← All posts tagged копипаста

Ezgard

Гаснут свечи, и вновь пустеет зал.
Все реже встречи, и ты об этом знал,
Вновь и вновь пытаешься понять, что так давно искал.
Все та же сцена, все та же тень портьер.
Все та же тема: герой и изувер.
Зажигай! Ведь должен быть хоть кто-то, чтоб сказать: "Давай!"

Show must go on. Да будет шоу!
И сердце пусть разбито,
и пот смывает грим, но на лице ... улыбка…

Чтоб ни случилось, я вновь пойду ва-банк.
И снова рана, оконченный роман…
Вновь и вновь пытаюсь я понять, зачем все это мне..

Уходят годы, уже не тот запал.
И мы уходим. Наверно, я устал.
Уже заходит солнце, мне б вырваться на миг из этой адской тьмы…

Show must go on. Да будет шоу!
Пусть сердце вдрызг разбито,
и пот смывает грим, но на лице ... улыбка…

Как крылья бабочки душа моя цветет.
И, если веришь, сказка непременно оживет!
Кто со мной? В полет!

И снова улыбнусь,
нет, я не отступлюсь! Я в этом шоу!
Я круче всех и свой успех
я должен непременно отстоять в этом шоу…
Шоу...
Show must go on ….

Более-менее кошерный перевод Квинов

Ezgard

А вот интересно. Советский солдат, воевавший во (на?) второй мировой войне воспринимается сегодня исключительно могущественным героем. Он как Алеша в Трептов-парке. Он не ковыряет в носу, он простой парень, у него нет квартиры от государства. Он хороший по умолчанию. Он завоевал для нас победу, за это мы должны ему кланяться в пояс.

А чем он отличается от участника любой другой войны? Почему солдат 1812-го года не заслужил такого же трепетного отношения? Почему ветеранам гражданской войны не принято было кланяться и памятники не ставили? Финской, японской, хуйзнаеткаковской?

Участник ВОВ автоматически покрывается слоем золота, даже если он чистил картошку в тылу.

Идиотизм начался при Брежневе, когда секретари парткома вдруг поняли, что война — это наше все. Срочно по всей стране заебенили бетонного, чугунного, бронзового говна. Даже на острове Шикотан поставили на постамент списанный танк, хотя там никакой войны не было. Привезли на корабле.

Дальнейший процесс протекает в полном соответствии с языческими алгоритмами. Вместо условностей и кратких ритуалов мы получаем тяжеловесные идеологические кубометры унылого говна. Люди боятся снять георгиевскую ленточку месяцами, чтобы не обидеть дух предков. День победы стал параллельной религией. Закрепительный мотив такой же, как в христианстве: они страдали за нас, они своей жизнью вырвали нам победу. Как и в христанстве не уточняется, что делать, если я не просил за меня страдать.

В других странах, например в США, принято любить всех солдат всех времен. Я никогда не видел там особенного отношения к воевавшим в 45-м. К ним относятся просто с уважением, все-таки они уже старенькие. А ко всем остальным солдатам — включая сегодняшних — тоже относятся с уважением. В каждом аэропорту висит надпись "Приветствуем наших ребят, возвращающихся с героической миссии в Ираке". В каждом городе на деревьях висят большие желтые ленты в поддержку солдат. Перед домами стоят флаги. Женам солдат печенья малознакомые люди носят.

В такой атмосфере никому не придет в голову как-то особенно выделять подвиг деда, кладя хуй на подвиг соседа. Война всегда говно. А солдат всегда выполняет чужую волю, он образец преданности стране. Тот факт, что он воевал 65 лет назад, совершенно никак не возвышает его над другими солдатами. И это было совершенно ясно сразу после победы: поставили 10 памятников и славно.

Ezgard

ПАМИТКА ДЛЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ, КТО СРАЖАЕТСЯ ПРИ ПОМОЩИ ШАУРМА

Как и любой другой оружие, шаурма надо умёт с ним хорошо обращатся. Если ты хочещь, щтобы твой шаурма попал точно в цел, нужьно запомнит несколко важний вещи:


1) Всегда улибайся. Особено когда секретным ложечком кладещь в шаурма микроб. Когда руский гяур реактивний задница на унитаз плакать будет, он не на тебе подумает, а на свой наташа-жена. Потому щьто ты в чистый белий щапочка улибалься и два раза брат ему сказал, а жена хмурый суп халадильник забыл поставить, микроб сам родилься.
2) Будь осторожен с белий и красний соус. Помни, щьто они должен соединится толко у гяур в животе. Если ты нечяйно запачкаещь себе оба соус — понос может произойти прям у тебе в руках.
3) Правилно чередуй, когда ложит в шаурма микроб, а когда просто ложит. Если ты на виду у покупател идещь с лаваш в туалет — у него может быть подозрений.
4) Всегда делай толко хорощий шаурма для менты. Помни: сытый менты кусают толко своих. Пусть собак кущает завернутий в лепещька свинья, мент с шаурма в руке — это маленкий, но очен идеологический победа.
5) Аккуратно обращайся с куриный шаурма. Его надо делат нимнощько сырой, щьтобы вирус птичий грипп не погиб. Если специалный боевой курятина кончилься, можно исползоват московский ворона, но никто не должен видет, как ты викидываещь чёрный перо.
Если к тебе в палатка прищел санэпидстанция с микроскоп — не торопись взрывать свой палатка. Во-первый, может он просто прищел покущать и показать микроскоп вместо заплатить денги. Во-второй, вражеский санэпидстанция легко обмануть. Когда он положит шаурма в микроскоп, тебе нужьно посвистеть какой-нибудь нейтральный мелодия. Тогда весь микроб побежит на другой конец шаурма. Гяур тупой, думает, щьто нанотехнологий толко он один изобрёл. А наш военный бактерий лучщий в мире! У него есть ущи и длинный ножки.

Примечаний
Воины шаурмы! Очен скоро ващ нелёгкий борьба будет легче. Наши братья, водители газелей, идёт к вам на помощь. Летом мы начнём продавать шаурма в марщрутках. Пусть гяуры ходит, ездит и бегает под себя!

Ezgard

Мы тут любим показывать свою циничность, бравируем смехом над трупами и изнасилованными детьми — но реальность в том, что нам похуй. мы ощущаем себя такими лузерами, что всякое говно вокруг безмерно чище и выше нашего самомнения.
Нам не нужны люди, людское тепло… Нет, оно нам надо, это заветная тайная мечта, в которой ни один битард не признается даже на анонимной имиджборде через тор и прокси (у меня такой мечты, например, нет). Мечта о понимании, о том, чтобы нам делали хорошо, любили, нежили. Чтобы от нас ничего не хотели, и мы были бы всем нужны… Оставьте нас в покое! Но не оставляйте нас… нам плохо.
Мы не гордые «санитары интернета». Мы душевнобольные, хроничести и тяжко. У нас не бывает приступов — лишь ноющая боль души, которую мы привычно глушим лулзами и цинизмом. Цинизм — это всегда крик «спасите меня» — и ядовитые шипы навстречу тем, кто попробует шагнуть ближе…
Новый год — момент катарсиса. Момент, когда каждый битард озлобляется, становится не по-битардовски истеричен. Новый год — это когда каждый из нас понимает, какая это глупость — ёлка, новый год, смех и шутки, друзья, семья, что всё это хуйня по сравнению с гомонеграми; да и гомонегры тоже хуйня, мы одни и нас никто не любит. Потому что те, кто нас может любить (и быть может пытается показать симпатию) вызывает в нас иррациональный страх. А если это семья — то раздражение и ненависть. Мы плохие (неудачники, уроды, девственники, задроты) — и потому мы бежим от тех, кто проявляет к нам чувства, потому что мы лишь острее ощущаем свою мерзостность. Потому мы гордимся одиночеством и задротством. Но на самом деле мы плачем. Где-то там, внутри, сжавшись в комочек, плачем о нашей жизни. Которая уже проёбана, и день ото дня всё плотнее забивает канализацию, куда мы её спустили… когда? Наверное, когда в школе не понимали как говорить со сверстниками. Или когда дрочили, так и не подойдя к девочке (мальчику), а о том шансе потом вспоминали триста раз, издрочили в фантазии этот момент до выцветшей пустышки, и так и не сделали шаг. Потому что ходить не умеем. Не умеем ходить к людям. Ходить с людьми.