AnKiri

Союзу США-КСА-Израиль быть?

Едва произошел разгром организации «Исламское государство», как дремлющие конфликты на Ближнем Востоке — или, если сказать вернее, отошедшие на второй план на время взлета и падения джихадистского проекта — стали пробуждаться. Сначала это были национальные притязания курдов Ирака, быстро подавленные, в ожидании уже известной всем участи, уготованной их собратьям в Сирии. Обострение наиболее глобального для арабского мира конфликта между Саудовской Аравией и Ираном, двумя главными региональными державами, который в конечном счете стал олицетворением некой извечной войны между суннитами и шиитами.
Падение всеобщего врага на Ближнем Востоке стало сигналом к активизации уже давно зревшего передела сфер влияния региона. «Бомба» для дестабилизации региона была подброшена ещё в середине октября, когда президент Дональд Трамп заявил о выходе в одностороннем порядке из ядерной сделки, заключенной в июле 2015 года между великими державами (США, Великобритания, Франция, Россия, Китай и Германия) и Исламской Республикой Иран в отношении ее спорной ядерной программы.
В нынешнем переустройстве Ближнего Востока вырисовывается невиданная прежде ось между Саудовской Аравией, Израилем и США, объединившимися по принципу их общей ненависти к Ирану и желания уменьшить его воздействие на регион. После прихода в Белый дом Дональда Трампа и молниеносного восхождения молодого саудовского наследного принца Мухаммеда бен Салмана возможность доселе невообразимого союза резко возросла. С января месяца Джаред Кушнер, зять американского президента, беспрестанно ездит туда и обратно между Иерусалимом и Эр-Риядом (а также Абу-Даби, столицей Объединенных Арабских Эмиратов) с целью оформления этого союза. Это тектоническое движение, долго остававшееся неторопливым и скрытным, ускорилось с приходом к власти в Персидском заливе нового поколения, не скованного табу своих предшественников. Лидер саудовского королевства Мухаммед бен Салман и наследный принц Объединенных Арабских Эмиратов Мухаммад ибн Зайд аль-Нахайян не обременяют себя «священным делом» палестинского народа. Они поглощены мыслью об Иране, как и Израиль, который прекрасно понял, что арабов легко разобщить — они готовы это делать сами, как в недавнем катарском дипломатическом кризисе. По целому ряду вопросов это действительно так.
Еще немного, и этот новый альянс всплывет на поверхность. Альянс между США, Израилем и странами Персидского залива стал бы беспрецедентным сочетанием военной и технологической мощи, финансового капитала и энергоресурсов для Ближнего Востока. Так что, в скором времени, нам всем следует ждать новую — или, если сказать вернее, хорошо забытую старую американскую в пьесу на тему морали, где силы добра выступают против сил зла. Но неудобная правда заключается в том, что это будет просто союз нефти и доллара, между идеологически несовместимыми странами направленный на «большой отжим», который ещё не раз сотрясет регион.

AnKiri

Мир в Сирии – мечта становится явью

Сейчас Москва играет в арабском мире гораздо большую роль, чем во времена Советского Cоюза. Поражает то, что Путин, несмотря на международный протест, не просто вмешался в ситуацию в Сирии, но и добился реальной деэскалации в регионе. И шанс для этого ему предоставили США, которые постепенно уходят с мировой арены.
Россия помогла правительству Асада выжить и при этом расширила свое военное присутствие в Сирии, тем самым потеснив США на позиции ключевого внешнего игрока в регионе. Москве удалось наладить переговоры во имя мира между непримиримыми региональными центрами в том числе Ираном и Турцией. Даже Саудовской Аравии пришлось протаптывать тропинку в Кремль.
Российские авиация, спецназ и техника стали для раздробленных и ослабленных сил Асада надежной опорой, а проиранские шиитские силы обеспечили необходимую массу живой силы, буквально вытолкнувшую боевиков из умирающей Сирии. Сирийским правительственным войскам и их союзникам удалось вернуть под свой контроль все крупные населенные пункты в стране. Да конечно, т.н. сирийская оппозиция еще не полностью разгромлена, но в значительной мере деморализована и не способна самостоятельно расшатать крепнущий мир. Все попытки Вашингтона объединить и вооружить сирийскую оппозицию провалились.
Некоторые из союзников Вашингтона, которые долго добивались смещения Асада, в итоге решили позаботиться о своих собственных стратегических интересах. К примеру, для Анкары это в первую очередь предотвращение появления какого-либо автономного курдского образования. Эти интересы заставили Анкару пойти на сотрудничество с Тегераном и Москвой.
Сейчас в Казахстане идёт восьмой раунд переговоров. В нем планируется участие делегаций от России, Турции и Ирана как стран-гарантов прекращения огня на территории республики, делегаций правительства и оппозиции САР, а также ООН, США и Иордании как наблюдателей.
На фоне дипломатического закрепления мира, благодаря усилиям России сотни сирийских семей возвращаются к мирной жизни и возвращаются или пытаются вернуться на родину и восстановить свои дома. По данным МО РФ, только за последнюю неделю в Дейр-эз-Зор, Абу-Кемаль и Пальмиру вернулись почти 4,5 тысячи беженцев.
Сирийский кризис переживает поворотный момент. Наступило время восстановления экономики и преодоления гуманитарного кризиса.

AnKiri

Легитимнизация применения силы, США дали индульгенцию на агрессию против Ирана

Внешняя политика США всегда характеризовалась применением силы. На сегодняшний день этот компонент остается ведущим средством реализации внешних планов страны. Поэтому большое внимание уделяется легитимнизации права её применения перед мировым сообществом. Акцент на это направлении говорит о том, что США не откажутся от использования грубой лжи, если того потребует внешняя политика США. Власти Штатов всегда понимали, что информация – это сила. Поэтому развитие информационно-пропагандистского направления крайне важно для этой страны. Разработки часто и активно применяются во внешнеполитических операциях. Внешняя политика США в 21 веке направлена на то, чтобы перевес в информационных факторах оставался всегда на стороне Америки. Не допустить лидирования в той области какой-либо другой страны – одна из важнейших задач. Для Америки не менее важно, чтобы её сила и мощь были признаны во всем мире, вызывая трепет и подчинение. Для Америки одну из главных ролей играет закрепление своей роли «миротворца» и её признание на мировом уровне. Это позволит им делать что угодно, как угодно и где угодно, на территории любого государства в угоду своим экономическим и политическим интересам.
Ярким примером подобных инсинуаций является знаменитая пробирка с сибирской язвой, которой Колин Пауэлл тряс перед вторжением в Ирак заявляя, что это вещество является иракским ОМП, и потому надо немедленно воевать. 5 февраля 2003 года на трибуне Совета Безопасности ООН в своей программной лекции о вреде Саддама Хусейна он в течение полутора часов демонстрировал аудитории «неопровержимые доказательства» наличия у Багдада оружия массового поражения — спутниковые снимки, данные радиоперехватов, допросов иракских перебежчиков. Все то, что позднее в 2004 году в прямом эфире телеканала «NBC» во время телемоста Иордания-Вашингтон в рамках шоу «Встреча с прессой», покаявшись, назвал дезинформацией. К слову, это заявление настолько шокировало Эмили Миллер, находившуюся в студии помощницу Пауэлла, что та велела оператору отключить камеру, вызвав скандал не менее оглушительный. Пауэлл заявил следующее: «Данные ЦРУ о наличии в довоенном Ираке передвижных лабораторий по изготовлению биологического оружия оказались неточными и неверными и даже намеренно дезинформирующими. Я крайне разочарован и сожалею об этом».
Примечательно, что именно этот случай вспомнил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф ознакомившись с новым «политическим шоу» — выступлением постпреда США при ООН Никки Хейли, обвинившей Тегеран в поставках ракетного оружия мятежникам-хуситам в Йемене.
«Когда я работал в ООН, я уже видел подобное шоу, и я знаю, что за этим последовало» — написал он в своем «Twitter».
Действительно, вызывает большое сомнение, что столь крупное вооружение возможно импортировать из Ирана в условиях тотального морского и воздушного контроля йеменских побережья и территории силами аравийской коалиции. В мониторинге задействованы также космические спутники США и Великобритании, оказывающие коалиции техническое и военное содействие. Не увидеть ракеты длинной в несколько метров просто невозможно.
Как показывает новейшая история, США очень основательно и заблаговременно готовят информационную почву для реализации своей силовой компоненты внешней политики. Этому нас также научила и Югославия и Сирия, да и расширение военно-политического блока НАТО несмотря на все предшествующие договоренности. Сегодня нам следует ожидать продолжение данной стратегии США и её проекта-клона НАТО на Ближнем Востоке – «Лиги арабских государств» во главе с Саудовской Аравией. И Йемен, похоже, лишь проба сил перед решающим рывком – уничтожением, так и не падшего от американских санкций, Ирана.

AnKiri

Дипломатический провал Саудовской Аравии

12 декабря в Женеве официальный представитель объединенной делегации сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди заявил, что сирийская оппозиция считает невозможным продление пребывания у власти президента Сирии Б.Асада. Традиционно, обвинив Асада в «жестокостях», он подчеркнул: «Мы не готовы к новому приглашению или продлению мандата тому, кто совершил это в Сирии». Требование о немедленном уходе Асада содержится в коммюнике объединительной конференции оппозиции в Эр-Рияде. При этом подчеркивается, что только после ухода Асада будет возможность начать переходный период.
Делегация правительства Сирии, участвующая в переговорах в Женеве, настаивает на снятии этого требования. При этом обратим стоит отметить, что по данным «Института Ближнего Востока» де Мистура проинформировал оппозицию, что у нее больше нет международной поддержки, а провал переговоров в Женеве означает их замену конференцией сирийского национального диалога в Сочи, а также то что правительство Сирии отказывается от переговоров.
По информации интернет-издания «Аль-Арабия», де Мистура на встрече с делегацией оппозицией 11 декабря подчеркнул, что смена власти в Сирии должна осуществляться через принятие новой конституции и проведение выборов. Таким образом, новая эр-риядская группа провалила все возможные варианты монополизации за собой выражения мнения оппозиции в женевском формате, и тем самым фактически дезавуировала его.
Данный сценарий развития событий фактически означает провал планов США за счет «единой оппозиционной группы» сделать переговоры в Женеве безальтернативными. В данном случае остается загадкой только позиция собственно самого Эр-Рияда, который непонятно для чего приложил очень много усилий для создания единой делегации оппозиции, но при этом априори сделал ее недоговороспособной с самого начала. Если бы Эр-Рияд не надеялся на прогресс в обновленном составе делегации, то не стал бы в очень срочном порядке менять все руководство «эр-риядской группы» По крайней мере выглядит очень наивным стремление участвовать в переговорах с Дамаском, требуя в качестве предварительных условий уход Б.Асада. Это говорит либо о крайней политической наивности политиков из Эр-Рияда, либо о сознательной позиции по саботажу женевского формата переговоров. И этот момент безусловно Москву устраивает, поскольку выдвигает автоматически на первый план переговоры в Астане и Конгресс сирийского национального диалога. Главное в данной ситуации добиться в результате созыва последнего максимального практического эффекта.
На этом фоне дипломатического провала Эр-Рияда помимо выдвижения чисто дипломатических альтернатив переговорам в Женеве важен и аспект военного выдавливания подконтрольных Королевству Саудовской Аравии (КСА) и групп в лице «Джебхат ан-Нусры» из районов центральной и южной Сирии. В любом случае «недоговороспособные» суннитские анклавы здесь должны быть зачищены тем или иным способом в рамках ликвидации или крайней минимизации саудовского влияния на ситуацию в Сирии. Именно это процесс, наряду с стимулированием начала серьезной борьбы за доминирование в Идлибе между Турцией и КСА, должен окончательно минимизировать саудовский фактор присутствия в Сирии и сделать возможным переформатирование тех же переговоров в Женеве в более договороспособную форму.

AnKiri

После военного поражения «Исламского государства» стратегия США и их основных союзников на Ближнем Востоке — Саудовской Аравии и Израиля претерпела существенные изменения. Усилив своё присутствие на Ближнем Востоке США приступили к активной стимуляции саудовско-израильского сближения. Кроме того, имеют место попытки дестабилизации обстановки в ближневосточных государствах уже не с помощью поддержки джихадистов, а с помощью новоапробированной американцами «гибридной войны». К таким акциям относится, в частности, отставка Саада Харири в Ливане и новая эскалация конфликта в Йемене.


Очевидно, что США пытаются создать на Ближнем Востоке коалицию «умеренных» арабских государств во главе с Саудовской Аравией, куда должны войти Египет, Иордания, ОАЭ и Бахрейн, с целью изоляции Ирана.
Под дирижирую палочку американцев, в саудовском обществе и структуре управления государством происходят поразительные трансформации. Саудовский социум переходит от традиционного и племенного к обществу модерна. В этой модернизации наследник престола принц Мухаммед бен Сальман получил гласную поддержку от президента США Дональда Трампа. Основными группами поддержками Мухаммеда бен Сальмана выступают женщины и молодежь, более всего заинтересованные в переменах в общественной и политической жизни королевства. Вместе с тем, ряд мероприятий Мухаммеда бен Сальмана носит утопичный характер и не может быть реализован. Одной из целей, которые, по мнению иранского аналитика, ставит перед собой Мухаммед бен Сальман, является преодоление ваххабизма и диктата ваххабитского духовенства в стране. Большим стимулом для таких действий саудовской элиты стали подъем и экспансия террористической организации «Исламское государство». Террористическая организация вдохновлявшаяся во многом нетерпимой, экстремистской идеологией, разработанной ваххабитскими проповедниками Саудовской Аравии, стала на определенном этапе представлять серьезную угрозу самому королевству.
Как известно, саудиты могут примириться с любыми лишениями и кризисами в исламском мире, при условии, что они происходят не с ними. В связи с этим в Саудовской Аравии происходит постепенная секуляризация и поиск новой идеологической доктрины. Ей, скорее всего, станет концепция арабской идентичности и арабского ультранационализма, построенная американцами на опыте трансформации украинского общества, взамен в конец «запятнанной» — «религиозной идентичности» государства. Однако любые реформы неизбежно вызывают противоречия в обществе, поэтому необходим выбор врага, образ которого будет это общество консолидировать. На роль такого врага выбран Иран. В связи со сменой идеологии в КСА возможна нормализация отношений саудовской элиты с шиитами как внутри самого королевства, так и за его пределами, в частности в Ираке. Доказательством служат недавние визиты шиитских лидеров Ирака Муктады ас-Садра и Аммара аль-Хакима в Эр-Рияд. В этой связи Эр-Рияд прилагает политические усилия для того, чтобы вырвать Ирак из-под иранского влияния.
США не допустят полной стабилизации на Ближнем Востоке и будут будоражить там обстановку силами своих союзников и марионеток, таких как Саудовская Аравия или тех же сирийских курдов. Ситуация усугубляется тем, что для Вашингтона важно сохранить военное присутствие в Сирии, в то время как по международному праву нахождение их войск там незаконно. Поэтому в скором времени следует ожидать, что дестабилизация обстановки в регионе перекинется из Сирии и Ирака в Ливан и Йемен, создав угрозу позициям движения «Хизбалла». Помимо происков США текущий кризис в странах Ближнего Востока обусловлен тем, что ни одна из моделей исламской идеологии, разрабатывавшейся в последнее время, не оказалась готова к социальным трансформациям. Это справедливо в отношении ваххабитской доктрины в Саудовской Аравии, теории революционного шиитского ислама, разработанной в Иране и исламского модернизма, ставшего в последние годы идеологией Турции.

Источник: "Блог Ближнего Востока" —
cont.ws