← All posts tagged слушать

CurlyZu

Оторвали от руля, не вращается земля, только я иду с нуля.
По-собачьи запою, по-звериному сжую глупую любовь свою.
Длинную, длинную, словно поле минное,
Долгую, долгую, будто дно под Волгою.

Я не сбросок, не ощеп, у меня есть соль и хлеб, и под звездами вертеп.
Я завою на луну, ее свет пойдет ко дну, как слюну любовь сглотну.
Длинную, длинную, как похмелье винное,
Жаркую, жаркую, как огонь над чаркою.

По походке, по глазам я приметен небесам, спотыкаю себя сам.
То по-птичьи засвищу, то по-рыбьи заплещу, я любовь свою тащу.
Сильную, сильную, словно многожильную,
Давнюю, давнюю, как траву отравную.

Оторвали от руля, не вращается земля, только я иду, скуля.
По-собачьи запою, по-звериному сжую глупую любовь свою.
Длинную, длинную, как поля целинные,
Долгую, долгую, словно дно под Волгою.

CurlyZu

Если день в тоске постылой
Тащится с утра.
Если снова всё как было,
Вечное вчера.
Свет небесный, путь земной,
Нет вдали огня.
Будь со мною, будь со мной,
Не оставь меня.

Прокатился век за месяц.
Кто тому виной.
Вертит, вертит крылья мельниц
Ветер ледяной.
Занесёт сухой листвою
След былого дня.
Будь со мною, будь со мной
Не оставь меня скитаться

В городе пустом
Темной полночью квитаться
С тенью под мостом
Сквозь туман петлять рекою
Между сонных трав,
Не оставь меня в покое,
Не оставь.

А когда во тьме кромешной
Засияет вновь
Вслед за доброю надеждой
Верная любовь.
Над землёю, над весной
Крыльями звеня,
Будь со мною, будь со мной,
Не оставь меня.

CurlyZu

Я СМОТРЮ НА ТЕБЯ

Я умею смотреть на тебя бесконечно —
Как на древнюю медь и бегущую воду.
Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем
Дышать. И уже ненавижу свободу.

Я могу каменеть, останавливать вечность,
Приникая губами к ознобу мурашек.
Я могу обгонять своё время по встречной,
Чтоб увидеть тебя хоть минутою раньше.

Я не помню других. Я уже не играю
В эти полутона отражённого света.
Я почти научился любить, не сгорая,
Но ещё не умею любить безответно.

Я смотрю на тебя, я цепляюсь по-птичьи
За последнее солнце, согретое  взглядом.
Я могу описать твою жизнь постранично —
С того места, где мы появляемся рядом.

Я не знаю ответов — ни старых, ни новых.
Я храню твоё имя в названиях песен.
Я кружу в исступленьи гудков телефонных —
По бульварам Тверской,
По булыжникам Пресни.

.....   .....   .....   .....

Я умею смотреть на тебя бесконечно —
Как на древнюю медь и бегущую воду.
Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем
Дышать. И уже ненавижу свободу...     АЩ 2009

CurlyZu

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", — бормочу сквозь сон. "Сорок", — смеется время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

CurlyZu

Впадаю в детство. Слушаю Ниже Нуля. интересно, зацепит или нет?
Вчера была на концерте.. Глухо. Чуть чуть подпела, что знаю. Поснимала. Но — не зацепило. Возможно, потому, что за 5 лет, пока я их не видела — сменилась половина состава, опять сменился вокалист. В зале было только одно знакомое лицо — и как зовут девочку, я даже не помню. Очень странные ощущения.
А ещё резануло, когда заиграли старую мелодию — но с совсем новыми словами.
Определённо надо поискать старые-старые записи. Где-то они были. Надо будет вокалистов потрясти. Всех по списку.

CurlyZu

Ты подвластен гипнозу костра, лес тебе дарит мудрость
На прощанье махнув нам рукой, ты уходишь в рассвет
Тебя манит дорога, пора, друг, прости, уже утро
Распусти свои крылья по ветру — Лети!! передай от нас солнцу привет!!
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!
И на пыльных ботинках росой пишешь ты ее имя
Ее голос согреет тебя даже лютой зимой,
Счастье пить в одного нелегко, ты расделишь с другими,
Для чего-же друзья? Их так много, смотри! Позови, все пойдут за тобой!
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!(с)
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!
Ты вернешься, конечно вернешься! Оставь здесь надежду!
Каждый станет немного добрее под этим дождем...
Улыбнешься, опять улыбнешься. все станет, как прежде...
Возвращайся скорее! Мы тебя прямо здесь подождееем...
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!
Ты улыбнись врагу, злость сотри в муку, будет снова рассвет поутру,
Повторяй заклинание — Быть Добру!


Экспедиция Особого Настроения

CurlyZu

Сколько-то лет назад, едва-ли не 10, я была на концерте ДДТ. И слышала, как больше 10 тысяч человек чисто и в тон пели вместо Шевчука припев:
— Что нам ветер да на это ответит,
несущийся мимо, да сломавший крыло.
И упав между нами, так недолго любимых....

никогда больше такого не слышала и не ощущала

CurlyZu

Расплавленным воском в горло подъезда втекаю,
Ничего что я без стука?
Только бы не оказаться лишним, не показаться скучным,
Любить — наука, я буду лучшим.