• политота Роисся_вперде Прочитал поутру статью экс-председателя Конституционного суда РФ Зорькина, озаглавленную "Право и только право". Это ответ на статью Елены Лукьяновой, где утверждалось, что присоединение Крыма являлось неконституционным.

    Собственно, сам ответ сводится к "наша интерпретация [норм международного права и Конституции] была обоснованной и допустимой", поэтому Крымнаш, а кто с этим не согласен — пособники иностранных сил. Ну и прочие перлы на злобу дня: "находящимися в услужении у международных уголовников типа Браудера", "Россия переживает очередное нашествие западных (и внутренних прозападных) цивилизованных варваров", и так далее. Лексика, достойная доктора юридических наук и профессора, ага.
    В целом — абсолютно ничего нового в этой статье, ничего такого, что уже не озвучивалось бы госпропагандой.

    Поэтому меня заинтересовал не основной посыл статьи, а вот этот исторический экскурс:
    "Столетиями и даже тысячелетиями Россия была скрепляема высшими духовными скрепами, называвшимися по-разному в разные времена. Будучи скреплена этими скрепами, она могла относиться к скрепам правовым с большим или меньшим пренебрежением. <...> И если бы Россия продолжала оставаться страной духовно-центрической, то есть делающей ставку на идеологический, а не правовой консенсус, как это было и в православный, и в коммунистический период, то правовая проблематика не имела бы для нее столь судьбоносного характера. <...> Но Россия, отвергнув советский идеологический системообразующий принцип, являющийся новой редакцией такого же православно-самодержавного принципа, перестала быть хотя бы "относительно правонезависимой" страной. В отсутствие идеологических скреп единственно возможными скрепами являются скрепы правовые. Если их нет, страна рушится в бездну. И в каком-то смысле сверхценность правовой проблематики как раз и связана с невозможностью скрепить эту общность чем-либо, кроме права".

    Я, помнится, уже писал, что основная проблема действующего режима — неспособность, несмотря на все потуги и схватки, родить хоть какую-нибудь достойную идеологию.
    По профессору Зорькину, вот, получается, что в истории России был "православный период" (забавное название абсолютизма), когда таковой идеологией являлась теоркатическая доктрина. Затем был "коммунистический период", другой, но такой же — идеологизированный. А теперь вот, по Зорькину, идеологии у страны нет. И быть, видимо, не может, раз видный конституционник признает невозможность иной "скрепы" кроме права (бездушного, неидеологизированного регулятора отношений, алгоритма — ибо по смыслу статьи Зорькина он явно не сторонник естественно-правовой школы).

    И впрямь, вспомните, сколько их было: "демократия" (понимаемая как антикоммунизм, "десталинизация сознания"), "модернизация", "островок стабильности", "осажденная крепость", "русский мир", "евразийство", "имперскость" (т.е. обратный поворот уже — "сталинизация сознания"), и вовсе уж мифические составляющие типа "плана Путина" или вот, "духовных скреп", про которые все говорят, да никто не видел...
    И за всеми этими потугами на идеологию — чистый пшик, ничего. Ноль без палочки.

    А теперь вот и профессор Зорькин это признает. А ведь он, повторюсь, высокопоставленный юрист-конституционник, ему оттуда, из председательского кресла, хорошо видно... Такие вот пироги.

Replies (2)

  • @Muu, Другими словами, хочется жить по понятиям, тогда и закон не писан. Сложно о простом.
  • @gothicsquash, Не, не так. Тут материи тоньше, вопрос как раз в соотношении "права" и "закона".

    В теории государства и права существует два подхода к решению вопроса: что такое право, каков его источник? Спроси об этом сторонника романской школы (да хоть того же Зорькина) и получишь в ответ указание пальцем на шкаф с собранием законодательства РФ: "вот это право, вот оно, в шкафу". Для Зорькина право, в котором он видит последний оставшийся скрепль и вокруг которого образно предлагает сплотиться — это закон, овеществленная воля государства. Даже ссылаясь на "уже фактически признанный международный принцп обязанности защиты", руководствуясь которым Россия, мол, ввела вежливых людей в Крым — Зорькин делает оговорку "пока еще не внесенный в устав ООН".

    Спроси об этом же представителя естественно-правовой школы, и он картинно разведет руками в воздухе: "право? да вот оно, повсюду вокруг нас". Для естественников источник права — это та самая идеология, "понятия", общественный уклад, пресловутые скрепы. А закон — это лишь способ фиксакции права, но существует оно независимо от закона.

    Зорькин, насколько я его понял, об этом: в "православный" и "коммунистический" периоды идеология играла роль того самого естественного, объективно существующего права. В период отсутствия единой для общества идеологии — собственно, ничего не остается, как уповать на шкаф с собранием законодательства. Водить вокруг шкафа хороводы и черпать из него мудрость, раз иных представлений о правильном устройстве общественных отношений неоткуда (по Зорькину) взять.