• эссе монастырь НА МОНАСТЫРСКОЙ ПАСЕКЕ
    УАЗик прыгал на ухабах и трещал по швам. Но пер и пер вперед.
    — А это, — с восторгом сообщил мне, повернувшись с переднего сиденья отец Христофор, — Андрюхин кордон!
    Я не понял причину радости отца Христофора и потому переспросил:
    — А почему он Андрюхиным называется?
    — А потому... — начал было инок свое повествование, но вдруг замолчал, послышался глухой удар — это стотридцатикилограммовая Христофорова масса оторвалась от сиденья на очередной ухабине и с помощью головы попыталась пробить крышу монастырского УАЗа. — Зараза! — выругался отец Христофор, но тут-же поправился, — Прости Господи!
    — Крышу не проломи, недавно из ремонта, — незлобиво пробурчал монах Нафанаил, что был за рулем.
    — А потому, что там жил Андрюха, — закончил свою мысль отец Христофор, потирая голову. — Он вон в том вагончике жил круглый год, штабеля с лесом сторожил.
    — И зимой? В вагончике? — удивился я, рассматривая ветхое сооружение на колесах.
    — Да, и зимой! Весь день дрова пилит, потом всю ночь топит.
    "Ну, трудолюбивый — ну, и что?" — подумал я.
    — А то, — неожидано отец Христофор стал отвечать на мой немой вопрос, эмоционально шлепая губами на своем заплывшим жиром лице, — что был здесь пожар, видишь все обгорело? А Андрюхины штабеля не затронуло!
    Тут я понял, что расскажут про очередное чудо. Признаться, после того, как я воцерковился, столько чудес повидал, и еще больше услышал, что удивить меня стало довольно-таки трудно. И мое ожидание оправдалось.
    — А то, — повторил отец Христофор, — что он крест сделал из досок и поставил около своего вагончика. Ну, и молился конечно пред ним.
    ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ
    ♡ recommended by @alkov

Replies (9)

  • @Kostylburg, Теперь нужно пояснить, что Андрюха в общем-то, образ жизни вел , эээ.... скажем так: не совсем благочестивый. Почти все недостатки деревенских жителей советского и постсоветского периода присутствовали у него в полном комплекте. А вот надо же! Помиловал Господь!
    УАЗ натужно взвыл и забуксовал. Подключив полный привод, на первой передаче отец Нафанаил осторожно маневрируя, сдал назад.
    — Ну, что-же ты, Нафанаилушка, не можешь чтоли? — заерзал на своем месте отец Христофор.
    При каждом его движениии автомобиль покачивался из стороны в сторону. Ничего не ответив, о.Нафанаил, резко набрав скорость и свернув в сторону, выскочил из "засады".
    — Уф-ф, — облегченно вздохул о.Христофор.
    Отец Нафанаил фыркнул. Он вообще мало говорил. Больше делал. Молча мыл посуду, молча убирал снег, не задавая лишних вопросов молча гнал в любое время суток куда пошлют, хоть в Верхотурье, хоть в Екатеринбург, Серов или Краснотуринск. Работал водителем при монастыре лет двадцать, то есть мирским, а потом р-р-раз! И в мантию! На все воля Божия, — невольно вырвется при подобном случае. То же чудо, только надо его разглядеть. Как Господь укрепляет человека и сколько дает терпения. При всей своей безотказности и послушании, был он напрочь больной. "Каменный человек, — говорил про него отец Христофор, — камни в почках, камни везде". Ему благославлялось кушать ВСЕ даже Великим постом, но делал он это деликатно и осторожно, чтобы не соблазнять братию.
    — А вот здесь, здесь я волка видел, — опять завозился, раскачивая УАЗик, отец Христофор. — А вон там , — спрятанные в щеках глазки приняли умилительное выражение, — там вон на пригорке виднеется пасека. — Грузный пасечник вздохнул и складки заходили волной у него под подрясником. — Там живут мои "девки".
  • @Kostylburg, Не знаю на каком сайте он выхватил этот прикол, но "девками" пчел отец Христофор называл довольно-таки часто. И возможно именно поэтому, не вынося подобную фамильярность, они стервенели с каждым днем все больше и больше, превращались из милых пчелок, купленных у настоящего заводчика под Пермью, в монстров, горящих только одним желанием — влепить жало отцу Христофору или в крайнем случае, его очередному помощнику, и с чувством выполненного долга сдохнуть.
    Дохлых пчел отец Христофор аккуратно собирал, сушил и делал какое-то эксклюзивное лекарство, которое, по словам отца Христофора, можно есть ложками, втирать, дышать и нисказанно наливаться благодаря этому силой и здоровьем.
    Надо же что-то делать, так как меда, увы, почти не было, а расходы на бензин исчислялись в десятках тысяч.
    Желая увидеть стройные ряды ульев, уходящих за горизонт, я ничего не заметил.
    — А где же пасека, — спросил недоуменно я.
    — Да вон же, вон же! Молодой, а ничего не видишь! Вон вагончики стоят!
    Точно! Вдали показались какие-то строения. Пара вагочиков, навес, туалет, недособранный сруб, еще какое-то сараеобразное творение. Натыкано разнообразной недвижимости было от души. А чуть выше, у леса, сиротливо приютилось несколько ульев...
  • @Kostylburg, — Все, приехали! — констактировал факт отец Христофор.
    УАЗик медленно подкатил к вагончику, который был обделан лучше всего. То есть всячески утеплен. Что-то прибито снизу, что-то приколочено сбоку...
    — Это моя келия, а твоя — вот, — о.Христофор указал на соседний вагончик, который был и пониже, так как стоял не на колесах, а на подставках, и вообще, из него доносился подозрительный гул.
    — Чайку попьем? — просил пасечник.
    — Нет, — как-то странно быстро засобирался обратно отец Нафанаил, — надо еще на заправку съездить.
    Я удивленно вскинул брови. Ведь раньше о.Нафанаил жил на пасеке около полугода, и предполагалось, что между ними более теплые отношения. Но, как выяснилось, монашеское бесстрастие отца Нафанаила не делало исключение для отца Христофора.
    — Виктор, — начал свое вступительное слово отец Христофор, — я для тебя здесь игумен. Я для тебя здесь отец Петр, и это благославление отца Петра.
    "Пасека — это мой монастырь," — оставалось только добавить Христофору
    — Если что тебе не нравится, если ты чем-то недоволен, то все претензии расскажешь отцу Петру, когда приедем в монастырь. А пока ты здесь — выполняешь все, что я скажу (прикажу).
    Помните притчу про монаха, который выплевывал сгустки крови? У него спросили:
    — Что ты делаешь, отче?
    Он ответил:
    — Выплевываю слово брата, которое он мне сказал, а я сдержался и не ответил ему...
    Так вот, я бы наблювал сейчас целый тазик, потому-что ничего ему не ответил, а покорно склонил, и-го-го, гриву.
    — Достань дымарь, а то я не могу, — показал он на верхнюю полку, где стоял закопченный дымарь, железная штуковина, в которую засыпают угли, чтобы выкуривать (или обкуривать) пчел. Он так-же был снабжен мехами, для раздутия головешок и увеличивать струю дыма.
    — Ну, что стоишь, я не могу! — воскликнул отец Христофор.
  • @Kostylburg, Чтобы достать дымарь надо было только всать на табуретку. Я мысленно присвистнул: "Куда я попал!" Уж, если он этого не может, то фронт работ для меня раскрывается довольно широкий.
    И тут у меня в голове всплыли слова игумена Петра:"Виктор, твоя задача помогать, обслуживать отца Христофора, у него болят ноги и вообще он очень больной." Но я был так рад своему назначению на монастырскую пасеку, что не придал особого значения его словам. А зря. Это была не аллегория. Это была суровая реальность. Отец Христофор был иеродиаконом. Но не служил. Лишь изредка, раз в неделю, читал Апостола на Литургии в воскресенье, когда приезжал с пасеки. Ноги, ноги... Вес, как я упоминал был кило эдак 120-130. Огромное пузо, брыластое лицо. Хотя утверждает, что ест зело мало, а виной всему нарушенный обмен вешеств. Говорит много и часто, так как считает себя одним из столпов Церкви, и даже кое-что прочитал из Святых Отцов. Четыре года он был послушником. Ходил в подряснике брат Михаил, ходил, и вдруг решил, что его труды как-то не очень-то ценят, что пора бы и постриг принять, сколько можно и тп и тд. Все, как положено, когда наступает уныние и гонит из монастыря. И при думал брат Михаил выход вполне не тривиальный: встанет за храмом и молится часами. (Как же он мог столько стоять с больными ногами?). Все видят что брат Михаил во внутренней борьбе, все видят, что у брата Михаила искушение. Доложили, как положено игумену. Игумен его к себе на рандеву, то есть на исповедь помыслов, так и так, что случилось брат Михаил?
  • @Kostylburg, — Из монастыря я хочу уйти, батюшка, помыслы меня обуревают.
    — Куда это ты собрался-то в пятьдесят лет?
    — В мир, батюшка, бизнесом заниматься.
    — Что это ты надумал? Что не нравится? — сокрушается отец Петр.
  • @Kostylburg, — Да вот, батюшка, я тут все решил, если Вы не хочете меня в иноки стричь, может я не нужен? — делая жалостливое лицо прошлепал губами брат Михаил.
    — Да ты что, брат Михаил! — воскликнул игумен Петр. — Да я тебя!... Хоть завтра!
    Отец Петр — без всякого лизоблюдства скажу, святой жизни человек. Или, по крайней мере, искренний. Настоящий израильтянин, в котором несть лукавства. Говорит, в основном, что думает. Мечтает деревни окрест монастыря воцерковить, активно ищеть мужей своим духовным чадам, которые изнемогли в поисках непьющих супругов и примерных семьянинов. И хотя в монастырь приходят чаще всего на покаяние разбойники, бандиты и наркоманы, которые подлечив душу и тело опять уходят в мир (так как нет места теперь им в монастыре, потому-что остаются смирные от рождения, с образованием и приличным прошлым — такова политика современных архиереев, ибо монастыри теперь — это просветительские миссионерские центры, а не место посыпания голову пеплом) но и среди этого материала он откапывает души, способные нести супружеской крест. Идёт батюшка по этому пути твёрдо, не боясь наломать дров, что он периодически и делает.
    — Может тебе лучше женится, чем так жить в монастыре? — неожиданно спросил он меня как-то раз.
    Знамо дело, что христианин я — никудышный, не то, чтобы монах, но его слова имели эффект разорвавшегося рядом снаряда: разорвать на части — не разорвало, но оглушить — оглушить, или даже контузило.
    — Я что? На жениха позож? — дерзко повторил я крылатую фразу отца Авраама, когда к нему "подкатывали" с подобными вопросами в бытность его метания по монастырям где-бы принять монашеский постриг. А сделать это было нелегко, кто ж захочет брать в братию эталонного еврея, который ещё умнее в несколько раз всех насельников монастыря вместе взятых.)
  • @Kostylburg, Ну, значит, вернёмся от отца Авраама к отцу Петру. Как говорили древние:"Свят, но не искусен." Да и когда было искушаться ему? Через несколько месяцев в монастыре — мантия и священство. На четвёртый, или около этого, год !
    "Это хорошо бы — завтра" — подумал будущий отец Христофор.
    — Ну, чтобы лукавый не посмеялся над нами — подождем ещё немного, — сказал игумен Петр.
    " Искушение", — подумал брат Михаил, но успокоился. Главная цель была достигнута.
    Спустя некоторое время брата Михаила постригли в иночество, а затем через несколько дней рукоположили в дьяконы. Так появился на свет иеродиакон Христофор.
    ***
    Как я уже упоминал, из вагончика, предназначенного для моего проживания, доносится зловещий пчелиный гул, или рёв, как мне показалось.
    Отец Христофор добродушного посмотрел на меня и изрёк:
    — Тебе сегодня придётся поработать. Понимаешь, перед тем, как поехать в монастырь, я заметил, что у меня вылетел рой. Я, конечно, его поймал и поставил в вагончики, а роевницу плотно не закрыл, вот они и вылетели... Одевай костюм и разжигай думать! — приказал он. — Сейчас первым делом будем матку искать!
    Небольшой экскурс в пчеловодство:
  • @Kostylburg, Есть породы пчёл, которые плохо роятся и "добрые" — это "карпатки" и их гибриды. Есть породы средней агрессивности и роевности. А есть агрессивные и не прочь при первой же возможности отроиться — среднерусские. Вот именно их и приобрёл для пасеки отец Христофор. Организовывали экспедицию в Пермский край к одному знаменитому заводчика пчёл. Но, во-первых, даже среднерусская пчела не будет от хорошей жизни родиться в конце сезона, когда семьи берут взяток на зиму. Видать припёрло. Но что самое интересное, интерьер Христоыоровых пчел отличался от среднерусских! У среднерусской пчелы напрочь отсутствует жёлтый цвет в полосках на брушке, тригетах, а только серый, у нашего онлайн-пасечника сплошь и рядом были с жёлтым цветом. Как у "карпаток", но " карпатки" добрые существа, люди работают с ними в рубашках с короткими рукавами, а чтобы подойти к ульях отца Христофора, надо было упаковаться как астронавты перед высадкой на Луну.
    — "Девки" у меня такие! Серьёзные! — восклицал иеродиакон лихо давая их на себе.
    Я натянул на голову шляпу с сеткой, накинул куртку пчеловода и размахивая дымарём направился вслед за о.Христофором в вагончик. В нос ударил протонный запах мёда. Оказывается в углу стояла ещё медогонка. В тазике лежали разбитые куски сот с мёдом, заботливо сложенные и поставленные в угол. Всё вокруг кишело пчёлами.
    — Видишь, в каких условиях Христофор работает! А всё говорят, что Христофор ничего не делает! — трудолюбивый пчеловод любил про себя говорить от третьего лица. — А в каждой ложке мёда — капля крови Христофора.
    Я от злости позеленел. Трудоголик! Выпустил мне в келию целый рой и :"Христофор работает!"
  • @Kostylburg, ЧУПАКАБРА!