← All posts tagged книги

Дмитрий Глуховский, "Текст".

Немного стыдно даже за такую поп-беллетристику сомнительного качества, но вот пока сидел в аэропорту, впервые купил (!) на литресе книгу. Сабжевую.

У меня бывают такие моменты, когда хочется зачерпнуть чернухи и дерьмеца, да накидать его в себя поскорее. Вот общая канва повествования "Текста" — про это: преступники, менты, подставы, матюги, грязь и безнадёга. Т.е. художественной ценности тут ноль.

Однако, если под настроение такой жанр заходит, то есть и положительные моменты в произведении.
Свеженькая идея завязывать сюжет через переписку ГГ с чужого телефона, выдавая себя за обладателя оного.
Попытки Глуховского пофилософствовать в чернушных реалиях, конечно, не дотягивают до "Преступления и Наказания", но появляется хотя бы намёк на приличную (негопническую) мораль.
Язык достаточно живой, поэтому много времени книга не отнимет, и высока вероятность, что когда вернётся нормальное настроение, последняя глава уже будет прочитана.

Так что если кто в себе замечал желание тихонечко поесть нечистот (должны же у человека быть маленькие тайны) и порефлексировать о ненужном — "Текст" на несколько часов вполне удачно составит вам компанию.

"Бесы", Достоевский.

С места в карьер: теперь мой любимый роман Достоевского — именно "Бесы". Теперь по порядку (как обычно стараюсь без спойлеров для не читавших).

Во-первых, Достоевский. Это — уже многое: бессчетное количество мыслей и (именно что) "дум" возникают прямо в процессе чтения. Более того, хочется думать и рассуждать не о деталях (взгляды на политические и религиозные вопросы у нас с Фёдором Михайловичем всё-таки разные), а "вообще". Благо, эти детали подаются именно как повествование и не форсируются, что добавляет ощущение уважения к читателю.
Опять же, расслабляющий и погружающий авторский стиль, который хочется поглощать бесконечно, давно уже ни для кого не секрет.

Во-вторых, неожиданное нарастание драмы и даже твисты в последней части романа. Твисты у Достоевского, как положено, реалистичные, что означает отсутствие ходов вроде "сейчас вот героя почти убили, но в последний момент влетает положительный персонаж и всех хороших спасает, а плохих убивает". Однако, даже на таком, казалось бы, скудном поле для фантазии, в "Бесах" случаются поистине неожиданные происшествия (я так впечатлился, что не мог отложить книгу до 4 часов ночи).

В-третьих, живое и меняющееся отношение автора к персонажам. Если читатель ещё не знает ничего про подноготную одного из представленных героев, рассказ о нём поведётся в более-менее нейтральном тоне. Когда характер раскрывается, меняется и оттенок его действий и поступков. Особенно такой подход заметен в том, что в "Бесах" у автора есть и "свой" герой, который так или иначе присутствует при многих событиях.

В-четвертых связано с "в-третьих". Первые описания персонажей (кажущихся основными поначалу) прямо сквозят тонкой дружелюбной насмешкой (см. как автор рассказывает про заслуги Степана Трофимовича) и кажется, что роман будет о большом горе "маленького" человека. Потом вводятся новые персонажи и мелькают любовные линии. Затем вдруг политика, нагнетается атмосфера. И так, глава за главой, всё настроение происходящего постоянно меняется, ни разу не провисая, что интересно с точки зрения погружения читателя.

Скорее всего, без подготовки забыл упомянуть что-то ещё важное, но, на мой взгляд, и перечисленного более, чем достаточно.
Истинно говорю: восторг и восхищение.

По давней рекомендации жены взялся и прочёл "Большие Надежды" Диккенса.

Добрых три четверти книги меня мучила растянутость сюжета и слишком серая, обыденная повседневность. Интересные события происходят крайне редко, а остальные будто придуманы просто для увеличения объёма произведения.

Забавно, что дочитав книгу, я для себя многое переосмыслил. Во-первых, стала понятна необходимость некоторых, на первый взгляд незначительных, событий. Во-вторых, небольшое описание труда автора над книгой внесло ясность. Там говорилось, что произведение печаталось в периодике частями, и что сам Диккенс говорил, мол, вы не представляете, как сложно быстро и качественно придумывать развитие истории (отсюда, понятно, и провисания). В-третьих, в этой же статейке были упомянуты главные идеи всей книги, которые для меня при прочтении отодвинулись на второй план. Однако, после переосмысления идеи автора, я понял, что сам, видимо, изначально неправильно себя настроил: ждал плюс-минус приключений в духе "Оливера Твиста", а получил нечто схожее с русской классикой, которую я люблю.
Главный герой не то чтобы отличался явным честолюбием, и воспринимался мною в целом положительно, но если рассматривать всю историю как поучительную, мол, будьте хорошими мальчиками и любите своих близких вне зависимости от свалившегося с неба счастья, то всё по делу и няшно.

Эксмо как всегда делает меня грустной пандой. Оказывается, в далёком 2013 году Харуки Мураками выпустил очередной большой роман. Вышеупомянутое издательство за полтора года до сих пор не осилило перевод. Чего уж говорить о вышедшем спустя год сборнике рассказов.
Зато теперь я знаю, что буду читать в этом году (ведь в этом же — успеете, правда, Эксмо?).

Вчера закончил "Идиота" и впал в страшное огорчение: последний раз я получал такое (может, даже чуть меньшее) удовольствие от стиля повествования, когда читал Великого Гэтсби. При чём, у Достоевского сложнее понять почему всё происходящее так нравится, ты просто наслаждаешься текстом. Но эта как_всегда_бессмысленно_жестокая концовка просто обрубает желание искать мораль и анализировать события, особенно на фоне относительно позитивного основного сюжета. В общем, следующую неделю буду поститься, молиться и слушать Радонеж, пока не отойду от впечатлений.

Прочитал "Двойника" Достоевского, задумался на время в поисках четкого определения собственных эмоций. Не нашёл, полез за помощью в интернет — посмотреть, чего народ пишет, как толкует спорные моменты. Отметил несколько нюансов, которые не увидел в книге, хотя действительно после прочтения достаточно очевидны. В итоге всё-таки остановился на оценке книги с некоторым сходством с Кафкой и шизой почти как я прикидывал в #2725637. Обобщённо, повесть определённо достойная, хоть и характерная по мнению икспертов только раннему творчеству автора; и вообще открыл для себя слово "доппельгангер".
Меж тем, заодно перепрогнал для себя "Горе от ума", на очереди "Мертвые Души" и "Идиот": что-то по второму разу от большой любви, что-то по первому от стыда.

Посмотрел "Двойника", который по Достоевскому. Оригинал как-то прошёл мимо и не могу сравнивать (пока — собираюсь наверстать), но атмосфера пробрала до молекулярного уровня. Излишний фарс иногда добавляет "юмора", который ещё больше запутывает чувства и отношение к происходящему. Полный омск, безумие и угар. Тематийный собрат — "Бойцовский клуб" — в своё время такого впечатления не добился.

Девушка в процессе чтения "Истории Англии..." Азимова нашла яркую параллель между описанными в книге событиями VIII века и тем, что описывает у себя Мартин (и что показывают в "Игре Престолов"). Скорее всего, где-то на фан-сайтах эта информация есть, но я всё прослоупочил и выношу сюда инфу для интересующихся.

Насколько Довлатов разный, настолько и ожидаемо-одинаковый. Подряд зачитал иронически-мрачную "Зону", бытовую "Иностранку" и авантюрно-биографический "Чемодан" (в процессе). Не глядя на различающиеся эмоциональные окрасы каждого из произведений, авторский стиль прослеживается в каждом слове.

Цитирую среднеклассового героя из "Чемодана":
"— До нашего рождения — бездна. И после нашей смерти — бездна. Наша жизнь — лишь песчинка в равнодушном океане бесконечности. Так попытаемся хотя бы данный миг не омрачать унынием и скукой! Попытаемся оставить царапину на земной коре. А лямку пусть тянет человеческий середняк. Все равно он не совершает подвигов. И даже не совершает преступлений…"

Хармс — очаровашка

Гоголь только под конец жизни о душе задумался, а смолоду у него вовсе совести не было. Однажды невесту в каpты пpоигpал. И не отдал.
Пушкин сидит у себя и думает: "Я — гений,ладно. Гоголь тоже гений. Но ведь и Толстой — гений, и Достоевский, цаpство ему небесное, гений! Когда же это кончится ?"
Тут все и кончилось.

Решил сделать перерыв в dive into deadpool: накачал нечитанного Хармса и Довлатова, буду чередовать, а то совсем забыл как художественная литература выглядит без латексных персонажей. Зато тут же не удержался и скачал пак Fables (тот, по которому Wolf Among Us сделан). Без малого 140 выпусков, а впереди еще почти весь дедпул: в общем, когда теперь до них доберусь — не ясно. Но в архивчик уже сложил, пусть ждёт своего времени.

"Цветы зла" закончились, сделав своё "чёрное" дело: теперь вместо апатии на моём планшете Computer Networks от Таненбаума, а заодно пачка новых комиксов. Вчера опробовал Sheltered про детишек, вырезавших всё взрослое население в своём посёлке, и прочие странности: особенно покорила надпись pre-apocalyptic tale на обложке. Хоть персонажи пока и раздражают тупостью, жду атмосферки в выпусках.

Иногда Бодлеровские душевные терзания похожи на тонкий троллинг современного ононимуса.

Когда затихнешь ты в безмолвии суровом,
Под черным мрамором, угрюмый ангел мой,
И яма темная, и тесный склеп сырой
Окажутся твоим поместьем и альковом,

И куртизанки грудь под каменным покровом
От вздохов и страстей найдет себе покой,
И уж не повлекут гадательной тропой
Тебя твои стопы вслед вожделеньям новым,

Поверенный моей негаснущей мечты,
Могила — ей одной дано понять поэта! —
Шепнет тебе в ночи: "Что выгадала ты,

Несовершенная, и чем теперь согрета,
Презрев все то, о чем тоскуют и в раю?"
И сожаленье — червь — вопьется в плоть твою.

Зимняя апатия начала спадать (а может, наоборот, поддерживаться?) посредством "Цветов зла" Бодлера. Атмосфера точно попадает в моё текущее состояние. Можно даже будет покетбуком обзавестись, раз такое дело.

Кстати, в Лондоне удалось отхватить оригинальное издание Ready Player One и первый (из десяти) том Transmetropolitan, включающий в себя 6 выпусков. И то, и другое уже прочтено, но привычка хранить бумажные варианты понравившейся литературы взяла своё.

Недавно добил Beyond Fear и в преддверии поездки в эти ваши Британии сразу же взялся за учебник по английскому за авторством Мёрфи. Как взялся, так и присел: оказывается, нам тут в школах лапшу на уши вешают, товарищи. Прогрессивные англичане, вона, научлись будущее время аж пятью разными способами излагать (shall, will, going to (be) и даже present simple с present simple continuous).
Теперь даже не знаю, что с этими знаниями делать: фильтровать необходимость той или иной формы в голове я точно пока не смогу с нужной скоростью.

В данный момент у меня "в разработке" сразу два произведения: научно-популярный (или хз как ещё назвать этот стиль) Beyond Fear про специфику безопасности как таковой, и Transmetropolitan, о котором я писал ранее. Оба порой так и просятся в цитатник, но — увы — читаю я их зачастую, когда под рукой нет компьютера.

Поэтому вот вам из Transmetropolitan навскидку:
"I only ever experience this City properly on the street. It only speaks to me here. The TV is too managed, the feedsites too much like a stage, the goddamn gated community too much like living in a paranoid middle-class bubble where everyone has fever dreams of dirty nasty City people bursting the wall in by sheer pressure of numbers crowded up against it."

Очередь из литературы у меня никогда не прекращается (сменяется только художественная на техническую и обратно), но теперь я себе решил добавить ещё одну "головную боль" в отношении планирования и определения порядка чтения: комиксы.
Пока начал с Transmetropolitan. Когда-то прочитал первые две части Kick-Ass, первые два тома третьей и спин-офф про Hit-Girl. Что будет дальше — страшно представить.

Кстати, меж тем попытался читать Хэмингуэя. Помимо того, что тематика любви на войне меня не прельщает, схема повествования "республика-революция-война-сюжет-республика-республика-революция-сюжет" тоже особо не восхищает. Так что дропаю и больше пробовать не буду, пожалуй.