← All posts tagged черновик

NotKa

Зарисуй лица обрывки —
Вспыхнет в памяти сюжет.
Кто он был, мираж ли зыбкий
или силуэт во мгле ночных светил..?
Запиши свой сон стариный —
тот, что видишь каждый раз
Обмакни перо в чернила
и начни писать рассказ.

"Идея, слог слились в одно
И красны розы расцветали,
Я видела, светилось там окно...
И только ветер всё играл с листами
В саду том призрачном была душа моя.
Она всё дальше, дальше убегала.
Тот сад был тёмен, и полон света
Роса сверкала на цветах.
То был туман, а может, души,
Как я пришедшие в сеё сад.

Но стоило тому случиться,
пропал — то образ, то ль виденье
Исчерпан слог и улетели души, расстаяли цветы
Как-будто было то знаменье,
а может просто сны"

Запомни тихий стон,
что повсюду эхом раздается.
Всё то, что видишь, пишешь, слышешь —
всё есть игра.

Воображение смеётся.

NotKa

Она сидела на бетонной плите в заброшенном парке, сжимала кулаки так, что ногти, оставляя кровавые следы впивались в ладони, плакала. Отчаяние и боль душили её, слёзы и обида встали комом в горле; ей хотелось кричать, но ничего не получалось, кроме невнятного и ели различимого от рыданий: «По-че-му?».
Холодный ветер хлестал по лицу, последние листья, срываемые ветром с деревьев, безжизненно ложились у её ног.
— Я говорил тебе, что у тебя уникальная способность «раздувать из мухи слона»? – раздался приятный голос за спиной.
Она не ответила, но теперь её рыдания немного затихли.
— Ты, правда, так хочешь умереть? – снова задал вопрос незнакомец.
Она потерялась в чувствах, нахлынувших на неё в этот момент. Он только что настолько точно и смело, определил то, чего она так желала сейчас.
— Умереть – глухим эхом повторила она, борясь с желанием повернуться и взглянуть на обладателя столь чудесного голоса.
— Не оборачивайся – предостерёг её голос – ты же не хочешь раньше времени заглянуть смерти в глаза, верно?
— Я устала… — ответила, наконец, она.
— Умереть не сложно, а вот жить – значительно сложней.
— Но мне не зачем больше…
— Подумай…я всегда буду рядом и, когда тебе действительно будет нужно, я приду за тобой.
Ласковый ветер теперь уже не хлестал по лицу, теперь он пытался утешить, словно заглаживая свою вину, он принёс приятный аромат осеннего парка.
— Смогу ли я? – задала она вопрос в пустоту.
Сможешь, — донеслось до неё с ветром , играющим с прядями её непослушных волос.
Прошло время и вот, она, шла по тому же парку, в котором была пару недель назад. Солнце немного припекало, ярко заливая всё вокруг. Она улыбалась солнечным лучам, нежно касающимся её щек, своим мыслям, птицам – всему, что окружало её.
Теперь парк не казался ей мрачным, а опавшие листья мертвыми. Всё приобрело новый смысл.
— Спасибо тебе… — сказала она, зная, что Он обязательно её услышит.

NotKa

Прямо в рай
Сидим на крыше и мечтаем
Видим мир – наоборот
И сказки, мы давно их не читаем,
А Земля делает очередной поворот.
Одно большое Солнце.
Земля уже исчезла в облаках.
Туда мы не вернемся,
Мы навсегда останемся во снах.

На краю света
На луче Солнца стоять
Лучше счастья нет,
Чем научиться летать.
Жизнь идет мимо,
Всё проходит своим чередом,
Мы сидим на крыше и поём.

И кажется, что счастье близко,
Еще чуть-чуть, один короткий миг…
Так хочется со светом слиться
В нашем мире — на двоих
Вижу я дорогу
Из тончайших ярких лучей
Погоди немного,
Видишь, там приоткрытая дверь.

На краю света
На луче Солнца стоять
Лучше счастья нет –
Чем научиться летать
Вырастают крылья,
Далеко осталась печаль,
Полетели вместе…
Прямо в рай.

NotKa

Гибель
Кто предан был игрой нечестной,
Кто признан был слугой,
Кто молился каждый день воскресный,
Кто помнил про седьмой закон...
Он видел всё: и их ухмылки
Он слышал каждый звук
Он собирал слова в копилку
Он понимал, откуда скрежет, стук.
Его считали ненормальным,
поэтому все гнали прочь.
Его не слушали, перебивали,
а он хотел помочь...
И вот стоит он невесомый среди больших руин.
Нет того города больного, всё тёмный дым затмил.
Нет больше тех, кто там остался — был добр, зол
иль просто проходил...
И вот сбылось всё то, о чем несчастный
по воскресениям молил.

NotKa

Белый лист и память миновала пустые строки, банальный трёп. Я выживаю. Живу и после...я улыбаюсь. Всему тому, что пройдено. Ни капли сожаленья. Все в голове. А память — осколки прошлого. Не пишем писем и стихов не помним, "Письмо Татьяны" — баснею зовем...Наш век другой, и мы другие. Но мы не пропадем...