• геноцид ворьё деиндустриализация блядиноросы ЭКМО ECMO ЭкстраКорпоральная_Мембранная_Оксигенация ЭКМО — ЭкстраКорпоральная Мембранная Оксигенация (по-английски Extra Corporeal Membrane Oxygenation – ECMO).

    Как работает ЭКМО?

    Само слово экстракорпоральный означает “вне организма/тела”. В общем и целом ЭКМО – это система искусственного кровообращения – аппарат перекачивает и насыщает кислородом кровь пациента вне его тела. Эта процедура проводится в тех случаях, когда все другие виды лечения уже испробованы. Когда человек подключен к ЭКМО, кровь с помощью насоса поступает к искусственному легкому – оксигенератору. Технически, оксигенатор – это устройство, которое насыщает кровь кислородом и удаляет углекислый газ. Когда пациент выходит из критического состояния, его отключают от ЭКМО.

    Простыми словами если ИВЛ нагнетает в легкие чистый сухой кислород и забирает углекислый газ из них, то ЭКМО берет на себя все функции легких по насыщению крови кислородом и удалению углекислого газа из них. Кровь забирается у пациента (через вены), попадает в аппарат ЭКМО, отчищается от углекислого газа, насыщается кислородом и возвращается пациенту.
    В каких случаях используется аппарат ЭКМО?

    ЭКМО требуется пациентам с сердечной недостаточностью, легочной недостаточностью и тем, кто недавно перенес операцию на сердце. Также ЭКМО используют, чтобы оценить состояние других органов, таких как почки или мозг, прежде чем приступать к операции на сердце или легких. Помимо этого, аппарат применяют для поддержки организма пациентов, которые стоят в очереди на пересадку легких – метод экстракорпоральной оксигенации помогает поддерживать ткани хорошо насыщенными кислородом, что делает пациента лучшим кандидатом для трансплантации.

    Сегодня, в условиях пандемии нового коронавируса SARS-CoV-2 (COVID-19), ЭКМО требуется большому количеству пациентов. В Китае экстракорпоральная оксигенация позволила существенно снизить смертность. Но сложность заключается в том, что далеко не во всех странах проводят эту процедуру, к тому же, ситуация с количеством аппаратов ЭКМО такая же, как и с количеством аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). При этом очень часто пациентов подключают сразу и к ЭКМО и ИВЛ, так как это помогает заживлению главного органа дыхания — легких.

    ЭКМО воздействует напрямую на кровь, не затрагивая органы. Более того, пациенты могут быть подключены к аппарату экстракорпоральной оксигенации длительное время. А непосредственно после подключения, человеку не нужна еда, так как все витамины и питательные вещества поступают внутривенно – через катетер.

    Аппаратов ЭКМО в десятки раз меньше, чем аппаратов ИВЛ. Да и стоимость у ЭКМО в разы больше.

    Еще одним немаловажным отличием ЭКМО от ИВЛ является хирургическая процедура, которая чаще всего проводится в палате пациента. Пациенту дают успокоительное и обезболивающие препараты, а чтобы свести к минимуму свертываемость крови, назначают антикоагулянты. Хирург и команда операционной вводит катетеры ЭКМО либо в артерию, либо в вены. Затем делается рентгеновский снимок – это необходимо для того, чтобы убедиться, что трубки находятся в нужном месте. После подключения к аппарату питание будет обеспечиваться либо внутривенно, либо через носоглоточную трубку.



    аппарат этот стоит 7,5 млн рублей.

Replies (4)

  • @Ilya-S-Zharskiy,
    Также во время экстракорпоральной оксигенации пациентам дают определенные лекарства, в том числе: гепарин для предотвращения образования тромбов; антибиотики для предотвращения инфекций; седативные средства для минимизации движения и улучшения сна и др. Чтобы отключить пациента от аппарата и удалить трубки, нужна хирургическая процедура. Перед прекращением ЭКМО-терапии обычно проводится несколько тестов, чтобы подтвердить, что сердце и легкие готовы к самостоятельной работе. Затем – на этот раз в операционной – врач накладывает небольшие швы для защиты места подсоединения трубки. Однако даже если пациента отключили от ЭКМО, ему все равно может понадобиться ИВЛ.

    К сожалению, несмотря на высокую эффективность, процедура ЭКМО действительно несет в себе риски, в том числе:

    Кровотечение из-за лекарства для предотвращения свертываемости крови;
    Инфекция в местах присоединения аппарата;
    Могут возникнуть проблемы с переливанием крови;
    В трубке образуются небольшие сгустки или пузырьки воздуха;
    Повышается вероятность инсульта.
  • @Ilya-S-Zharskiy, А таких аппаратов в РФ — по одному на область.

    zebra-tv.ru

    До конца года отделение анестезиологии и реанимации ОКБ получит аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). Он даст дополнительную возможность врачам спасти пациентов с острой дыхательной недостаточностью, например, с тяжелыми формами пневмонии и осложнениями гриппа, сообщает пресс-служба департамента здравоохранения администрации Владимирской области.

    В процессе проведения ЭКМО кровь пациента забирается из вены, насыщается кислородом, а затем возвращается в артерию. Данный метод показан пациентам в случае неэффективности терапии с применением искусственной вентиляции легких.

    Это пока единственный аппарат ЭКМО в государственных больницах региона-33. На приобретение данногооборудования из областного бюджета было выделено 9 млн рублей, уточняет облздрав.

    Напомним, в начале этого года федеральный резонанс получила история гибели 31-летней многодетной матери Юлии Апеновой — женщина скончалась в юрьевецкой больнице №6 в результате осложнений после перенесенного «свиного» гриппа. Юля умерла рано утром 2 февраля.



    О ее смерти родственникам сообщил не врач, а похоронный агент. Родные уверены, что женщина скончалась по вине врачей — несмотря на ухудшающееся с каждым днем состояние, адекватной помощи она, по мнению родственников, не получала. Юля писала мужу СМС, что умрет в больнице, что ее не лечат. В итоге пациентка попала в реанимацию с пневмонией и отеком легких, и ее не смогли спасти. По факту смерти Юлии Апеновой владимирский СледКом возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих должностных обязанностей). Как сообщили Зебра ТВ в СКР, расследование этого дела в настоящий момент продолжается.
  • @Ilya-S-Zharskiy, Само оборудование стоит от шести до 13 миллионов рублей, а расходные материалы на один клинический случай — 250-500 тысяч рублей. Себестоимость лечения тяжелого пациента, который подключен к ЭКМО, составляет в среднем 1,5-1,8 миллиона рублей. К слову, власти Ростовской области выделили на покупку оборудования 32,5 миллиона рублей.


    Проведение ЭКМО — одна из самых дорогих услуг в системе обязательного медицинского страхования (дороже разве что замещение функции печени). Если бы аппараты для экстракорпоральной оксигенации производились в России, цены, разумеется, были бы ниже. Но пока отечественное оборудование нуждается в доработке и клинической практике. Основные производители аппаратов ЭКМО — Германия, США, Япония.


    доступ к ЭКМО есть в 31 российской клинике, но за 10 лет аппараты применяли всего 176 раз. Однако эта цифра, как пояснили в альянсе, сильно занижена. Делиться данными о процедурах ЭКМО готовы не все клиники, поскольку нет соответствующего указания от чиновников.


    Согласно другим сведениям, только в 2018 году было зафиксировано около 350 случаев применения ЭКМО. Но и это очень скромные показатели. В идеале на миллион человек в год должно приходиться 50 подключений. По всей России это около 7250 процедур! А в период эпидемии свиного гриппа или коронавируса потребность в ЭКМО может увеличиться в разы.
  • @Ilya-S-Zharskiy, не все врачи владеют данным методом, поэтому нередко оборудование простаивает без дела.


    «Один из примеров — больница имени С.П. Боткина в Санкт-Петербурге, — рассказал в беседе с Daily Storm главный анестезиолог-реаниматолог МЧС России Даниил Шелухин. — Туда должны уходить тяжелые пациенты с пневмонией, но больница Боткина не имеет ни одного случая ЭКМО-поддержки. У них просто нет опыта, хотя оборудование стоит с 2016 года. А когда появится реальная необходимость, врачи начнут тренироваться на первых пациентах. И результат будет заведомо плохой».


    Вторая причина — техническая оснащенность, но по этой части здравоохранение чуть-чуть продвинулось, считает Шелухин: «Еще в 2016 году, когда вспыхнула эпидемия свиного гриппа, чиновники выделили деньги, закупили, отрапортовали... и на этом все. Да, чиновникам интересно закупать оборудование, но неинтересно выстраивать логистику, работать с отчетностью и содержать фонд расходных материалов».


    К тому же не во всех городах метод ЭКМО применяется в рамках страховой медицины. Без поддержки чиновников больницам приходится самостоятельно закупать оборудование, если на это есть средства. Чтобы войти в список ОМС, врачи рассчитывают тариф (стоимость подключения к аппарату и пребывания в реанимации в течение первых суток), а чиновники принимают решение — оплачивать его или нет.


    «Опять же, в 2014 году мы просили, чтобы Санкт-Петербургу предоставили тарифы на ЭКМО, но с нами никто не стал разговаривать. Дескать, отстаньте с вашими космическими технологиями, которые придут к нам через 100 лет. В итоге, когда в 2016-м началась пандемия свиного гриппа, позвонили уже нам и сказали: «Ну где ваш тариф? Тащите его скорее», — рассказал реаниматолог.


    К тарифам привязана закупка расходных материалов. Из-за нехватки средств не всегда можно найти правильные канюли (трубки для процедуры). К примеру, поступает маленький пациент, а трубка куплена на взрослого и подключение к аппарату становится невозможным.