← All posts tagged стихи

Strephil
стихи Россия — древняя страна.
Народ России очень мудр.
Под звон колоколов из недр
Воспрянет духом старина.

Из-под Луны взирает крест.
Врагам недолго насмехаться:
Грядёт величье русской нации!
Отечественный грянет гром!
Strephil
стихи слова пушкин Я только сейчас заметил, что у Пушкина кобылка превращается в коня:
Не велеть ли в санки кобылку бурую запречь
Друг милый, предадимся бегу нетерпеливого коня

И здесь трансформеры?
Strephil
стихи Блок Америка Донбасс Мне никогда, никогда не нравилось это стихотворение Александра Блока, поэтому я не уверен, что вы его знаете, о Донбассе. «Новая Америка» называется (это он ещё конфедератских флагов не видал).
Кстати, я не уверен, что вы чиатете мою жуйку, если прочитаете, отпишитесь.
Strephil
стихи Dmetrius-imperator — одно из любимейших мною стихотворений Максимилиана Волошина, знаю его наизусть, вот оно:
45parallel.net

А недавно мне на глаза попалось написанное за 18 лет до него вот такое стихотворение Константина Бальмонта:
ru.wikisource.org
Strephil
стихи язык слова Пушкин-то всё правильно написал:

Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.

Но Тургенев уехал в Париж, и всё перемешалось, могучими стали не владыки, а сам язык:
ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!
Strephil
стихи GNU rms Один, два: Столлман — это голова.
Три, четыре: есть свобода в этом мире.
Пять, шесть: Free Software тоже есть.
Семь, восемь: GNU — это такая ось.
Ещё раз восемь: гнутый софт победоносен.
Семь, шесть, пять: не работает опять.
Четыре, три, два, ноль, пиздец: вот, настроил, наконец!
Strephil
стихи календарь Очень люблю молитву Симеона Богоприимца «Ныне отпущаеши…», читаю её по нескольку раз в день, а вот Бродского стихи люблю не очень, а вот эти вроде бы ничего так, норм. Как раз про сегодняшний праздник:

Когда Она в церковь впервые внесла
Дитя, находились внутри из числа
людей, находившихся там постоянно,
Святой Симеон и пророчица Анна.
И старец воспринял Младенца из рук
Марии; и три человека вокруг
Младенца стояли, как зыбкая рама,
в то утро, затеряны в сумраке храма.
Тот храм обступал их, как замерший лес.
От взглядов людей и от взоров небес
вершины скрывали, сумев распластаться,
в то утро Марию, пророчицу, старца.
И только на темя случайным лучом
свет падал Младенцу; но Он ни о чем
не ведал еще и посапывал сонно,
покоясь на крепких руках Симеона.
А было поведано старцу сему,
о том, что увидит он смертную тьму
не прежде, чем Сына увидит Господня.
Свершилось. И старец промолвил:
“Сегодня, реченное некогда слово храня,
Ты с миром, Господь, отпускаешь меня,
затем что глаза мои видели это
Дитя: Он – Твое продолженье и света
источник для идолов чтящих племен,
и слава Израиля в Нем”. – Симеон
умолкнул. Их всех тишина обступила.
Лишь эхо тех слов, задевая стропила,
кружилось какое-то время спустя
над их головами, слегка шелестя
под сводами храма, как некая птица,
что в силах взлететь, но не в силах спуститься.
И странно им было. Была тишина
не менее странной, чем речь. Смущена,
Мария молчала. “Слова-то какие…”
И старец сказал, повернувшись к Марии:
“В лежащем сейчас на раменах Твоих
паденье одних, возвышенье других,
предмет пререканий и повод к раздорам.
И тем же оружьем, Мария, которым
терзаема плоть Его будет, Твоя
душа будет ранена. Рана сия
даст видеть Тебе, что сокрыто глубоко
в сердцах человеков, как некое око”.
Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
Мария, сутулясь, и тяжестью лет
согбенная Анна безмолвно глядели.
Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле
для двух этих женщин под сенью колонн.
Почти подгоняем их взглядами, он
шел молча по этому храму пустому
к белевшему смутно дверному проему.
И поступь была стариковски тверда.
Лишь голос пророчицы сзади когда
раздался, он шаг придержал свой немного:
но там не его окликали, а Бога
пророчица славить уже начала.
И дверь приближалась. Одежд и чела
уж ветер коснулся, и в уши упрямо
врывался шум жизни за стенами храма.
Он шел умирать. И не в уличный гул
он, дверь отворивши руками, шагнул,
но в глухонемые владения смерти.
Он шел по пространству, лишенному тверди,
он слышал, что время утратило звук.
И образ Младенца с сияньем вокруг
пушистого темени смертной тропою
душа Симеона несла пред собою
как некий светильник, в ту черную тьму,
в которой дотоле еще никому
дорогу себе озарять не случалось.
Светильник светил, и тропа расширялась.
Strephil
стихи календарь 100 лет Александру Галичу сегодня.
В раннем отрочестве это был один из главных для меня поэтов. Наверное, он один из тех, кто сформировал моё мировоззрение. В более взрослом возрасте читал и слушал его гораздо меньше, всё же его творчество привязано к совсем другой эпохе, к другому миру, не понятно, немного непонятно, зачем мне это сейчас. В детстве и отрочестве проще перенестись фантазией в другую эпоху, увлекаться историческими героями; с возрастом становишься более практичным.
Но какие-то его строки и образы, конечно, остались со мной навсегда. «Кадиш», «Королева материка», «Мы похоронены где-то под Нарвой», «Марш мародёров», «Ночной дозор» — пожалуй, вот это мои самые любимые его песни.
Strephil
стихи слова Очень давно знаю эти стихи А. К. Толстого:
Замарав штаны малиной
Иль продрав их назади,
Их сымать не смей в гостиной,
Но в боскетную поди.

Но что это за боскетная, я как-то не думал. Почему-то мне виделась там буква а, баскетная, и я представлял, что там какие-то корзины. А, оказывается, это гостиная, чьи стены расписаны всякой зеленью и парковыми пейзажами.

А у тебя дома есть боскетная? где ты снимаешь порванные штаны?
Strephil
стихи сшп @fmap Грош у новейших господ
Выше стыда и закона;
Нынче тоскует лишь тот,
Кто не украл миллиона.


Бредит Америкой Русь,
К ней тяготея сердечно…
Шуйско-Ивановский гусь —
Американец?.. Конечно!


Что ни попало – тащат,
"Наш идеал,- говорят,-
Заатлантический брат:
Бог его – тоже ведь доллар!.."


Правда! но разница в том:
Бог его – доллар, добытый трудом,
А не украденный доллар!

Некрасов вроде.
Strephil
стихи весна Прочитал сейчас "Поэму весны" Заболоцкого.

Читал ли его раньше? Когда-то книжка Заболоцкого жила у меня в кармане, неужели это стихотворение пролетало мимо меня?

Однажды мы шли из Еврейского музея, там была выставка русского авангарда. Молчали. И мне хотелось тогда прочитать ей одно из стихотворений Заболоцкого двадцатых годов, обэриутских. Но было такое чувство, что любое произнесенное вслух слово будет звучать фальшиво. Нужно молчать.