Linda-chan

Попаданцы тогда. Космонавт попадает на другую планету, где царит фентези с мечами и магией. Он использует знания, навыки и научные достижения нашего мира, чтобы успешно выживать. Постепенно он завоёвывает уважение лордов, королей и простого народа и в итоге приходит к успеху.
Попаданцы сейчас. Космонавт попадает на другую планету, где царит фентези с мечами и магией. В первом же поединке с местными выясняется, что, в отличие от велосипедистов и актёров, тяжело вооружённого варвара или стремительную амазонку проблематично валтузить резиновой дубинкой. Приключения на том и заканчиваются.

doctorstal

Тільки минулого тижня зрозумів що вимоги до баз даних ACID і BASE — це типу кислота і луг (основа) — акроніми підкреслюють протилежність принципів. Майндфак.

cerceo

Я продолжаю тему про лингвистический релятивизм, которую начала в 2933105, 2933214.

Какое место занимает гипотеза лингвистической относительности в мире сегодня?
Оговорюсь, что вряд ли мы когда-либо с точностью проведём линию между языком и мышлением, поэтому гипотеза скорее всего так и останется гипотезой наравне с тем, насколько мы можем быть уверены в том, что тот красный, который вижу я — это тот же красный, который видите вы. Однако апеллировать к ней легко, и люди этим с удовольствием занимаются.
Поехали:
1) В культуре. Все же видели Прибытие и не поняли про что там? Там про то, что изучив чужой язык, ты изменяешь мышление. Прям буквально: изучил язык септоподов и как они теперь видишь будущее. Есть рассказ, кстати. К сожалению, за годы использования других языков в моем мозгу не появилась категория определённости /неопределённости существительных (артикль то есть), так что и будущее я бы вряд ли научилась видеть. И вы вряд ли.
Вообще, много таких произведений, тот же воннегут с тральфамадорцами его. Новояз Орруэла туда же (искореняя слово, мы якобы лишаемся понятия)
2) В обществе. Ой, тут все плохо. Эта теория очень хорошо подходит как правым, так и левым.
— В прошлом языки делили на дикие и цивилизованные, неразвитые, утверждая, что племена, в чьем языке отсутствуют числительные, не способны к развитию торговых отношений и социальному развитию (ничего подобного, построили там школы и учат математике спокойно).
— Наверняка, вы слышали о непереводимости каких-то слов, о выражениях, которые раскрывают какие-то особенности мышления народа. Как переводчик подтверждаю, что все спокойно переводится, любое слово можно объяснить и перевести вне зависимости от источника и языка перевода. Действительно, языковой знак произволен, и какой-то язык произвольно выбирает, как именно членить действительность: в каком-то языке есть много слов, которые, на вкус чужака, означают одно и то же или же обозначают понятие, которого нет в его языке (это явление называют лакуной), но это не значит, что постичь понятие, стоящие за таким языковым знаком, невозможно. Пример: commute переводится как "ездить на общественном транспорте на работу, как правило, из пригородов больших городов". Это пример лагуны был, если что.
— Ваш любимый момент. Феминитивы. Ну вообще-то это частный случай, есть куча примеров, когда люди стараются повлиять на язык, чтобы через него отразить происходящие в социуме процессы. Сторонники таких изменений также опираются на теорию языковой относительности, утверждая, что если начать говорить иначе, то и реальность вскоре подстроится. Язык и впрямь является моделью реальности, воспринимаемой человеком. Но тут скорее вопрос о том, являются ли социальные изменения сопутствующими реформам языка, когда язык предоставляет инструменты своим пользователям для более точного отражения реальности, или, наоборот, язык меняется вслед за изменениями в обществе. Примером служит появление обращения "товарищ" после революции, которое призвано уравнять всех граждан в отсутствие сословий и классов, а потом было упразднено как символ всего советского. Не уверена, как это влияет на мышление (или тем более, определяет его). Процессы, лежащие за этими попытками изменить язык, скорее относятся к сфере социологии, чисто лингвистически нет ничего особого в том, что понятию начинают присваивать другой языковой знак — это и так происходит слишком часто, главное условие для этого — некий общественный консенсус, что это слово подходит.
3) Гипотеза Сепира-Уорфа живет и находит свое развитие в науке и сегодня. Для этого можно почитать Стивена Пинкера, Ноама Хомски, Эверетта. Но она скорее теперь ушла в изучение психолингвистических процессов и механизмы приобретения языка детьми, отбросив национальный налёт. Изучают то, насколько быстро дети учатся тому или иному языку, например, то есть какие когнитивные усилия требуются для приобретения того или иного языка безотносительно от приписывания каких-то детерминированных свойств носителям.

grizzly-8

Робопылесосы это тема. У меня терь есть китайский вариант такого чудища и он охренителен. У него снизу датчики падения на случай многоэтажности вашего дома и это приводит к ситуации, которая порадовала бы самого Ницше. Ступенек у меня нет, но зато в зале есть ковёр с небольшими участками черного (ну, раскраска такая). Он наезжает на них, останавливается намертво и начинает орать, что не сдвинется с места потому что видит под собой пропасть. Он, маленький круглый кусок пластика и железочек, смотрит на такую банальную вещь как ковёр и видит там Великое Ничто. Техподдержка посоветовала заклеить датчики чемнить беленьким и терь он радостно гоняет по ковру. Но я-то знаю, что ослепил его и лишил чего-то экзистенциально важного.

stanislavv
URL

ailev.livejournal.com — Кадавр, неудовлетворённый графомански
"""
OpenAI сделал кадавра, неудовлетворённого графомански — blog.openai.com Подробности про кадавра, неудовлетворённого желудочно, погуглите — тут такой же, только он не ест, а пишет! Пишет, например, рецензии к продуктам — от живых рецензий не отличишь, ни за что не догадаешься, что их кадавр написал. Пишет короткие рассказы. Пишет реплики в чужие блоги. Пишет всё, разнообразно и красочно. И внутре у него не неонка, а нейронная модель GPT-2 с полутора миллиардами параметров, натренированная на 40GB текста из 8 миллионов интернет-страниц. Оказывается, в мире нейросетей размер имеет определяющее значение. Если сделать достаточно большую нейросетку, натренировать на достаточно больших объемах качественных данных, то можно получить чудесного кадавра, предобученного болвана искусственного интеллекта.

[...]
И OpenAI, публиковавший раньше в open source (он поэтому и называется OpenAI!) все свои достижения, принимает решение не отдавать код этого кадавра в общественное пользование. Ибо это атомная информационная бомба: включаешь кадавра, дообучаешь его на каких-то своих нехитрых маленьких данных свечного заводика, и завтра вся Сеть будет забита самыми разнообразными (кадавр дьявольски изобретателен! он учился на опыте миллионов людей!) текстами на свечно-заводскую тему. Хотя о заводиках никто не думает, больше думают, конечно, о "влиянии на выборы". Когда этот код дали поюзать Gardian, журналисты сразу предложили писать о Brexit — и вот, быстро и свободно этот кадавр подхватил тему! Поглядите, как лихо: youtu.be

Что тут страшного? Ну, ничего особенно — но за ночь написать правдоподобных (фейковых, лживых, но очень правдоподобно выглядящих текстов) примерно столько, сколько уже написано человеками, и запостить эти тексты везде, куда их можно постить, этот кадавр сможет. Капчи его не остановят, эта проблема с капчами давно решена. Ольгинские тролли отдыхают и уходят пить горькую, их окно возможностей закрылось.
[...]
"""