шутит ли он или говорит всерьез, тем не менее, трактирщик быстро глянув на гостя не обнаружил у того какой либо реакции на его слова и продолжил.
    — Деньги-то у вас имеются?
    Гость молча сунул руку за пазуху, достал мешочек и вынул из него пару кусочков желтого металла.
    Хозяин взял кусочек в руку и аж крякнул от неожиданности. Золото. Да к тому же самородное похоже! Вот так неожиданность.
    Быстро сгребя положенные на прилавок самородки в руку и стараясь не показать своего волнения хозяин выпалил
    — Ну, пожалуй, этого должно хватить...на пару дней, во всяком случае.
    Реакции гостя не последовало. Будь его лицо менее непроницаемым можно было бы подумать, что ему просто нет охоты спорить, но этот гость как будто бы не интересовался разницов цены и оплаты вовсе.
    — "Гертруда, иди сюда!" позвал хозяин, смущенно улыбаясь, "сейчас вас дочка моя...отведет в вашу комнату".
    — "Да куда ты запропастилась, отродье дьявола, дочь Сатаны", позвал её снова.
    Наконец, зевая, Гертруда появилась.
    "Отец, ну право, что вы орете словно ишак?", и увидев гостя осеклась, "ой, у нас кажется гость.."

Replies (19)