← All posts tagged книги

NotKa

Прочла "Ходячий замок" — чудесная книга. В голове мультик лучше, чем на экране, тем более некоторых моментов в мульте нет.
Я опять влюбилась в главных персонажей...Особенно Кальцифер — чудесный демон!

NotKa

Шла как обычно по Заставской, там как обычно стоял магазинчик на колесах с книгами. Купила себе большую толстую книгу, прям слезы от счастья навернулись. Такая вот счастливая сегодня.

NotKa

Злоключения Добродетели. Маркиз де Сад. На эту историю можно смотреть с двух сторон. Несмотря на жестокость и насилие, откровенное надругательство, пошлость и богохульство устами злодеев, книга учит...Первое — не стоит быть безвольной и плыть по течению. Второе — никогда не стоит расчитывть на кого-то. Третье — нельзя давить на жалость, от этого глаза, того, которого просят, еще более начинают гореть огнем жестокости и всевластия. Одна сторона нравоучительная. Другая — ...думаю, каждый сам увидит вторую сторону этого романа такой, какой он увидит её.

NotKa

"13 Сказка" Диана Сеттерфилд. "Аддисон, Бронте, Вордсворт, Годвин, Диккенс – по ним я здесь учила алфавит. Отец брал меня на руки и переносил от стеллажа к стеллажу, показывая разные буквы и то, как из них складываются слова. Здесь же я научилась писать, перенося имена авторов и названия книг на карточки, которые и сейчас, тридцать лет спустя, хранятся в нашей картотеке. Магазин был моим домом и моей работой одновременно. Он был для меня гораздо лучшей школой, нежели обычная общеобразовательная, а позднее стал моим личным университетом. Он был всей моей жизнью.
Отец никогда не навязывал и никогда не запрещал мне те или иные книги. Он позволял мне бродить между шкафами и делать выбор самостоятельно. Я поглощала описания кровавых битв – вполне приемлемое для детей чтиво, по мнению родителей девятнадцатого века, – и готические романы о призраках, которые наверняка не заслужили бы родительского одобрения; я читала о рискованных путешествиях по диким землям, предпринятых старыми девами в кринолинах, и руководства по этикету и правилам хорошего тона для девиц из благородных семейств; я читала книги с картинками и книги без картинок; я читала книги на английском, книги на французском и книги на незнакомых мне языках, выдумывая их сюжет по немногим словам, значение которых мне удавалось разгадать. Книги. Книги. И еще книги.
В школе я никому не рассказывала о своем увлечении книгами. Французские архаизмы, почерпнутые мною из старых учебников грамматики, попадали в мои сочинения, и учителя принимали их за ошибки, но им так и не удалось привести мое правописание в соответствие со своими стандартами. Иногда на уроке истории упоминались люди и события, уже знакомые мне благодаря запойному, но беспорядочному чтению. «Карл Великий? – озадаченно размышляла я. – Неужели это мой Карл Великий – тот самый, о котором я читала в магазине?» В таких ситуациях я теряла дар речи, потрясенная неожиданным соприкосновением двух миров, казалось бы не имевших между собой ничего общего."