← All posts tagged вспомнилось

Antonische

Белый флаг. За кого нам должно быть стыдно?



Сейчас многие говорят, что очень стыдно за спортсменов, соглашающихся ехать на Олимпиаду под чужим белым флагом.

Но мне стыдно не за спортсменов, которые вложили и вкладывают на бесконечных тренировках уйму своего собственного труда, сил, нервного напряжения, чтобы быть достойными представителями Родины на международной арене, и готовы защищать её спортивную честь личным участием, — а за то наше с позволения сказать «правительство», что погрязло в коррупции, стяжательстве, воровстве и закономерных скандалах, и назначающего самых бездарных и немощных, самых одиозно-скандальных министров в это «правительство» горе-президента, который не способен и даже не пытается дать отпор откровенно-циничному издевательству над нашей страной со стороны зарубежных русофобов во всяких насквозь прогнивших МОКах и прочих сомнительных «комитетах», состоящих из низких и мерзких прислужников Запада, которые беззастенчиво и безнаказанно устраивают против России одну провокацию за другой, даже не утруждая себя созданием видимости «объективности» бросаемых обвинений и подкреплением их сколько-нибудь вескими «доказательствами» оных.
Стыдно за так называемого «главу государства», который позволяет всяким зарубежным шавкам, содержанкам Штатов, публично и нахально вытирать ноги о «возглавляемое» им государство! 8-(((

Попробовал бы кто-то хоть что-то подобное когда-либо учинить против Сборной Советского Союза? — Не было такого! И быть не могло. Потому что все поползновения неуважительного отношения к СССР решительно пресекались на корню.

На моей памяти был, например, такой случай — гораздо меньшего масштаба: на одном из чемпионатов во время выступления нашей прославленной пары фигуристов И.Родниной и А.Зайцева вдруг смолкло музыкальное сопровождение. Но наши спортсмены не дрогнули, не остановились, а продолжили катание и выполнили всю свою программу до конца в полной тишине (ибо весь стадион изумлённо затих и следил за происходящим, затаив дыхание), причём соблюли заявленное время выступления с точностью до секунды!

После этого растерявшееся жюри, посовещавшись, стало говорить, что неполадка со звуковой аппаратурой устранена и теперь нужно всё выступление … повторить (!), поскольку, мол, в правилах-де записано, что участники должны выступать под музыку.
Выходит, наши спортсмены, уже уставшие от только что выполненного катания, должны выйти снова, и оцениваться у них будет то, что они смогут показать только со 2-ого раза, когда их лучшие силы уже истрачены только что? И это должно считаться «соревнованием» со спортсменами других стран, которые будут выходить на лёд в своей наилучшей физической форме??!

Нет уж, господа хорошие, это как минимум нечестно! — И наши (как сами фигуристы, так и их тренеры) гордо и категорически отказались: не наша вина, что пропал звук, а потому оценивайте то, что вы видели!
И весь стадион стал тогда поддерживать наших фигуристов аплодисментами.

В конце концов судьи выставили свои оценки, не посмев снижать баллы нашей паре, и она, получив свои заслуженные «шестёрки», в итоге снова завоевала чемпионский титул и золотые медали! А устроители той провокации остались тогда ни с чем и, очевидно, вынуждены были сделать для себя вывод, что козни против советских спортсменов не приводят к успеху.

Но то была эпоха СССР, который вынуждены были уважать и считаться с ним даже самые отъявленные враги. А теперь у нас иные времена и иная страна: каковы её правители, таково и отношение к ней, — над нею всякие зарубежные сявки вполне могут публично издеваться, и им это абсолютно сходит с рук!
Вот за это-то как раз и стыдно. :-(((



© 18.12.2017, proza.ru




(*) «Шестёрки» — оценки «6.0», т.е. наивысший бал, который по тогдашней системе судейства мог поставить каждый из судей на соревнованиях по фигурному катанию.

Antonische

Сказка об Ишачке Иа и его большой обиде.


Жил-был на свете Ишачок Иа. Его держали при институте: никто не мог сказать, как и зачем он туда попал, но это случилось очень давно, и к нему здесь уже привыкли. Иногда на нём возили воду, посылали в деревню за морковкой и капустой и использовали для других надобностей. Но чаще Ишачок сам находил себе занятие.

У Иа были большие тёмные глаза, по которым всегда было трудно догадаться, о чём он думает и что сейчас скажет. А может быть, он просто говорил не то, что думал, или не думал, что говорил, — кто знает...

Иа был не самый сообразительный ишачок из тех, каких я когда-либо видел. Но в нашу сказку попал один только Ишачок Иа.

Однажды студентов института отправили в поле убирать морковку. Отправили вместе с ними и Ишачка, ибо если уж это можно сделать, то зачем же оставлять его при институте?

Студенты встали на грядки и начали дёргать морковку, а Иа путался между ними и не знал, чем заняться. Он подходил к одному из работающих и съедал около него морковку, потом подходил к другому — и съедал другую морковку. И так целыми днями Иа неторопливо жевал и отрешённо смотрел, как другие работают. Лишь иногда он пытался с кем-нибудь заговорить, но каждый раз при этом нёс всякую чепуху.

Все уже знали, что если пришёл Ишачок Иа, то сейчас будет сказана или сделана какая-нибудь глупость — ослиная, разумеется. Работа, конечно, сразу приостанавливалась...

И вот приехал как-то в поле другой Начальник, который был несколько постарше, чем Иа. Он быстро всё понял, подозвал к себе Ишачка и сказал ему:

«Слушай, уйди с поля — они без тебя лучше работают!»

«И-и-и!.. А-а-а?..» — удивлённо икнул Ишачок, но возразить не посмел. Он ужасно обиделся и ушёл в лес за грибами.


© Примерно 1979 — 1981. stihi.ru в сборнике stihi.ru

Antonische

Сегодня печальная годовщина событий августа 1991-ого года.
..........................................................


Сергею Кузнецу-Неверскому ( stihi.ru )
на его «Чёрный август», stihi.ru


Чёрный август и чёрные годы


Да что там август! Каждую неделю,
И каждый день мы слышим в «новостях»:
То инвалиды заживо сгорели,
То арсенал взорвался в пух и прах,

То падают на взлёте самолёты,
То тонут корабли и катера,
А фабрики и люди без работы,
Зато в бюджете — чёрная дыра...

В цепи причин отнюдь загадки нету,
Лишь вспомните: когда «пошёл процесс»? —
Тогда, когда на родину Советов
Опять впустили «частный интерес».

С тех пор, как правят доллару в угоду
Присвоившие власть временщики,
Всё время беды сыплются народу,
Обиды от властей и тумаки.

Но эти безобразия не вечны:
Взбунтуется измученный народ,
Согбенные свои расправит плечи
И с них своих мучителей стряхнёт.


© 31.10.2012, stihi.ru в сборнике stihi.ru

Antonische

(Эпиграф)

Горько-сладкий запах воздуха,
Листья желтые в ногах.
/Журавли летят без отдыха
В ярко-синих небесах.

Улетают — возвращаются:
/За морями счастья нет.
Лето в осень превращается,
/В седину — круженье лет.

(© Vadim: «Осенний аромат». 21.12.2001)



Горько-сладкое счастье


Счастья нет ни на чужбине,
Ни в насиженном краю.
Счастье в том лишь, что не стынет
Кровь, когда я песнь пою.

Счастье в том, чтоб к поднебесью
Взмыть и клином полететь,
Подарить собрату песню
Или в тон ему подпеть.

Счастье глубже, чем потеха,
Счастье горше, чем полынь:
Стуку сердца вторит эха… (*)
Сердце! Ты лишь не остынь!


© 22.12.2001, stihi.ru в сборнике stihi.ru



(*) «Эха» — традиционный фидонетовский «диалект»: это вид коллективного общения, род рассылки; здесь имеется в виду, конечно, Ru.Parnas ( fido.ym-com.net , usenet.su , groups.google.com )

Antonische

Мы все — наследники Поэта:
Впитали мы с младых ногтей
Всю прелесть Сказок, им пропетых, —
Про добрых семь богатырей,
Про чудеса у Лукоморья,
Про хитроумного Балду,
Что у чертей оброк отспорил
Попу-сквалыге на беду... ;)

Мы незаметно так взрослели,
Как будто с нами рос и он:
Вот с нами "Моцарт и Сальери"
И "Сцены рыцарских времён"...
Быть может, даже слишком рано
Мы для себя открыли вдруг
И письма любящей Татьяны,
И Германа порочный круг?

Когда мы в горестях за кружку
Берёмся в обществе друзей,
То вспоминаем: как там Пушкин
Томился с нянею своей?
С ним не расстанемся, бесспорно,
Мы и до старческих седин:
Ему все возрасты покорны,
Хоть много нас, а он один. ;)



© 15.11.2003, stihi.ru в сборнике stihi.ru

Antonische

Осенние думы


Безрадостна поздняя осень:
Унылый льёт дождь за окном,
Дневной полусумрак несносен,
Пропитанный ленью и сном.

Из дома на сырость и холод
Не хочется носа казать;
Сидишь, словно к месту приколот,
Не в силах с тоской совладать.


Но чем беспросветней ненастье
И чем чем безотчётней печаль, —
Тем больше мечтаешь о счастье
И думы уносятся вдаль:

Цветущее грезится лето
С обилием пойменных трав
И трель соловьиная где-то
Средь буйно-зелёных дубрав;

Уж мнится, что небо ласкает
Безоблачной ясностью взор,
Что будто бы благоухает
Вокруг беспредельный простор,

А между камней и корений
Родник неустанный журчит...

Ах, нет! это — ливень осенний
По стёклам оконным стучит.


Безрадостна поздняя осень:
Унылый льёт дождь за окном,
Дневной полусумрак несносен,
Пропитанный ленью и сном.

Из дома на сырость и холод
Не хочется носа казать;
Сидишь, словно к месту приколот,
Не в силах с тоской совладать.


( 1989 г., stihi.ru в сборнике stihi.ru )

Antonische

У нас в физ-мат школе, где я учился, как ни странно, были некоторые весьма способные математики, в физике не шарившие совершенно.
И вот одному из таковых попался на экзамене по физике билет про спектроскоп.
Собственно, ему было, наверное, всё равно, какой окажется билет: он ведь так и так толком-то ничего не знал, но зато на все имел шпоры. Вот и тут он старательно срисовал со шпор чертёж с ходом лучей в спектроскопе и пошёл сдавать.

Физик у нас был мировой дядька, понимающий, прекрасно знал ситуацию с этим бедолагой-вундеркиндом и потому никаких доп.вопросов ему задавать не пытался; но увы, в комиссии, кроме него, были и другие, кто этой пикантной ситуацией не владели, а потому кто-то из них сдуру задали отвечающему вполне безобидный с виду вопрос в точности по теме:
"Скажите, а изображение какого предмета мы видим в спектроскопе?"

Парень не почувствовал ни малейшего подвоха и сразу бодро выдал:
"А что тут непонятного-то? На что наведём, то и увидим!"

Комиссия начала удивлённо гудеть и шушукаться, а тот, кто задавал вопрос, попытался спасти положение, предлагая экзаменуемому самому понять, что ответ неверен, и исправиться:
"Ну, допустим, представьте, Вы наведёте спектроскоп на корову.
Что же Вы тогда увидите в спектроскопе?"

Ответ последовал немедленно и столь же уверенно:
"Как что? Семь коров, конечно!"

Автор вопроса слегка уронил челюсть от неожиданности, остальные уже начали икать и сползать со стульев...

"А почему же именно семь ?"

"Конечно, семь: Красную, Оранжевую, Жёлтую, Зелёную, Голубую, Синюю и Фиолетовую !"

Когда первая волна истерики и конвульсий членов комиссии слегка улеглась, наш физик попытался спасти положение наводящим вопросом:
"Ты перечислил 7 основных цветов радуги. Но ведь это только условные обозначения 'чистых' цветов, а ведь бывают же ещё и смеси, полутона... Ты же знаешь, что цвет определяется частотой света, а она непрерывна, а не дискретна, — так почему же ты насчитал только 7 коров?"

Этот довод заставил-таки парня задуматься: ведь понятия непрерывности и дискретности ему были хорошо известны из математики, с которой у него всё было несравненно лучше.
Но раздумья длились не более пары секунд...

"А-а-а-, я понял! Действительно, коров будет не 7, она будет одна. Но у неё будет морда красной, а хвост — фиолетовый!"

*

Ясное дело, что комиссия после этого долгое время была просто не в состоянии продолжить свою работу... |-))))))