← All posts tagged φ

Libertarian

Две основных техники, которые могут относиться к этому кругу проблем, — это неделание и изменение образа действования, то есть делание чего-то другого. Последовательность именно такая, ибо для того, чтобы делать что-нибудь другое, надо сначала перестать делать «это».

Мы попробуем понять «неделание» просто и практично: «неделание» — это не делание привычного. Если вы в определенной ситуации перестаете делать то, что вы обычно в ней делаете, — вы сами, мир, и вообще все в этой ситуации волшебным образом изменяется. Кстати, те примеры, с которыми я сталкивался, показывают, что изменения происходят действительно волшебным образом.

В неделании как не делании привычного, можно различить два уровня. Один — довольно обобщенный. Я его опишу в нескольких группах терминов.

У отцов НЛП, Бэндлера и Гриндера, есть такой замечательный принцип: если вы делаете что-то и это не приводит к нужным вам результатам, — перестаньте это делать; может быть тогда вам придет на ум сделать что-нибудь другое.

Это общий принцип. Правда, людей, которые бы действительно воплощали эту стратегию достаточно постоянно, я не видел. Но даже знание об этой стратегии, применение ее время от времени, раз в неделю, а уж тем более раз в день, — это колоссальная сила.

Значит, простой принцип: если вы привычным образом делаете что-то, и это не ведет к результату, которого вы хотите, — прежде всего перестаньте «тыриться», остановитесь.

То же самое с другого конца описывается гурджиевской идеей, что «люди ничего не могут делать». Это понимается следующим образом. Люди всегда реагируют, поскольку все, что люди называют деланием — это не акции, а ре-акции. Потому что «акция» — это делание чего-то вне привычного реагирования, а чтобы делать что-то вне привычного реагирования, надо это реагирование остановить. Это настолько необычное состояние, настолько мощное, что человек, который на это способен хотя бы в единичном случае, резко выходит из ряда вон.

Примеры такого «из-ряда-вон-выхождения» можно видеть в творчестве выдающихся мастеров искусства, ученых, философов. Но мы сейчас говорим не о художественном творчестве и не о науке, мы говорим о жизни. А по жизни мало кому приходит в голову осуществлять творчество такого уровня. Все привыкли, что, как говорится, «я у нас такой» или «она у нас такая», то есть схемы поведения записаны и не меняются. Начать это менять — это Работа.
© М.П. Папуш, papush.ru

Libertarian

«По легко понятным причинам принудительная потребность в немедленном удовлетворении приводит к особенно вредным последствиям в области полового поведения. Вместе с потерей способности преследовать отдалённую цель исчезают все более тонко дифференцированные формы поведения при ухаживании и образовании пар — как инстинктивные, так и культурно запрограммированные, т. е. не только формы, возникшие в истории вида с целью сохранения парного союза, но и специфически человеческие нормы поведения, выполняющие аналогичные функции в рамках культуры. Вытекающее отсюда поведение — восхваляемое и возводимое в норму во множестве современных фильмов немедленное спаривание — было бы неправильно называть «животным», поскольку у высших животных нечто подобное встречается лишь в виде редчайшего исключения; вернее уж было бы назвать такое поведение «скотским», понимая под «скотом» домашних животных, у которых для удобства их разведения все высокодифференцированные способы поведения при образовании пар устранены человеком в ходе искусственного отбора».
© К. Лоренц

Libertarian

Мой учитель Оскар Гейнрот говаривал в своей грубоватой манере: «После маховых перьев фазана-аргуса темп работы современного человечества — глупейший продукт внутривидового отбора». В его время это высказывание было явно пророческим, но в наши дни оно звучит как разительное преуменьшение, классическое «understatement». У аргуса, как и у многих животных с аналогичными образованьями, воздействия внешней среды не дают виду развиваться посредством внутривидового отбора в направлении все большего уродства и в конечном счёте прийти к катастрофе. Эти благотворные регулирующие силы не действуют в культурном развитии человечества: оно сумело, на горе себе, подчинить своей власти всю окружающую среду, но знает о самом себе так мало, что стало беспомощной жертвой дьявольских сил внутривидового отбора.

«Homo homini lupus est» — человек человеку хищник — это тоже «understatement», как и знаменитое изречение Гейнрота. Человек, ставший единственным фактором отбора, определяющим дальнейшее развитие своего вида, увы, далеко не так безобиден, как хищник, даже самый опасный. Соревнование человека с человеком действует, как ни один биологический фактор до него, против «предвечной силы благотворной», и разрушает едва ли не все созданные ею ценности холодным дьявольским кулаком, которым управляет одни только слепые к ценностям коммерческие расчёты.

Под давлением соревнования между людьми уже почти забыто все, что хорошо и полезно для человечества в целом и даже для отдельного человека. Подавляющее большинство ныне живущих людей воспринимает как ценность лишь то, что лучше помогает им перегнать своих собратьев в безжалостной конкурентной борьбе».
© К. Лоренц

Libertarian

«Достаточно сравнить с открытыми глазами старый центр любого немецкого города с его современной окраиной или эту позорную для культуры окраину, быстро вгрызающуюся в окружающую землю, с ещё не захваченными ею местами. Сравните затем гистологическую картину любой здоровой ткани с картиной злокачественной опухоли: вы обнаружите поразительные аналогии! Если это впечатление выразить объективно и перевести с языка эстетики на язык науки, то в основе этих различий лежит потеря информации.

Клетка злокачественной опухоли отличается от нормальной прежде всего тем, что она лишена генетической информации, необходимой для того, чтобы быть полезным членом сообщества клеток организма. Она ведёт себя поэтому как одноклеточное животное или, точнее, как молодая эмбриональная клетка. Она не обладает никакой специальной структурой и размножается безудержно и бесцеремонно, так что опухолевая ткань, проникая в соседние, ещё здоровые ткани, врастает в них и разрушает их. Бросающиеся в глаза аналогии между картинами опухоли и городской окраины основаны на том, что в обоих случаях здоровые пространства «застраивались» по многочисленным, очень различным, но тонко дифференцированным и дополняющим друг друга планам, мудрая уравновешенность которых достигалась благодаря информации, накопившейся в процессе длительного исторического развития, между тем как пространства, опустошённые опухолью или современной техникой, заполнены немногими крайне упрощёнными конструкциями. Гистологическая картина совершенно однородной, структурно бедной опухолевой ткали до ужаса напоминает аэрофотографию современного городского предместья с его унифицированными домами, которые, недолго думая, в спешке конкуренции проектируют культурно нищие архитекторы. Бег человечества наперегонки с самим собой, описываемый в следующей главе, оказывает губительное воздействие на строительство жилищ. Не только коммерческие соображения, заставляющие использовать более дешёвые в массовом изготовлении стандартные блоки, но и все нивелирующая мода приводят к тому, что во всех пригородах всех цивилизованных стран возникают сотни тысяч массовых жилищ, различимых друг от друга лишь номерами и не заслуживающих имени «домов», так как в лучшем случае — это нагромождения стойл для человеческого скота (Nutzmenschen), если дозволено ввести такой термин по аналогии с «домашним скотом» (Nutztiere).

Клеточное содержание кур-леггорнов справедливо считается мучительством животных и позором наше культуры. Однако содержание в таких же условиях людей находят вполне допустимым, хотя именно человек менее всего способен выносить подобное обращение, в подлинном смысле унижающее человеческое достоинство».
© К. Лоренц

Libertarian

Каждый звук рождается из тишины, потом умирает и возвращается в тишину, и даже в течение того времени, пока он живет, он окружен тишиной. Тишина позволяет звуку быть. Это внутренняя, присущая ему, но только не проявленная часть каждого звука, каждой музыкальной ноты, каждой песни, каждого сказанного слова. Непроявленное присутствует в этом мире как тишина. Вот почему было сказано, что в этом мире нет ничего более похожего на Бога, чем тишина. Все, что тебе надо делать — это лишь обращать на нее внимание. Даже в разговоре с кем-нибудь осознавай и промежутки между словами, и короткие отрезки тишины между предложениями. Когда ты это делаешь, то измерение тишины внутри тебя начинает расти. Обращая внимание на тишину, ты неминуемо придешь к обретению внутреннего спокойствия. Тишина снаружи, спокойствие внутри.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Libertarian

“Когда-нибудь я это сделаю”. Отвлекает ли на себя твоя будущая цель так много твоего внимания, что ты сводишь настоящий момент на нет? Разве он лишает твое занятие радости? Может быть, ты чего-то ждешь, чтобы начать жить? Если ты совершенствуешь эту ментальную модель, то совершенно неважно, чего ты достигаешь или получаешь, — настоящий момент никогда не будет для тебя достаточно хорошим, будущее всегда будет казаться лучше. Это универсальный рецепт постоянной неудовлетворенности и нереализованности, разве ты не согласен?
Может быть, ты тот, кто обычно “ждет”? Какую часть своей жизни ты проводишь в ожидании? То, что я называю “мелкомасштабным ожиданием”, стоит в очереди на почте, парится в автомобильной пробке, мается в аэропорту или поджидает кого-то, кто должен придти, чтобы закончить работу, и тому подобное. “Крупномасштабное ожидание” дожидается следующего отпуска, лучшей работы, ждет, когда вырастут дети, ждет истинных ярких взаимоотношений, ждет успеха, возможности заработать денег, ждет, когда станет значимым, ждет просветления. Людям свойственно проводить всю свою жизнь в ожидании того, когда же она, наконец, начнется.
Ожидание — это состояние ума. В основном, это означает то, что ты хочешь будущего. Ты не хочешь настоящего. Ты не хочешь того, что у тебя есть, ты хочешь того, чего у тебя нет. Находясь в состоянии ожидания, какого бы типа оно ни было, ты бессознательно создаешь внутренний конфликт между “здесь” и “сейчас”, то есть именно тем, где ты не хочешь сейчас находиться, и тем спроецированным будущим, в которое ты хочешь попасть. Это очень сильно снижает качество твоей жизни, заставляя тебя терять настоящее.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Очень хорошая книжка. Уже начинаю замечать мелкие изменения в своём поведении. Хорошие изменения, жить веселее становится.

Libertarian

Карл Юнг в одной из своих книг рассказал о беседе с одним из вождей американских индейцев, в которой тот отметил, что по его представлению большинство представителей белого населения чаще всего носят напряженное выражение лица, имеют жесткий пристальный взгляд, да и ведут себя весьма жестоко и бессердечно. Он сказал: “Они всё время что-то ищут. Что они ищут? Белые всегда чего-то хотят. Они всегда обеспокоены и встревожены. Мы не знаем, чего они хотят. Мы думаем, что они сошли с ума”.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Libertarian

К примеру, даже такая кажущаяся тривиальной и “нормальной” вещь, как неотступная потребность быть в споре правым и делать другого неправым, отстаивая и защищая ментальную позицию, с которой ты отождествляешься, порождена страхом смерти. Если ты отождествляешься с некой ментальной позицией и при этом оказываешься неправым, то твое базирующееся на уме самовосприятие подвергается серьезной угрозе аннигиляции. Таким образом, ты, как эго, не можешь позволить себе быть неправым. Быть неправым означает умереть. Именно это является главной причиной возникновения войн и развала неисчислимого количества отношений между людьми.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Libertarian

Стоит боли завладеть тобой, как ты начинаешь хотеть еще больше боли. Ты становишься жертвой или преступником. Ты хочешь причинять боль или страдать от боли, или и то и другое одновременно. Между тем и другим нет существенной разницы. Разумеется, ты не будешь этого осознавать и поэтому будешь неистово спорить и ожесточенно твердить, что совсем не хочешь боли. Однако, присмотревшись пристальнее, ты обнаружишь, что твой мыслительный процесс и поведение организованы таким образом, чтобы продолжать и поддерживать эту боль в себе и других. Если бы ты был по-настоящему осознающим это, то ее модель растворилась бы, ибо желать больше боли — это безумие, ведь никто не является сознательно безумным.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Видел подобное поведение в других людях, гарантирую, что это чистая правда. Наверное, сам так же себя вёл и иногда веду сейчас.

Libertarian

Возмущение и негодование, ненависть, жалость к самому себе, чувство вины, злость, депрессия, ревность и т.д., даже легкое раздражение — все это формы боли. Всякое удовольствие или эмоциональный подъем уже содержит в себе семена боли, то есть в них всегда есть нечто совершенно противоположное им, что никак нельзя вычленить и отделить и что со временем непременно прорастает.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Libertarian

С другой стороны, эмоции, являясь частью дуалистичного ума, являются субъектами закона противоположностей и подчиняются ему. Это означает только то, что хорошего без плохого не бывает. Таким образом, то, что, глядя из непросветленного состояния, то есть при отождествлении себя с умом, иногда принимают за радость, обычно является всего лишь небольшой областью коротких удовольствий, лежащей внутри полного цикла боли и удовольствий, постоянно сменяющих друг друга. Удовольствие всегда приходит от чего-то, что находится вне тебя, в то время как радость рождается внутри тебя. То, что сегодня доставило тебе удовольствие , завтра может причинить боль, а то и вовсе исчезнуть, и тогда исчезновение этого станет для тебя болезненным. А то, что частенько называют любовью, на поверку может оказаться всего лишь тем, что доставляет тебе удовольствие или же лишь на некоторое время приводит тебя в возбуждение, однако на самом деле это не более чем прилипчивая привычка, то есть влечение к условиям или обстоятельствам , которое во мгновение ока может обернуться своей противоположностью. Спустя некоторое время после того, как первоначальная эйфория пройдет, многие “любовные” взаимоотношения начинают испытывать сильные колебания, фактически перерождаясь из “любви” в ненависть, переходя от влечения к придиркам.
© "Сила настоящего", Э. Толле.

Libertarian

Empty Spaces
What shall we use to fill the empty spaces
Where waves of hunger roar?
Shall we set out across this sea of faces
In search of more and on applause?
What Shall we do Now?
Shall we buy a new guitar?
Shall we drive a more powerful car?
Shall we work straight through the night?
Shall we get into fights?
Leave the lights on?
Drop bombs?
Do tours of the east?
Contract disease?
Bury bones?
Break up homes?
Send flowers by phone?
Take to drink?
Go to shrinks?
Give up meat?
Rarely sleep?
Keep people as pets?
Train dogs?
Raise rats?
Fill the attic with cash?
Bury treasure?
Store up leisure?
But never relax at all
With our backs to the wall
Backs to the Wall
© Pink Floyd

Начинаю понимать, что вся необходимая нам мудрость уже есть в песнях (популярных и не очень).
В приведённом выше тексте автор явно находится в кризисе идей, пытаясь понять, как ему жить в "свободное время" (да, я знаю, что empty spaces не совсем так переводится). Он риторически спрашивает всех нас — "купить ли нам более мощную машину?", "оставаться допоздна на работе?", "забухать?", "отказаться от мяса?" — ведь всё это мы делаем для того, чтобы не оставаться один на один с собой. Заполняем "пустые места" своей души суррогатом, иллюзией жизни, поэтому стали так популярны компьютерные игры — изумительный способ ухода из жизни.
Чтобы убедиться в моей правоте вам потребуется всего-лишь час своего бесценного времени/существования. Возьмите свечу (или любой другой "точечный" объект для привязки взгяда, это важно), зажгите её и сядьте напротив. И смотрите на неё целый час, отслеживая свои мысли. Наверняка минуты через две вы ВНЕЗАПНО вспомните про ТЫСЯЧИ неотложных дел, которые надо делать ПРЯМО СЕЙЧАС И НИ МИНУТОЙ ПОЗЖЕ. Сопротивляйтесь. Потерпите. И потом расскажите мне, какие мысли к вам приходили в конце этого часа. А я свой вчерашний опыт такой "медитации" пока придержу при себе.

Libertarian

У меня есть семья, но я – не семейный человек. Все очень просто: если муж что-то жене должен, то я – не муж. Если жена имеет какие-то права просто потому, что она жена, то я – не женат. И моя любимая женщина, с которой я с удовольствием живу уже много лет, это приняла.

Интересно, а у нее были другие выборы?

© Философские сказки для обдумывающих житье или веселая книга о свободе и нравственности, Н. Козлов

Libertarian

Мужчины абсолютно не правы, когда обвиняют женщин в лживости: на самом деле лгунами бывают только мужчины. Мужчина может соврать: сказать неправду, помня, что все было не так. Женщина же никогда не врет: каждый раз, когда она говорит, что БЫЛО ТАК, она в это верит.

Нормальная женщина не врет никогда – она просто абсолютно не помнит то, что говорила пару минут назад. То есть она может использовать что-то из этих пару минут назад, но уже для совершенно других позиций и чувств. Она каждый раз пребывает “здесь и сейчас”, и каждое новое мгновение ее жизни – ее новая жизнь.

Какая разница, что говорила она полчаса назад – ведь это было полчаса назад, в ее прошлой жизни!

© Философские сказки для обдумывающих житье или веселая книга о свободе и нравственности, Н. Козлов

Libertarian

На мужчинах природа экспериментирует, в женщин же складывает все, что себя оправдало. А по жизни оправдывает себя в первую очередь держать нос по ветру, подстраиваться и держаться вместе со своими.

Поэтому суть женщины – обезьянничанье. Простите, способность подражать и подстраиваться. Приспосабливаться. Это ей дано от Бога – чисто интуитивно почувствовать, что требует ситуация, и быть такой, какой нужно. И тогда она изменит и речь, и манеру поведения, и способ мышления.

Да нет, это у нее не от головы. Это у нее на уровне спинного мозга, причем самых его нижних отделов.

Если будет ОЧЕНЬ НАДО – женщина сменит и свои принципы, и идеалы.

В чем проблема-то? Одни мужские заморочки заменить на другие...

Нет женщины выше Душечки, и Душечка – воплощение ее. Если будет времени побольше, женщина изменит даже внешность и рост.

Не знали? Это подтвердит вам любой генетик. Если мужчина родился великаном или карликом, он и будет великаном или карликом. Изменчивость его (простите) фенотипа минимальна. А женщина вытянется или подостановится в росте – поближе к общепринятым стандартам.

© Философские сказки для обдумывающих житье или веселая книга о свободе и нравственности, Н. Козлов

Libertarian

Маг видел в мире – Женщину, которую надо подкупать, соблазнять, с которой на крайний случай можно договориться – но которая всегда оставалась Тайной.

И мир был прекрасен, как Женщина и Тайна.

Ученый же сделал из мира – Проститутку, которую всегда можно заказать по телефону и поиметь. Естественно, не бесплатно, но без переживаний, ухаживаний и других заморочных хлопот.

В общем-то многие именно поэтому их и предпочитают.

Ученый – властитель над миром природы, а природой мы называем то в мире, что мы победили.

Мир – точнее, тот мир, который видит и делает Наука, можно использовать, но нельзя любить или уважать. В этом мире нет кайфа – есть специфическое раздражение определенной группы нейронов, нет Любимой – есть социальный субъект, отвечающий нашим базисным потребностям. В этом мире нет Святынь, и погибший ребенок для Ученого Анатома – только тело, в котором прекратились процессы жизнедеятельности.

Ученые сделал мир понятным и предсказуемым. Они мир препарировали, разложили на атомы, пришпилили законами и уложили в исчисляемые таблицы. Мир стал мертвым.

И надеяться стало не на что. Что надеяться? Вот это – будет точно. А этого – не будет никогда.

А потом ты умрешь и не будет ничего.

© "Философские сказки для обдумывающих житье или веселая книга о свободе и нравственности", Н. Козлов