← All posts tagged дао-какао

Однажды, когда Шри Япутра был ещё учеником, учитель Чхишвабрашван решил проверить его знания.
— Скажи-ка Шри Япутра, что ты думаешь об имене проявленном?
— Имя проявленное, — заучено протараторил Шри Япутра, — Это составная часть водоворота имён.
— Чего-о-о? Какой такой водоворот? — нахмурился Чхишвабрашван.
— Ну, все думают, что ты Учитель, сам ты думаешь, что Чхишвабрашван, а некоторые думают — Шри Япутра.
— Что-то я не вкурил, — почесал затылок Чхишвабрашван.
— Вот именно, — заулыбался Шри Япутра, — А на самом деле ты — Нивхурил.

— Учитель, а конец света наступил? — сгрудились вокруг Шри Япутры взволнованные ученики.
— Да, — ответил тот, не задумываясь.
— Так что же, мы все мертвы?
— Все, как один, — подтвердил спокойно учитель.
— Но как же... мы же... вот же... — неуверенно загомонили ученики, — Мы же ничего такого не ощущаем.
— То есть чувствуете себя вполне естественно, да?
— Да.
— Ну так всё правильно. Живые находятся в состоянии жизни. Мёртвые находятся в посмертном состоянии. Одним — одно, другим — другое. Но и те и эти чувствуют себя вполне естественно, так как находятся в соответствующих статусу состояниях.

Неподдельный ужас читался в глазах остолбеневших учеников.

— Ммда, вы и при жизни то не отличались особой сообразительностью, — усугубил картину мира Шри Япутра.

Шри Япутра боготворил творчество Казимира Малевича. "Идёт нарасхват", — нахваливал он, — "А рисовать легко. Один Нивхурил только за вечер до двадцати квадратов выдаёт, если его правильно посохом вдохновлять".

Шри Япутра сидел на корточках на песке и тыкал указательным пальцем в ползающую перед ним змею. Он внимательно следил за всеми её движениями и за доли секунды до броска спокойно убирал руку из зоны поражения.

— Что такое концентрация внимания, учитель? — спросил Нивхурил, опасливо поглядывая на ядовитую гадину и стараясь находиться за спиной Шри Япутры, словно за живым щитом.

— Концентрация внимания — это змеиный яд, — ответил учитель, — Мастер и тому, и другому найдёт применение. А дилетант потравит нахер окружающих своими рассуждениями о грёбанных "прозрениях", полученных им, якобы, во время конце...
Шри резко оборвал свою мысль, рванул с земли посох, вскочил на ноги и, круто разворачиваясь в прыжке, занёс над головой свой любимый инструмент обучения. Но было уже поздно. Нивхурила и след простыл.

— Мой лучший ученик,- с гордостью сказал Шри Япутра змее.
— Толковый малый, — согласилась та.

— Это Вы учитель Шри Япутра? — двое мужчин в отутюженных костюмах с серьёзными лицами стояли на пороге кельи Нивхурила.

— Я во многом Шри. Но не всегда Япутра, — схитрил тот, не желая будить учителя, находившегося в глубокой послеобеденной медитации.

— А диплом какой-нибудь имеется? — вежливо поинтересовались гости, — Нам не хотелось бы учиться у дилетанта.

— Ну а как же. Имеется и диплом, и лицензия, и рекомендации — ответил им Нивхурил и отвёл к огромному баобабу, стоящему посреди заднего двора.


С тех пор прошло много лет, но на заднем дворе ничего, считай, не изменилось: баобаб, тень от баобаба, хлам, говно и какавные очистки.

Однажды, когда Шри Япутра был ещё послушником в монастыре, учитель Чхишвабрашван решил устроить своим ученикам маленький экзамен. Отвел их всех в кинотеатр на какую-то трёхчасовую мутотень и дал задание: "За первые тридцать минут фильма с помощью созерцательного погружения в видеоряд попытаться увидеть конец кинокартины. Записать кратко увиденное на листике бумаги и бросить записку в специальный ящик".
Фильм начался. Ученики созредоточенно приступили к выполнению задания. Первые пол-часа одни из них пристально пялились на экран, другие медитативно омкали с закрытыми глазами, а оставшееся время все вместе нервно грызли ногти, переругивались и с дрожью в сердцах ждали окончания сеанса. И только один Шри Япутра уютно развалился в своём кресле и спокойно проспал весь фильм, написав в записке только два слова: "финальные титры".

"Тебе ещё далеко до совершенства", — бывало говаривал Шри Япутра отражению в зеркале. И тут же добавлял: "Ничего, будет и на нашей улице праздник. Достучимся и мы". И без тени сомнения бил себя бамбуковой палкой по лбу проходящего мимо ученика.

Шри Япутра тоже написал письмо Деду Морозу. Нивхурил выкрал письмо из почтового ящика и после отбоя шёпотом зачитал его остальным ученикам. Волосы встали у всех на головах. "Нельзя, что бы это письмо достигло адресата", — постановил подпольный ученический комитет. И письмо было уничтожено.
"Письмо было уничтожено. Ага, щаз", — передразнил Шри Япутра: "Всё равно я получу на Новый Год посох, как у Деда Мороза". Он наслюнявил марку с образом великого русского художника Пушкина, наклеил её на новый конверт и мечтательно уставился на убывающую луну. "Такой же крепкий... такой же длинный... с тяжёлым набалдашником...", — еле слышно повторял он и незаметно для себя всё глубже проваливался в объятия умиротворяющего дзенского сна.

Весь день ученики, приходившие к Шри Япутре, не могли увидеть любимого наставника. Весь день у кельи учителя дежурил Нивхурил и никого не впускал.
— Учитель постигает глубочайшее, — важно отстранял он всех твёрдой рукой и цитировал Дао Дэ Цзин в переводе Ян Хин Шуна: "От одного глубочайшего к другому — дверь ко всему чудесному". Цитировал, а сам озабоченно поглядывал на огромные песочные часы.
Наконец, когда последняя песчинка переместилась из верхней колбы часов в нижнюю, Нивхурил осторожно просунул голову в келью Шри Япутры, улыбнулся двум обнажённым и мокрым от пота жрицам любви и подобострастно спросил:
— Учитель, продлять будем?

Шри Япутра в принципе был к музыке равнодушен. Любил только гавайскую гитару. Такой маленький и аккуратный инструмент. Но из-за того, что гавайские гитары весьма хрупки и достать в родной деревне их сложно, пользовался Шри Япутра ей очень редко — только по праздникам и в особо знаменательные дни. И тогда сухой треск разбиваемой о черепа учеников бамбуковой палки ненадолго сменялся весьма мелодичным и праздничным звуком разбиваемой о черепа учеников гавайской гитары.

Во время вечерней медитации к Шри Япутре ворвался какой-то оборванец и в полумраке кельи начал трясти его за плечо, умоляя наставить на путь истинный.
Шри Япутра снизошёл до просьбы незнакомца и тихим голосом ответил ему что-то.
— Я не расслышал, о Учитель. Повтори пожалуйста. — испуганно запричитал оборванец и приблизил своё ухо к самым губам Шри Япутры.
Шри Япутра великодушно снизошёл и до этой просьбы.
— А-а-а-ах, — застыл поражённый новопросветлённый, а затем задом вывалился из кельи и с горящим взором бросился за ворота, по пути со всей дури двинув кулаком в гонг:
— Ба-ам-м-м-мммммммм!!!!
— А? Чё? — всхрапнув и с трудом разлепляя веки, забеспокоился Шри Япутра. — Ужинать пора, да?

— Я бу-уду до-о-о-олго гнать велосипед... — напевал Шри Япутра, неспешно прогуливаясь по дороге и постукивая бамбуковой палкой по ободку сандалии.
— Учитель, что это за мантра такая? — спросили бредущие следом ученики.
— Повторяющий её 88 раз в день от начала до конца со всеми припевами, постигнет истинную суть вещей. — высокопарно ответил Шри. А когда с шумом и гамом возбужденные ученики убежали учить слова, перечитал записи в истрепаной жёлтой тетради и добавил:
— Ну а почему нет?

— Ну как там, выбрали нового владыку в Белой Уруссии? — ухмыляясь спросил Шри Япутра с самого утра, даже не испив традиционной бодрящей какавы.
— Крепкие парни, все как один выходцы из шалавалиньского монастыря, не позволили нарушить статус кво, Учитель. — проинформировали его ученики, дежурившие всю ночь в чириктере и славножульнире.
— Да, да, я всегда говорил, что в шалавалине духовное развитие ставят во главу угла. Только окончательно и бесповоротно просветлённые могут обращаться так со своими народом. — задумчиво прокомментировал Шри Япутра.

И пришли ученики к Великому Шри Ямапутре. И сказали ему:
— О, Учитель, в стране, называемой Белой Урусией выбирают владыку.
— А старому, что, уже яйца отрезали? — удивился тот.
— Вроде нет, — переглянулись ученики, — Не слышали мы о таком.
— Ну тогда не ебите мне мозг и быстро все на плантации какаву окучивать. — заорал Шри на учеников, — Завтра селекторное совещание и всякий, не выполнивший план...
Дальнейших слов ученики не разобрали, торопясь следовать мудрым наставлениям. Да оно и к лучшему, что не разобрали, уж очень нелицеприятные картинки рисовал Учитель.

Когда на Новый Год Шри Япутра подарил учителю Чхишвабрашвану айпад, с любовью вырезанный им из пенопласта, сопровождая всё какой-то заумью про иллюзорность мира, Чхишвабрашван понял, что с этой стороны больше не будет инвестиций и пора набирать новых учеников. Он, с плохо скрываемым раздражением швырнул подарок в лицо ученику и сказал:
— Ты полностью просветлился, Шри Япутра. Можешь больше не приходить ко мне. Тебе больше нечего мне дать.
— То-то же, старый пердун. — ответил Шри учителю.
Но летописцы подумали, что ослышались и переврали слова Чхишвабрашвана. "Мне больше нечего тебе дать" — накорябали они в своих бложиках. И только слова Шри Япутры были записаны верно. А значит именно его учение наименее подверглось искажениям времени и переписчиков и является истинно истинным.

Однажды, когда Шри Япутра был ещё учеником, учитель Чхишвабрашван стал возмущённо говорить при нём о лживости и лицемерной продажности всяких наук, вроде статистики и матана:
— Даже географии нельзя верить. — возмущенно сокрушался Чхишвабра и горестно качал головой.
— Почему-у-у? — осторожно спросил Шри Япутра.
— Потому-у-у, — противно передразнил его учитель, — Идёшь на запад, а приходишь всё время с востока, идиот.
После этих слов Япутра слегка просветлился и окончательно понял, что и он сможет без проблем быть Великим Учителем

Изредка погыгикивая Шри Япутра смотрел 13-ую серию мультсериала "Маша и медведь". Ученики недоумённо переглядывались. "Тупые ибланы. И имена у них идиотские" — мысленно отмахивался {посохом} от них Великий Учитель. И был, как никогда, искренне прав.

— Учитель, у меня есть жена, но Вы утверждали, что просветлиться можно, только соблюдая воздержание, — подошёл к Шри Япутре один из учеников. — Но ведь тогда я не смогу продолжить род свой. Как же быть?
Спросил так, зажмурился и втянул голову в плечи. Но просветления не наступило. Ученик приоткрыл один глаз. Шри Япутра смотрел на него предельно ласково:
— Приведи свою жену сегодня на закате и оставь у меня на ночь. Я посмотрю, что для тебя можно сделать

Шри Япутра шёл по дороге. Верные ученики плелись за ним на некотором расстоянии. "Соблюдаете безопасную дистанцию?", — не останавливаясь желчно спросил Япутра. "Соблюдаем, о Учитель!" — еле слышно прошептали ученики, чувствуя, что сейчас они просветлятся если не все, то многие. "Боитесь, идиоты" — то ли утвердительно, то ли вопросительно произнёс через некоторое время Шри Япутра. "Боимся, о учитель!" — ответили некоторые ещё не просветлившиеся. "Тогда не ходите больше за мной!!!" — заорал Великий Япутра и погнал бамбуковой палкой учеников перед собой