← All posts tagged книги

Monstreek

"Столичный город и приличная зарплата", — сказал
бородатый негромко,  но я услышал.  "Не надо,  — сказал я.  — Не  надо
мерять на деньги".  — "Да нет, я пошутил", — сказал бородатый. "Это он
так шутит,  — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не
будет".  --  "Почему  вы так думаете?" — "Уверен".  — "А я не уверен".
Горбоносый усмехнулся.  "Мы еще поговорим на эту тему,  — сказал он. —
Вы долго пробудете в Соловце?" — "Дня два максимум".  — "Вот на второй
день и поговорим".  Бородатый заявил:  "Лично я вижу в этом перст судьбы
— шли по лесу и встретили программиста.  Мне кажется,  вы обречены". —
"Вам действительно так нужен программист?" — спросил  я.  "Нам  позарез
нужен программист".  — "Я поговорю с ребятами, — пообещал я. — Я знаю
недовольных". — "Нам нужен не всякий программист, — сказал горбоносый.
--   Программисты   --  народ  дефицитный,  избаловались,  а  нам  нужен
небалованный".  — "Да,  это сложнее",  --  сказал  я.  Горбоносый  стал
загибать  пальцы:  "Нам  нужен  программист:  а  — небалованный,  бэ —
доброволец,  цэ — чтобы согласился жить  в  общежитии..."  --  "Дэ,  —
подхватил  бородатый,  --  на  сто  двадцать  рублей".  — "А как насчет
крылышек?  — спросил я.  — Или,  скажем, сияния вокруг головы? Один на
тысячу!" — "А нам всего-то один и нужен", — сказал горбоносый. "А если
их всего девятьсот?" — "Согласны на девять десятых".

Monstreek

давным-давно вычитала у Буссенара рецепт селёдки с луком и яблоками и все хотела попробовать. В книге "капитан Сорви-Голова" ее готовил Фан-Фан Тюльпан, когда они с капитаном на велосипедах перемещались между бурскими позициями.
Есть можно. Адская кухня.

Monstreek

дочитала книгу Ракитина о Винничевском — серийном убийце-подростке, действовавшем в Свердловске в 1938-39 годах.
Мое мнение, автор во второй книге сам пытается "натянуть сову на глобус", бездоказательно обвиняя Винничевского в гомосексуализме и ряд людей из его окружения, указывая такие признаки, как отсутствие детей, в одном случае — отсутствие детей и жены у дяди преступника, и на основании вечерних походов в баню. Так же автор стереотипно рассуждает, что именно мужеложство один из признаков серийного убийцы, приводя хоть и схожий по схеме внешне единственный пример Игоря Иртышова, при этом сам автор пишет, что Иртышов нападал только на мальчиков, а Винничевского мало заботил пол жертвы, при этом в основном жертвами были девочки и преступник выбирал девочек или думал, что выбрал девочку, как в последнем случае, где его взяли с поличным. А эпизоды с мальчиками были или незавершены, или было следствием не доказана причастность Винничевского. Вот в этом автор хорошо поработал — большая часть эпизодов действительно осталась не доказана.
Согласно исследованиям, для серийного преступника пол жертвы обычно немаловажен и не меняется от эпизода к эпизоду, на момент расследования у советской милиции конечно ещё не было такой информации, а вот на момент написания книги — были. Но автор игнорирует этот вопрос, поскольку это противоречит желанию автора назвать Винничевского гомиком.
В книге же он сам и приводит несколько примеров интереса преступника к женщинам — к соседке, с которой ходил за водой, к фотографиям порнографического содержания, фотографиям актрис. Так же песни, которые тот распевал в тюрьме, ну и т.д. но нет, он же ходил в баню ВЕЧЕРОМ.

Monstreek

"Волшебники" — редкий случай, когда тебе вместе со злодеями хочется убить главного героя. Желательно до появления на свет. Все остальные герои явно мазохисты, терпящие зачем-то этого ущербного. Сюжет — "нет-нет, это совсем не Нарния" но это Нарния. Такой же дебильный и инфантильный мир

Monstreek

вот у Роулинг перевели прозвище Воландеморта как "Тот-кого-нельзя-называть", не знаю, как было в оригинале. В русском языке так-то есть слово "Неназываемый". Но возможно Роулинг не стала его использовать из-за ассоциации с Сауроном у Толкиена. Не знаю, опять же, как было в оригинале. Но по смыслу очень близко.
В тундре Неназываемым был медведь.

Monstreek

"После блокады Савка испытывал постоянный голод и готов был есть с утра до ночи. Отец отдавал ему свой «сухой» бортпаек офицера: тресковую печень, бруски желтого сливочного масла и тушенку. Приносил в бутылках хвойный экстракт.
– Пей вот. Да не кривься. Это спасает от цинги.
Как-то отец принес большую розовую семгу.
– Не вари ее и не жарь, – сказал он Савке. – Ешь, как едят поморы, – сырую. Отрежь ломтик, посоли и съешь. " © В. Пикуль
К 90-летию с рождения автора.

Monstreek

читаю "У войны — не женское лицо..." Воспоминания фронтовичек. Это наверное стоит почитать особенно тем, кто кричит, что женщин надо обязать служить в армии наравне с мужчинами. Может и надо, если бы не одно но. Пребывание на фронте очень многих женщин лишило возможности иметь детей. И, видимо, именно это послужило в итоге ограничением для службы в армии.
Историй очень много, автор просто берет яркие, характерные моменты. С чем сталкивается женщина в армии, беременность и война, недопонимание с товарищами, секс, отношения. После войны — отношение к фронтовичкам, как к проституткам "знаем, чем вы свои медали заработали". Многие остались незамужними, многих бросили фронтовые "мужья".

Monstreek

вышло второе издание книги Александра Лыскова "Красный закат в конце июня" и автор сегодня мне ее отправит. Ура, только думала, как мне из Шенкурска ее забрать (и вроде жалко — родителям она тоже понравилась), а получу сразу обновлённое издание!

Monstreek

Голосовой помощник Google научился понимать заклинания из «Гарри Поттера».

Например, фонарик включается заклинанием «Люмос», которое во вселенной Гарри Поттера используется для включения света на конце волшебной палочки

Отберите у меня интернет, пожалуйста, мне работать надо.

Monstreek

Таки о дружбе между м и ж хорошо сказал Чехов в дяде Ване:
"Астров. А то, может быть, в профессоршу влюблен?
Войницкий. Она мой друг.
Астров. Уже?
Войницкий. Что значит это «уже»?
Астров. Женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности:
сначала приятель, потом любовница, а затем уж друг."

Monstreek

вышла книга Карстена Шуберта о музеях. Теперь на русском языке. В книге он задевает главную проблему современных музеев — привлечение публики, коммерциализация музейного дела. "Синдром Макдональдса" называется в книге стремление музеев к выездным выставкам. Ведь зачастую это приводит к непоправимой порче экспонатов. В целом книга критикует деятельность музеев по привлечению широкой публики. Автор считает, что ни к чему хорошему это не приведет. И я с ним согласна. И не только я.